Рекомендуем

Заказывал у них мастера remontholodilnikov.ru по ремонту холодильников миле.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





В советское время

Время с 1920 года и вплоть до развала Советского Союза в 1991 году (с перерывом на период нацистской оккупации 1941—1944 годов) можно условно назвать советским периодом в истории евреев Крыма. Сейчас, оглядываясь на прошлое, принято вспоминать об этом времени как о периоде непрекращающихся еврейских преследований, государственного антисемитизма и т. п., что будет, безусловно, не слишком верно. С одной стороны, советский период был временем борьбы с «религиозной пропагандой» и проявлениями «мелкобуржуазного национализма», и евреи страдали от этого ничуть не меньше, чем остальные граждане страны советов. У них, так же, как у остальных верующих, отбирались молитвенные дома, а священнослужителей раскулачивали, преследовали и ссылали в лагеря. В этом смысле советский период стал концом существования религиозной еврейской общины. Но только в советский период евреи были окончательно уравнены в правах с остальными гражданами бывшей Российской империи, и только в это время евреи получили возможность беспрепятственно получать высшее образование, работать на государственных постах и пользоваться избирательными правами. По этой причине, кстати, многие евреи активно участвовали в революционном движении — уж слишком несправедливо обращалось с ними царское правительство.

Более того, только в советский период, впервые после разрушения Второго Храма, евреи получили некое подобие государственной самостоятельности в виде Еврейской автономной области на Дальнем Востоке России, с центром в городе Биробиджане. Отдельно следует отметить беспрецедентную в европейской истории того времени еврейскую колонизацию Крыма и Украины, а также всерьез обсуждавшиеся на самом высоком уровне послевоенные проекты о создании в Крыму Еврейской Советской Социалистической Республики. Считая иврит «языком религиозного культа», советские власти способствовали развитию идиша, который они считали «языком еврейских трудящихся». К тому же именно в советское время, используя накопившийся за долгие годы дискриминации интеллектуальный потенциал, евреи стали получать высшее образование и превратились в одну из наиболее образованных прослоек советского общества. Не будет преувеличением сказать, что нельзя представить себе, как бы развивались советское кино, литература, музыка и наука без тысяч и тысяч талантливых актеров, ученых, врачей, композиторов, поэтов и писателей еврейского происхождения.

Этнографические типы караимов: Мордехай Моисеевич Шапшал, отец С.М. Шапшала (рисунок Б. Эгиза, 1939 г.)

Тем не менее именно в советское время случилась самая страшная трагедия в истории еврейского народа — Катастрофа*, унесшая с лица земли шесть миллионов ни в чем неповинных еврейских жизней. Как и другие жители СССР, евреи мужественно переносили тяготы этого страшного времени и с оружием в руках боролись со страшным врагом. В послевоенное время, преимущественно на фоне создания в 1948 году государства Израиль, отношение властей к евреям изменяется. На них начинают смотреть как на потенциальных предателей родины, сионистов и «безродных космополитов», несмотря на то что далеко не все советские евреи стремились уехать за рубеж. До сих пор непонятно, планировал ли Сталин массовую депортацию евреев в 1952 году или нет1. Несомненно одно — послевоенный период стал для многих евреев временем борьбы за свою этническую самоидентификацию и право быть евреем. Ситуация изменилась только с началом перестройки и распадом Советского Союза.

Давайте по возможности кратко рассмотрим, как выглядела история Крымской Иудеи в период после установления в Крыму советской власти в 1920 году.

* * *

Для религиозной общины советское время было, безусловно, эпохой невзгод и лишений, приведших евреев к практически полной секуляризации и утрате религиозных традиций. У проживавших в Крыму ашкеназов, караимов и крымчаков один за одним национализировали их молитвенные дома, уничтожали памятники истории, запрещали молиться и соблюдать традиции. Особенно тяжко пришлось, наверное, крымчакам, у которых были отняты все действовавшие до революции синагоги. В 1921—1922 годах, спасаясь от голода и невзгод, многие крымчаки эмигрировали в Палестину. Часть переселенцев позднее осела в США, основав там землячество «Крымских евреев в Америке». Крымчакская эмиграция в Америку началась в 1915 году, во время Первой мировой войны, и продолжалась до 1925 года. В 1920 году крымчаки-эмигранты основали «Первое Землячество крымских евреев в Америке» (The First Brotherhood of Crimean Jews of America). Его первым председателем стал Саадия Мангупли**; среди членов землячества были представители семейств Ашкенази, Мангупли, Рабено, Хахамов, Кокоз, Коген, Токатлы, Пурим и др. После арабских погромов 1938—1939 годов несколько крымчакских семейств эмигрировали из Палестины в США. Тогда в США насчитывалось примерно 250 крымчаков. Большая часть этих семейств смогла эмигрировать в США благодаря помощи семьи Мани Ашкенази2. В 1939 году из Палестины в Америку эмигрировала семья Ральфа Бакши, который стал позднее известным мультипликатором3. Крымчаки продолжали эмигрировать в США и после окончания войны, так что в Америке и по сей день живут сотни потомков крымчакских эмигрантов. Многие уже не носят фамилий своих предков, не знакомы с историей и культурой крымчаков и считают себя американцами еврейского или крымчакского происхождения.

