Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Хазары в Крыму

Итак, в Крыму известные всем со школьной скамьи «неразумные Хозары» появляются в конце VII века н. э. Хазарские войска проникают в Таврику, очевидно, через восточный Крым. О том, что хазары уже достаточно крепко обосновываются в Крыму к началу VIII века, неоспоримо свидетельствуют византийские хроникеры Никифор и Феофан Исповедник, описавшие знаменитую историю бегства на волю ссыльного византийского императора Юстиниана II из Херсона (Херсонеса) через Дорос (Феодоро / Мангуп) в 704—705 годах. Покинув Херсон, Юстиниан взял в жены сестру хазарского кагана, получившую при крещении имя Феодора, а позднее задушил струной двух наместников кагана, известных под титулами «папац» и «валгица». Вернув себе престол, император возжелал «отмстить» — но не хазарам, а обижавшим его жителям Херсона. Закончилась эта «месть» плачевно для самого императора, схваченного и казненного в 711 году войском Вардана Филиппика, выходца из Херсона. Во всех этих событиях самое активное участие принимали хазары, каган и его войско1.

О том, как именно выглядело военное и административное присутствие хазар в Крыму, по сей день до конца неясно. Классические исследователи XIX века обычно писали о Крыме как о неотъемлемой части Хазарского каганата с конца VII до второй половины X века н. э. Другие полагали, что весь Крым находился под хазарским протекторатом. Последние же исследования достаточно четко показывают, что степень влияния хазар на судьбы средневековой Таврики была значительно преувеличена — во многом вследствие некритичного отношения к сообщениям еврейско-хазарской переписки, а также недостаточной исследованности этой проблемы с археологической точки зрения. Хазары, безусловно, были важной военной силой на территории Крыма (особенно в его восточной части). И все же это совершенно не значит, что им принадлежал весь полуостров. По мнению В.Е. Науменко, вскоре после хазарского вторжения в Крым, с начала VIII века и до начала 40-х годов IX века, в Крыму складывается система византийско-хазарского кондоминиума (двоевластия)*.

На практике этот военно-политический византийско-хазарский союз выглядел следующим образом. В ряде византийских городов Таврики находились представители хазарской власти (например наместник-тудун) и хазарские гарнизоны. Но все-таки наиболее важные приморские центры (Боспор, Херсон, Сугдея / Судак) продолжали сохранять самоуправление, провизантийскую политическую и торгово-экономическую ориентацию, в то время как горные области Крымской Готии со столицей в Доросе-Мангупе — свой «союзный» статус по отношению к Византии. Зависимость Боспора от хазар выражалась, вероятнее всего, в демилитаризованности зон в округе Херсона и Боспора, выплате дани хазарам и определенных торгово-таможенных привилегиях каганата в районе Керченского пролива2. В конце VIII века хазары захватывают столицу Крымской Готии, крепость Дорос-Мангуп, где против них в 787 году поднимает восстание епископ Иоанн Готский. Однако присутствие хазар в Доросе было достаточно кратковременно и ограничивается концом VIII — второй половиной IX века3. В VIII—IX веках хазарское присутствие достаточно четко прослеживается по данным археологических и письменных источников в таких городах Таврики, как Херсон, Боспор (Керчь), Судак, Дорос (Мангуп), а также на городищах Бакла, Тепсень, Кыз-Кермен, Чуфут-Кале, Сюрень, Алуста (Алушта) и некоторых других. Хазарское влияние в Крыму ослабевает уже к 30-м годам IX века, когда из степей Северного Причерноморья их изгоняют кочевники-мадьяры. Окончательно хазарское присутствие в Крыму, по-видимому, ослабевает к третьей четверти IX века, когда все те же мадьяры выдворяют из Таврики хазарские войска и уничтожают хазарскую цитадель в городе Боспоре. В последней четверти IX века Боспор уже явно принадлежал Византии4. Тем не менее какие-то незначительные следы хазарского присутствия в восточной Таврике могли сохраняться и после этого, вплоть до окончательного развала Хазарского каганата во второй половине X века.

Теперь остается выяснить, как выглядела жизнь крымско-еврейского населения в эпоху хазар и как на него повлияло хазарское вторжение. Несомненно, что, приняв иудаизм в качестве основной религии в центральной Хазарии, хазары и их правящая элита в какой-то степени должны были исповедовать его и в Крыму. Увы, на этот счет у нас нет никаких свидетельств — ни археологических, ни письменных. О спорности датировки плит с семисвечниками из Судака и Мангупа мы уже неоднократно говорили. Тем не менее еврейская жизнь на полуострове продолжалась и в хазарское время, о чем с осторожностью говорят некоторые письменные свидетельства. Особого внимания заслуживают данные составленного в конце VIII века «Жития Св. Константина (Кирилла) Философа». Согласно «Житию...» около 860—861 годов ко двору византийского императора Михаила III прибывают послы от хазар с сообщением о том, что евреи и сарацины (т. е. мусульмане) побуждают хазар принять их веру. Уже это сообщение может насторожить внимательного читателя, так как мы помним, что к 860 году хазары уже приняли иудаизм в качестве основной государственной веры. Кроме того, послы просят послать к ним «мужа книжного», каковой мог бы переспорить евреев и сарацин. Выполнить эту задачу взялся не кто иной, как один из основателей славянской письменности Константин (Кирилл) Философ. С визитом Константина связан ряд интересных эпизодов; мы остановимся лишь на тех из них, которые связаны непосредственно с историей крымского еврейства. Согласно «Житию...» Константин «пустился в путь и, когда дошел до Херсона (Херсонеса), научился здесь еврейской речи и письму, переведя восемь частей грамматики, и воспринял от этого еще большее знание». Таким образом, если мы верим «Житию...», то именно в Херсоне, в местной еврейской общине, Константин овладевает древнееврейским языком.

Помимо этого, там же, в Херсоне, Константин знакомится с неким самаритянином, который одалживает ему самаритянские книги. Вскоре Константин начинает без ошибок читать и самаритянское письмо, после чего потрясенный самаритянин и его сын переходят из иудаизма в христианство. Этот пассаж, пожалуй, еще более парадоксален, чем предыдущий. Самаритянами (ивр. шомроним; в Талмуде — кутим) называются представители ныне малочисленной этноконфессиональной группы, отделившейся от остальных евреев на территории Самарии еще во времена Второго Храма. Несмотря на то что в настоящий момент в Израиле проживает лишь около 600 самаритян, в античные времена они представляли собой достаточно многочисленную этническую группу, упоминающуюся даже в Новом Завете (вспомним библейских «добрых самаритян»). За многие века самаритяне выработали особую религиозную традицию, отличающуюся от «классического» раввинистического иудаизма прежде всего неприятием авторитета Талмуда (в этом отношении они сходны с караимами). За источник религиозных законов самаритяне брали Пятикнижие (несколько отличающееся от стандартного еврейского) и книгу Иисуса Навина. В связи с консервативным характером их религиозных традиций, самаритяне продолжали использовать палеоеврейское письмо (ивр. ктав даа́ц), в отличие от остальных евреев, перешедших после VI века до н. э. на квадратное арамейское письмо, которое используется ими и по сей день. Поэтому неудивительно (если мы верим источнику), что херсонский самаритянин был столь поражен тем, что Константин смог так быстро овладеть палеоеврейским шрифтом, на котором были написаны самаритянское Пятикнижие и другие самаритянские рукописи. Теоретически, учитывая торговые связи между Крымом, Сирией и Ближним Востоком, некоторые самаритяне действительно могли эмигрировать на территорию средневековой Таврики. Тем не менее факт подобной эмиграции не прослеживается практически ни в одном другом источнике, за исключением «Жития...». Идентификация этого самаритянина с караимами5 должна быть полностью исключена. В то время караимское движение еще было, что называется, в колыбели; кроме того, первые караимы появляются в Крыму вообще лишь в XIII веке. Интересно предположение Дана Шапира, полагавшего, что под «самаритянином» мог иметься в виду представитель одной из антиталмудических средневековых еврейских сект, подобных упоминавшимся выше тифлиситам или ананитам6. Однако у этих сект не было своего «особого» письма и книг, знанием которых Константин мог бы, согласно тексту «Жития...», их удивить. Вот почему этот эпизод «Жития...» (впрочем как и многие другие) остается для нас загадкой.