Еврейская эмиграция из Крыма прекратилась лишь к середине 20-х годов. Согласно всесоюзной переписи 1926 года, в Крыму проживало около 40 000 евреев, 6000 караимов и около 6000 крымчаков. Субботников, как славян по происхождению, отдельно в переписи не выделяли. В советское время крымчаки стали активнее осваивать русский язык, не забывая и своего крымчакского этнолекта. В межвоенные годы для записи текстов на родном этнолекте крымчаки в основном переходят с древнееврейского алфавита на кириллицу (аналогичная реформа по «кириллизации» алфавита проходит тогда же среди крымских татар и караимов). Основным центром проживания крымчаков в это время становится Симферополь, а не традиционный центр Карасубазар. В XX веке выдающимся просветителем крымчаков был И.С. Кая (1887—1956 гг.), выпускник одного из самых прогрессивных еврейских учебных заведений того времени — Виленского еврейского учительского института, составивший в советское время несколько прекрасных учебников крымскотатарского языка, использовавшихся как татарами, так и крымчаками. Его сын, Л.И. Кая (1912—1988 гг.), известен как один из крупнейших исследователей истории караимов и крымчаков в послевоенные годы, автор ряда неопубликованных статей, получивших широкое распространение в академическом самиздате советских времен4.

После революции расцвел талант известнейшего советского поэта крымчакского происхождения И.Л. Сельвинского (1899—1968 гг.). Читателей не должна смущать славянская фамилия писателя — ее получил его дед, кантонист Элияу Шелевинский. В прозаических и поэтических произведениях поэта часто сквозит крымская, караимская и еврейская тема5. Тем не менее писавшего на русском языке и абсолютно секулярного Сельвинского едва ли можно считать национальным крымчакским поэтом в отличие от Марселя Перича, писавшего в 20-е годы XX века стихи на крымчакском этнолекте в еврейской графике. Среди стихов Перича есть как просоветские, посвященные Ленину или революции 1905 года, так и исторические, посвященные событиям в Крыму в бурное революционное время; есть также несколько произведений, в которых развивается крымчакско-еврейская тема6.

Внутренний двор усадьбы Фирковича на Чуфут-Кале

Революция 1917 года прервала благосостояние и процветание караимов. Им, верноподданным российской короны, зажиточным купцам, промышленникам и белогвардейцам, пришлось тяжелее, чем кому ли бы то ни было. Часть из них погибла в ходе бурных событий переворота и его последствий, часть раскулачена или расстреляна, часть, лишенная накопленного ранее имущества и возможности свободно исповедовать религию, была вынуждена влачить «почетное» существование в стране победившего социализма. В 1929 году была ликвидирована созданная С. Шапшалом в Евпатории единственная в мире специализированная караимская библиотека «Карай Битиклиги», а хранившиеся в ней редкие книги и манускрипты были переданы в Киев, Москву и Ленинград. В 20-е годы караимские общины Крыма создали Крымское объединение караимских общин (КрымОКО), первый съезд которого состоялся в Симферополе в 1924 году. В духе революционных преобразований караимы стали выпускать журнал Бизым Йол («Наш путь»), содержавший материалы на русском языке и крымскотатарском этнолекте в кириллической графике***. Но дальше одного выпуска дело не пошло. Несмотря на общую секуляризацию крымской караимской общины и деиудаизационные преобразования Шапшала, по-прежнему оставались караимы, знавшие иврит и писавшие на нем (например Шаббатай Тиро)7.

В 20—30-е годы в Крыму активно развивалась советская культура, и евреи составляли ее значительную часть. Однако наибольший интерес представляют процессы среди евреев-ашкеназов в той части Крыма, где прежде никогда не было евреев, в степной северной зоне полуострова. Еврейские земледельческие колонии появились в Новороссии, в районе современных Херсона и Каховки, еще в начале XIX века. Маскил Иосиф Перль с изумлением писал об этом районе как о «малом Израиле» (ивр. эрец Исраэль а-ктана)8. В XIX веке, во время правления Александра I и после него, неоднократно выдвигались проекты переселения евреев из Польши и других регионов в Крым. Но реализованы они не были. Еврейские халуцим занимались сельскохозяйственными работами в Джанкойском районе еще во время Гражданской войны, перед эмиграцией в Палестину (см. выше). Однако только в 20—30-е годы XX века, с разрешения советской власти и при финансовой поддержке созданной в 1924 году компании «Агро-Джойнт»****. проходит массовая еврейская колонизация Крыма. С 1925 года переселением евреев в Крым занимался также Комзет — Комитет по земельному устройству трудящихся евреев при президиуме Совета национальностей ЦИК СССР. В результате в северный Крым в 20—30-е годы приехало несколько тысяч евреев, основавших там десятки еврейских колхозов. В них процветала культурная жизнь, действовали школы с преподаванием на идише, функционировали синагоги и молельные дома.

В это время на крымской карте впервые (!) появляются поселения с ивритскими названиями (как правило, в ашкеназском произношении): Хейрус (от ивр. херут — свобода), Ахдус (от ивр. ахдут — единство), Тиква («Надежда»), Авода («Работа»), Хаклай («Крестьянин»), Кадима («Вперед») и др. Были даже поселения со столь знакомыми библейскими топонимами, как Беит Лехем и Кармель. В 1929 году почти все они получили новые идишские названия: Юдендорф («Еврейская деревня»), Майфельд («Майское поле»), Найброт («Новый хлеб»), Идишер Пойер («Еврейский крестьянин»), Сталинвег («Путь Сталина») и Калининдорф («Деревня Калинина»). Были также и русские названия: Землероб, Земледелец, Заря, Победа и др. Имелось одно название на эсперанто5*: Войа Нова («Новый путь»). Поселенцы колхоза Войа Нова были преимущественно эмигрантами из Палестины. Переехавших в Крым евреев ждали многочисленные трудности: соленая почва, неумение вести сельскохозяйственные работы, недоброжелательная реакция местных жителей, а с конца 30-х годов — преследования со стороны властей. Многих, однако, это не страшило. Понять умонастроения еврейских переселенцев нам поможет популярная песня того времени на идише под названием «Джанкое»:

По дороге к Севастополю,
Недалеко от Симферополя,
Есть одна станция.
Кто отваживается искать новое счастье?
Эта станция, этот раритет,
В Джанкое, джан, джан, джан.

Ответьте, евреи, на мой вопрос:
«Где мой брат, где Абраша?»
Его трактор едет, как паровоз.
Мама Лея у косилки,
Бейле у молотилки,
В Джанкое, джан, джан, джан.

Кто сказал, что евреи могут только торговать,
Есть жирный бульон с лапшой —
И не могут работать?
Такое сказать могут только враги,
Евреи, плюньте им в лицо —
И посмотрите на джан, джан, джан!

(перевод М. Кизилова)

Насколько нам известно, «Джанкое» — единственная песня на идише, посвященная Крыму.

Следует отметить, что крымские ашкеназы, осевшие здесь до 1917 года, почти не принимали участия в работе «Агро-Джойнта». Крымчаки же старались не отставать от приезжих аграриев, основав в конце 20-х — начале 30-х годов два крымчакских колхоза — «Кърымчах» и «Йени Кърымчах». Надо сказать, что отношение еврейских кругов к проекту «Агро-Джойнта» в Крыму и на Украине было двойственным: некоторые утверждали, что массовая еврейская колонизация Крыма отвлекает евреев от их основной цели — эмиграции на историческую родину, в землю Израиля. Действительно, можно вспомнить, что в связи с Крымским проектом имел место случай обратной эмиграции евреев с исторической родины в Крым: 25 семей колхоза «Войа Нова» были переселенцами из Палестины. Противники возвращения в Палестину, напротив, поддерживали Крымский проект как раз вследствие того, что он не имел ничего общего с идеями сионизма. Деятельность «Агро-Джойнта», к сожалению, во второй половине 30-х годов была прекращена, а вместе с ней и массовая еврейская эмиграция в Крым. Многие из лидеров «Агро-Джойнта» были арестованы и репрессированы; но даже в конце 30-х годов значительное количество евреев по-прежнему продолжало жить в колхозах на севере Крыма9.