В том же Херсоне Константин находит Евангелие и Псалтырь, написанные «русскими» (т. е., вероятнее всего, «сурьскими» / «сирийскими» или «готскими») письменами, и обнаруживает в море останки Св. Климента. После этого он участвует в диспуте веры в Хазарии и убеждает незначительную часть хазар принять христианство. Вернувшись в Таврику, он заставляет «народ фульский»** отказаться от идолопоклоннических практик и обращает их в христианство7. Все это прямого отношения к истории крымского еврейства не имеет. Наиболее интересен и важен при этом тот факт, что «Житие...», несмотря на несколько парадоксальный характер его сведений, так или иначе отражает возможное присутствие евреев в Херсоне в IX веке н. э.

Средневековый Херсон. Быть может, в одном из этих домов Константин (Кирилл) Философ изучал древнееврейский язык

Второй половиной IX века, т. е. хазарским временем, датируется письмо к боспорскому архиепископу Антонию о необходимости обращения боспорских иудеев в христианство8. Напомним, нам кажется, что в этом письме идет речь скорее о евреях, проживавших на азиатской стороне Боспора, т. е. в Таматархе, Фанагории и ее окрестностях.

Как мы уже упоминали, к третьей четверти IX века хазарское присутствие в Крыму фактически сходит на нет. Поэтому в высшей степени странно звучит находящееся в письме царя Иосифа сообщение о вхождении в состав Хазарского каганата ряда крупнейших крымских городов в 60-е годы X века. В ответ на просьбу Хасдая ибн Шапрута сообщить географические координаты его владений Иосиф пишет, что ему платят дань (и, надо полагать, входят в состав его государства) следующие крымские города: К-р-ц, Суг-рай, Алус, Л-м-б-т, Б-р-т-нит, Алубиха, Кут, Манк-т, Бур-к, Ал-ма, Г-рузин9. Идентификация некоторых из этих топонимов не вызывает никаких проблем: Керчь, Судак, Алушта, Ламбат, Партенит, Алупка. Г-рузин, который некоторые пытаются отождествить с современным Гурзуфом, гораздо более убедительно идентифицируется с хорошо знакомым из истории византийско-хазарских контактов Херсоном10. Не очень понятно, где находились Бур-к и Ал-ма. Некоторые исследователи предлагают отождествлять Бур-к со средневековым Кырк-Йером (позднее Чуфут-Кале), а Ал-ма с Ал(ъ)ма-Керменом или Ал(ъ)ма-Сараем11. Предложенное И. Берлином чтение первого из этих топонимов — Буд-к — могло бы указывать на искаженное Суд-к, т. е. Судак, или К-р-к, т. е. Кырк-Йер (Чуфут-Кале)12. Но ведь Судак уже упоминается в списке этих поселений в виде Суг-рай. Еще более непростую задачу представляет идентификация поселений Кут и Манк-т. Кут рядом авторов отождествлялся с Солхатом (Старый Крым), Эски-Керменом или всей Крымской Готией13. Не будем забывать, что все эти гипотезы в известной мере являются просто догадками. Добавим: из документа явствует, что хазары были, предположительно, первыми обитателями Крыма, принесшими на наш полуостров тюркскую топонимику. Это подтверждается, в частности, византийской рукописью VIII—IX веков, где упоминается местность Харасиу, или «Черная вода» (т. е. иск. Кара Су, современная Карасевка)14.