* * *

Накануне войны в Крыму жило более 58 000 евреев-ашкеназов, около 7000 крымчаков, 7000 караимов и неустановленное количество (видимо, несколько сотен) славян-субботников. Большая часть евреев и крымчаков обосновалась в городах, в то время как в сельской местности проживало около 18 000 евреев. Сразу после начала войны значительная часть крымских евреев была эвакуирована в тыл. Из оставшихся в Крыму уцелели немногие. В ноябре 1941 года почти вся территория Крыма, за исключением продолжавшего героически сопротивляться Севастополя, была захвачена немецкими оккупационными войсками. Сразу же после захвата полуострова, в ноябре — декабре 1941 года, начались «зачистки» еврейского населения, а проще говоря, массовое уничтожение всех проживавших в Крыму евреев. Уничтожалось мирное городское и сельское население, военнопленные, партизаны, дети и люди, состоявшие в смешанных браках, религиозные и атеисты, богатые и нищие — все, до кого только могла дотянуться рука не знающих пощады нацистских палачей.

Евреев заставляли носить опознавательные знаки, регистрировали, изымали имущество, под видом . дальнейшей пересылки сгоняли в концентрационные пункты, а потом ... безжалостно отправляли на смерть. Давайте поскорее перелистнем эту трагическую страницу в истории крымских евреев. По некоторым данным, общее число убитых в Крыму евреев к моменту освобождения полуострова от рук оккупантов в апреле-мае 1944 года составляет около 40 000. Это значит, что фактически все проживавшие в Крыму и не успевшие эвакуироваться до прихода нацистов евреи были убиты10.

Реставрированная синагога «Егия Капай» в Евпатории

Особая судьба была уготована караимам. Несмотря на то что караимы также пострадали от рук оккупантов и их пособников (в Киеве, Евпатории, Краснодаре, Посволе и Луцке), нацисты не проводили массового и целенаправленного уничтожения караимов. Дело в том, что еще до войны, 5 января 1939 года, печально знаменитое Ведомство генеалогических исследований (Reichsstelle für Sippenforschung), обрекшее на смерть миллионы евреев, в ответ на прошение, присланное представителями парижской и берлинской караимских общин, после долгих колебаний пришло к выводу о том, что караимы не являются частью еврейской религиозной общины. Свою роль тут сыграли публикации С. Шапшала, Ш. Фирковича, А. Мардковича и других польско-литовских караимов о хазарском происхождении восточноевропейских караимов. К окончательному выводу об этническом происхождении караимов нацисты не пришли и продолжали выяснять этот вопрос вплоть до последних дней гитлеровского режима. У приглашенных нацистами «экспертов» были разные точки зрения. Одни говорили о семитском происхождении караимов, другие о монголо-хазарском, третьи о тюркско-чувашском. Так или иначе, позиция сторонников теории о нееврейском происхождении караимов оказалась более влиятельной. По этой причине среди жертв Холокоста в Крыму караимов почти не было. Во время оккупационного режима власти даже открыли караимские кенассы и разрешили караимам проводить богослужения, продолжая при этом и дальше исследовать «караимский вопрос» и посылая запросы по этому поводу еврейским ученым и раввинам (М. Балабану, З. Кальмановичу, Я. Шаллу и др.)11.

Страшная судьба ожидала крымчаков. Осенью 1941 года керченские крымчаки попытались добиться от оккупационных властей предоставления им юридического статуса, аналогичного караимскому. Для этого они предоставили властям документы, в которых, видимо, доказывалось их нееврейское тюрко-хазарское происхождение12. Но нацисты не признали крымчаков народом несемитского происхождения. Однако вполне вероятно, что именно эти действия, а также разбирательство нацистами документов на некоторое время приостановили массовое уничтожение крымчаков. После керченского десанта в конце декабря 1941 г. около 800 крымчаков сумело покинуть Крым13. Всех остальных ждала мучительная смерть.

Друзья, мы ошиблись,
Мы в Крыму остались,
На полях этого Крыма
Мы принесены в жертву...
Народ мой, нельзя ли найти
Какое-либо средство против нашего несчастья?
Значит, судьба их такова!
Не забывайте несчастный наш народ,
погибший от рук солдат...

Так печально и безысходно говорит о трагических событиях этого времени народная песня на крымчакском этнолекте (перевод В.И. Филоненко), написанная в 40-е годы XX века неизвестным крымчаком, пережившим Катастрофу, в отличие от его безжалостно уничтоженных собратьев. В ходе уничтожения еврейского населения Крыма было зверски убито около 70—80 процентов крымчакского населения. Пожалуй, ни один другой народ Советского Союза не пострадал в процентном отношении столь серьезно, как крымчаки.

Тяжка была также участь и крымских субботников, и это при том, что, пользуясь терминологией нацистских идеологов, в «расовом» смысле они не были евреями. За приверженность субботников к иудаизму, или не желая особенно вдаваться в подробности, нацисты периодически уничтожали субботников как в Крыму, так и на Кавказе. Показательно, что, когда проживавшим в Сакском районе субботникам угрожало уничтожение, их спасли евпаторийские караимы, сообщившие нацистам, будто субботники — часть их религиозной общины14.

В апреле — мае 1944 года Крым был полностью освобожден от оккупационных войск. В июне 1944-го в Крыму осталось всего ... 499 евреев и крымчаков15. Точная статистика крымских караимов нам не известна, но, по-видимому, их число в это время едва ли превышало 2—3 тысячи.

* * *

Сразу после войны уцелевшие в эвакуации евреи стали возвращаться в Крым. Еще в 1943 году советское правительство, на самом высоком уровне, включая Сталина, Берию и Молотова, всерьез обдумывало проект создания в Крыму Еврейской Советской Социалистической Республики. Скорее всего, Сталин надеялся получить под это предприятие крупное финансирование из Америки. Но акция эта не состоялась16. И как ни парадоксально, вскоре после образования государства Израиль, в 1948 году, в Советском Союзе началось систематическое преследование и травля евреев, продолжавшиеся вплоть до начала перестройки. Основной претензией к евреям был их «безродный космополитизм» и сионизм. Тем не менее и тут свою роль сыграл крымский проект. После войны неоднократно выражалось мнение, что евреи участвовали в так называемом «Крымском заговоре», целью которого было отобрать Крым у СССР с помощью Америки17. И молотовскую поддержку Крымского проекта Сталин вспоминал в критическом ключе даже в 1952 году, всего за год до своей смерти.

Послевоенную судьбу Крымской Иудеи можно охарактеризовать всего несколькими предложениями. В эту эпоху как нельзя усилились деиудаизационные процессы, как среди караимов, так и крымчаков, и в какой-то степени даже среди местных евреев-ашкеназов. Именно в этот период, после ужасов войны и Холокоста, караимы окончательно стали считать себя народом тюрко-хазарского происхождения. Поэтому уровень религиозного образования резко упал. В послевоенное время редко кто из караимов мог читать тексты на иврите и татарском этнолекте, молиться, соблюдать религиозную обрядность и т. п. Сходные процессы происходили и среди крымчаков, у которых в этот момент не было даже собственных молитвенных домов. Именно тогда многие из них стали говорить о себе как об отдельном народе не еврейского, а смешанно-автохтонного происхождения18. Похожая ситуация складывалась и среди ираноязычных евреев Кавказа, которые стали утверждать, что они «таты, часть единого арийского народа»19. В послевоенное время во многом утратили свои религиозные традиции и крымские евреи ашкеназского происхождения. Но все-таки в послевоенном Симферополе существовала одна из немногих реально действующих религиозных общин; чудом уцелели спасенные от ужасов войны бима и арон а-кодеш из Хоральной синагоги20.

В 70-е годы в Крыму проживало около 25 тысяч евреев-ашкеназов, полутора тысяч караимов и двух тысяч крымчаков. В 1975 году произошло еще одно печальное событие — была окончательно разрушена Хоральная синагога города Симферополя, бывшая, пожалуй, самой большой и впечатляющей синагогой полуострова. На ее месте построили магазин «Океан». В 70—80-е годы многие евреи стали покидать Крым, эмигрируя в Израиль и столичные города СССР. Согласно последней советской переписи 1989 года, в Крыму проживало около 15 тысяч евреев, менее полутора тысяч караимов и около 600 крымчаков.

Внутреннее убранство Большой кенассы в Евпатории (открытка начала XX века)

Во второй половине 80-х в процессе перестройки вновь появилась надежда на культурное и религиозное возрождение многочисленных крымских этносов и конфессиональных групп. Первые национальные общества, имеющие отношение к теме нашего исследования, возникают в Крыму еще до распада Советского Союза, в конце 80-х. В 1989 году при Крымском отделении Украинского фонда культуры создается крымское караимское общество «Бирлык» («Единство»), впоследствии переформированное во Всекрымскую ассоциацию крымских караимов «Крымкарайлар». Позднее национально-культурные караимские общества появляются почти во всех городах Крыма. В этот же период создаются еврейские общины, объединявшиеся в Ассоциацию еврейских организаций и общин Крыма, открываются филиалы международных еврейских организаций «Джойнта», «Сохнута» и других; практически в каждом городе появляются культурные и религиозные общества и благотворительные организации. Начиная с 1989 года жизнью крымчакской общины руководит культурно-просветительское общество «Кърымчахлар». В 1992 году была предпринята неудачная, по словам И.В. Ачкинази, попытка возродить религиозные традиции крымчаков, учредив религиозную общину «Къаал акодеш по ритуалу Каффы»21.

Для жителей Крымской Иудеи период после распада Советского Союза был сложным временем. С одной стороны, это была эпоха массовой алии (эмиграции) в Израиль, когда в результате тяжелейшего экономического кризиса после развала империи Крым покинула большая часть проживавших здесь евреев и значительная часть караимов и крымчаков. С другой стороны, как сказано выше, это было время настоящего культурно-религиозного возрождения, когда евреям, караимам и крымчакам стали возвращать отобранные у них во время советского диктата здания, когда вновь стала налаживаться культурная и религиозная жизнь. Различным еврейским общинам были возвращены такие здания, как синагога Нер-Тамид в Симферополе (или Нер-Томид; ныне используется религиозной общиной прогрессивного иудаизма)22, ремесленная синагога «Егия-Капай» в Евпатории, здание синагоги ремесленников в Керчи. Газзаном в Симферопольской синагоге в 90-е годы был Шимон Коротко, чьим именем был назван благотворительный еврейский центр в Симферополе «Хесед Шимон». Караимам был возвращен комплекс молитвенных домов-кенасс в Евпатории, а совсем недавно — здание симферопольской кенассы, в которой долгие годы размещался радиокомитет. Более обделенной в этом смысле оказалась крымчакская община, которой не вернули ни одного из молитвенных домов, имевшихся почти во всех крупных городах Крыма (Симферополь, Евпатория, Белогорск, Керчь).

Согласно Всеукраинской переписи населения 2001 года, в Крыму проживали 4500 евреев, 672 караима и 204 крымчака.

* * *

Подведем итоги пребывания Крымской Иудеи под сенью двух великих империй — царской России и Советского Союза — с 1783 по 1991 год. Итак, вскоре после присоединения Тавриды к России, в Крым начинают переселяться говорящие на идиш «польские» евреи, т. е. еврейские поселенцы из западных губерний Российской империи. Вскоре после последнего раздела Польши (1795 г.) в России начинает формироваться дискриминационное еврейское законодательство, согласно которому на евреев налагается двойной подушный налог и ряд правовых ограничений. Эти ограничения не распространяются на крымских караимов ввиду их «образцового морального поведения». В XIX веке, бывшем эпохой еврейского Просвещения-Гаскалы, крымские караимы и раввинисты постепенно начинают реформировать систему образования, изучать светские предметы и русский язык — несмотря на некоторое сопротивление консерваторов. В караимской общине просветительством активно занимались такие деятели, как С. Бейм, Д. Кокизов, И.-С. Луцкий, А. Фиркович и И.И. Казас, а у крымчаков — специально приглашенный для этой цели из Турции Х.Х. Медини.

Важным событием в процессе формирования крымско-еврейской общины стала Крымская война, в которой приняли участие и еврейские солдаты. Именно после окончания войны в Крым уже не десятками, а сотнями и тысячами начинают прибывать евреи-раввинисты из других частей России. Как следствие, возникает необходимость разграничения между приезжими «польскими» евреями и крымскими тюркоязычными раввинистами, которые, видимо, только со второй половины XIX века начинают называться «крымчаками». В XIX веке еврейская история Крыма также становится темой горячих споров между сторонниками открытий А. Фирковича и теми, кто обвинял его в фальсификации исторических источников.

Как результат того, что волна погромов 1881—1882 годов обходит Крым стороной, в это время туда устремляются тысячи ищущих спокойной жизни российских евреев. Но в 1905 году волна погромов прокатывается и по Крыму. Во время тягот Гражданской войны в оставшийся под белогвардейским контролем Крым приезжают все новые и новые еврейские эмигранты, но в основном лишь для того, чтобы продолжить свой путь дальше — в Палестину, Турцию или Америку. Перед завоеванием Крыма Красной армией оттуда начинают уезжать и местные обитатели, в том числе и ашкеназы, крымчаки и караимы. Оставшиеся на полуострове становятся гражданами страны Советов. В межвоенный период северный Крым фактически становится еврейской сельскохозяйственной республикой: там создаются еврейские колхозы с ивритскими, идишскими и русскими названиями, расцветает культурная и религиозная жизнь. Конец этому эксперименту был положен сталинскими чистками и немецкой оккупацией 1941—1944 годов, в ходе которой было уничтожено подавляющее большинство проживавших в Крыму евреев.

В послевоенное время на фоне сталинских еврейских чисток и борьбы с сионизмом еврейская религиозно-культурная жизнь в Крыму находится в состоянии стагнации. Возрождение наступает лишь с началом перестройки и падением атеистического диктата: возвращаются синагоги и молитвенные дома, возобновляется религиозная, культурная и общественная жизнь. Однако в результате массовой эмиграции в Израиль в 90-х годах XX века Крым покидает значительная часть евреев-ашкеназов, караимов и крымчаков. Крымская Иудея вступает в XXI век.

Примечания

*. Иначе: Холокост, или Шоа.

**. Добавлю, что в XX в. значительное число представителей семьи Мангупли эмигрировало в Сухуми; на местном кладбище зафиксировано несколько надгробий с фамилиями Мангупли, Гурджи-Мангупли и Макогон-Мангу или (Chlenov M. Notes on Eastern Jewish Necropolises (Caucasus and Central Asia) // Euro-Asian Jewish Yearbook 2007/2008. Moscow, 2009. P. 214).

***. Любопытно, что приблизительно в это же время с еврейской графики на кириллицу для написания текстов на своих этнолектах перешли крымчаки и таты, ираноязычные горские евреи Кавказа.

****. Дочерняя компания «Джойнта», Американского объединенного еврейского комитета по распределению фондов.

5*. Язык эсперанто, кстати, был создан в 1887 году евреем из Белостока Людвиком (Лазарем) Заменгофом (1859—1917 гг.).

1. См.: Костырченко Г.В. В плену у красного фараона. Политические преследования евреев в СССР в последнее сталинское десятилетие. М., 1994; Он же. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. М., 2003; Медведев Р., Медведев Ж. Неизвестный Сталин. М., 2007. С. 317—471.

2. См. семейную хронику М. Ашкенази: Ashkenazy. To Live in Peace...

3. См. официальный сайт: www.ralphbakshi.com. Бакши — автор первой аниматорской адаптации трилогии Дж. Толкина (1978), скандального полнометражного мультфильма «Кот Фриц» (Fritz the Cat, 1972) и др.

4. О нем мы уже говорили выше.

5. Например: Сельвинский И. Анекдоты о караимском философе Бабакай-Суддуке // Сельвинский И. Собрание сочинений: в 6-ти т Т. 1: Стихотворения. М., 1971. С. 99—101. Подробнее о еврейско-караимской теме в произведениях поэта см.: Катина В.К. «Каждый человек имеет право на туманный уголок души» // Вестник Крымских чтений И.Л. Сельвинского. Симферополь, 2004. Вып. 3. С. 101—113.

6. См. о нем: Ianbay I. New Data on the Literature and Culture of the Krimchaks // Manuscripta Orientalia. 2000. Vol. 6. No. 4. P. 7—8.

7. Qanaï Hakham Dr. Avraham Ben-Rahamiël. A Hebrew Poem by Hakham Shabetai Ben-Mordekhai Tiro and Crimean Karaite Jewish Identity in the 20th Century // Karaites in Eastern Europe in the Last Generations. Proceedings of the First International Karaite Colloquium. Jerusalem, 2010 (в печати).

8. Перль И. Сэфер бохен цадик. Прага, 1838. Ам. 97.

9. Пионером исследования деятельности «Агро-Джойнта» в Крыму был крымско-израильский эмигрант Йехезкель Керен (Керен Й. А-итьяшвут а-хаклаит а-йеудит ба-хаци а-и Крым. Иерусалим, 1973). В последнее время на эту тему много писал Й. Декель-Хен (Dekel-Chen J. Farming the Red Land: Jewish Agricultural Colonization and Local Soviet Power. New Haven, 2005; Он же. Mahane meshutaf? Kooperatsiia be-hityashvut ha-yehudit ha-haklait be-Rusya u-beolam, 1890—1941. Jerusalem, 2008). Из крымских исследователей выделим работы Б.Б. Бережанской, выходца из семьи межвоенных еврейских поселенцев в Крыму (Бережанская Б.Б. Еврейские колхозы в Крыму // ЕК. С. 71—85). См. также путевые заметки И. Моррисси (Morrissey E. Jewish Workers and Farmers in the Crimea and Ukraine. New York, 1937).

10. Из всей литературы по вопросу о Холокосте в Крыму обратим внимание на работы: Керен. Йаадут Крым... Ам. 295—324; Тяглый М. Места массового уничтожения евреев Крыма в период нацистской оккупации полуострова (1941—1944). Симферополь, 2005; Феферман К. Ha-Shoa bi-Krim ve-Kavkaz. PhD diss. Hebrew University of Jerusalem, 2008; Феферман К. The Holocaust in the Crimea and the North Caucasus // Encyclopedia of the Ghettos in the Nazi-Occupied Europe. Ed. D. Michman & G. Meron. Jerusalem, 2009. См. также сб. воспоминаний: Передайте детям нашим о нашей судьбе... Сост. Л.П. Кравцова, М.И. Тяглый. Симферополь, 2001; Левин Э. Сорок дней до расстрела. М., 2001.

11. Несмотря на то что эта тема отнюдь не до конца исследована, о караимах во время Холокоста написано достаточно много. См. основные работы: Freund R. Karaites and Dejudaization: A Historical Review of an Endogenous and Exogenous Paradigm. Stockholm, 1991. P. 84—96; Green W.P. The Nazi Racial Policy Towards the Karaites // Soviet Jewish Affairs. 1978. Vol. 8. № 2. P. 36—44; Он же. The Fate of the Crimean Jewish Communities: Ashkenazim, Krimchaks and Karaites //Jewish Social Studies. 1984. Vol. 46. P. 169—176; Trevisan Semi E. L'oscillation ethnique: le cas des Caraïtes pendant la seconde guerre mondiale // Revue de l'Histoire des Religions. 1989. Vol. 206. P. 377—398; Он же. The Image of the Karaites in Nazi and Vichy France Documents // Jewish Journal of Sociology. 1990. Vol. 32. № . 2. P. 81—93; Friedman Ph. The Karaites Under Nazi Rule // On the Track of Tyranny. Ed. Max Beloff. London, 1960. P. 97—123.

12. Ачкинази. Крымчаки... С. 122 (со ссылкой на воспоминания З.Я. Борохова). Должно быть, именно поэтому начальник полиции безопасности и СД, который, видимо, ознакомился с указанными документами, писал: крымчаки «утверждают, что являются ветвью татарского племени» (Уничтожение евреев в СССР в годы немецкой оккупации. Ред. И. Арад. Иерусалим, 1992. С. 181—182). Л.И. Кая, сын И.С. Кая, писал, что история о том, будто его отец доказал немцам нееврейское происхождение крымчаков, выдумана Е. Пейсахом и В.М. (Б.М.) Ачкинази (Письмо Л.И. Кая А.Н. Торпусману от 19.01.1982. С. 7 // Архив Ваада России в Москве. Фонд Л.И. Кая).

13. Пурим Ю. Мое военное детство // Кърымчах-лар. Симферополь, 2007. Вып. 2—3. С. 123—125.

14. Кропотов В.С. Военные традиции крымских караимов. Симферополь, 2004. С. 92—94. Об этом же мне сообщал А. Львов, получивший от остатков субботнических семейств, ныне проживающих в Сакском районе Крыма, подробную информацию о спасении субботников евпаторийским газзаном М.М. Кумыш-Караманом (2003 г.).

15. Тяглый М. Места массового уничтожения евреев Крыма в период нацистской оккупации полуострова (1941—1944). Симферополь, 2005.

16. Вихнович В. Массовые этнические депортации из Крыма в 1944—1945 гг. и крымские караимы // Параллели. 2004. № 4—5. С. 87—98; Медведев Ж. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. М., 2003.

17. Dekel-Chen J. Jewish Agricultural Settlement in the Inter war Period: A Balance Sheet // Revolution, Repression, and Revival: The Soviet Jewish Experience. Ed. Zvi Gitelman and Yaacov Ro'i. Maryland, 2007. P. 79—80.

18. См. подробнее о метаморфозах этнической самоидентификации крымчаков: Кизилов М.Б. Крымчаки: современное состояние общины // Евроазиатский еврейский ежегодник (2007/2008). М., 2008. С. 56—82.

19. Членов М. Таты на Кавказе: извилистая судьба одного этнонима // Евроазиатский еврейский ежегодник (2007/2008). М., 2008. С. 42—55; Он же. Между Сциллой деиудаизации и Харибдой сионизма: горские евреи в XX в. // Диаспоры. 2000. № 3. С. 186—188.

20. Эрлих. Украина... С. 148—149.

21. Ачкинази И.В. Крымчаки. Краткий очерк этнической истории // Кърымчахлар. Симферополь, 2005. Вып. 1. С. 11.

22. Подробнее см.: Гуркович В. Синагога «Нер-Томид» в Симферополе // ЕК. С. 55—64.