Казалось бы, куда проще выглядит ситуация с топонимом «Манк-т / Манкуп / Мангуп»***, чрезвычайно похожим фонетически на топоним «Мангуп / Мангуп-Кале». Тем не менее даже если считать письмо Иосифа аутентичным средневековым источником, отождествление этого загадочного «Манк-т / Манк-п» с Мангупом достаточно проблематично. Новое слово в дискуссии относительно данного топонима было недавно сказано Д. Шапира, обнаружившим в Киеве еще одну копию письма Иосифа (руки самого Фирковича), где он читается как «Манкуп». Кроме того, Шапира полагает, что «Манкуп» следует отождествлять не со средневековым Мангупом, а с неизвестным нам населенным пунктом на крымском побережье — прежде всего по той причине, что топоним «Мангуп» появляется, вероятнее всего, после эпохи татаро-монгольских завоеваний15. Так или иначе, что бы ни писал Иосиф, едва ли к тому моменту Хазарский каганат имел серьезное влияние на все эти крымские города (о проблематичности содержания и интерпретации письма Иосифа мы уже говорили раньше).

Еще более парадоксально сообщение Кембриджского анонима (письмо Шехтера) о военном рейде хазар в Крым в первой половине X века. Согласно этому источнику русский (т. е. варяжский) вождь Хельгу (Олег?) по подстрекательству византийского царя Романа «воровским способом», в отсутствие хазарского военачальника (ивр. а-пакид), нападает на город Самкерц (Таматарху) на азиатской стороне Боспора. Когда об этом становится известно полководцу с еврейским именем Песах, иначе называемому в тексте бул-ги-ц-и (BWLŠŞY) и а-м-к-р (HMQR), тот в гневе идет войной на византийские владения в Крыму, захватывает три города, множество деревень и осаждает город Шуршун[.]****, т. е. Херсон. После этого Песах идет войной на Хельгу и заставляет его воевать против Византии. Потерпев поражение, Хельгу с остатком войска бежит в страну Ф-р-с (возможные интерпретации: Закавказье / Фракия / Персия), где и погибает16.

Текст источника чрезвычайно фрагментарен и хронологически неясен. Единственным указанием на время этих событий может быть упоминание о «злодее Романе» (ивр. Романус а-раша), под которым, по всей вероятности, имеется в виду византийский император Роман I Лакапин (правил в 920—944 гг.). Документ насыщен разнообразными историческими сведениями, точная идентификация которых требует отдельного рассмотрения. Различные исследователи в разные времена предлагали идентифицировать Хельгу с:

• нападавшим на хазар Вещим Олегом сыном Рюрика, князем Игорем Старым (жил около 878—945 гг.);
• варяжским предводителем Хельгу, не имевшим отношения к этим двум русским князьям и известным истории только из Кембриджского документа.

Датировки похода также разнятся: от 909—914 до 925 и 943 годов17. Интерес вызывает также еврейское имя и титулатура хазарского военачальника. Имя «Песах» достаточно нехарактерно и необычно даже для этнических евреев, не говоря уже о прозелитах-хазарах. Тюркский термин бул-ш-ц-и (бол-ш-чи) разные исследователи интерпретировали по-разному. Некоторые считали его идентичным с упомянутым Феофаном в истории об освобождении Юстиниана II титулом валгица (балгицин) в значении «хранитель печати» или «правитель города» (от тюркского «балык» — город). П. Голден считал, что бул-ш-ц-и (бол-ш-чи) — это искаженное тюркское болушчы — «помощник» или «хранитель»18.

Достаточно сложна интерпретация титула а-м-к-р (HMQR). В оригинале данное слово рукописи полустерто и практически не читается. Голб читает его как а-м-к-р (HMQR) и пытается трактовать странный термин как искаженное ивритское а-пакид (HPQYD), т. е. «начальник, вождь войска». Такая интерпретация, на наш взгляд, чрезвычайно проблематична. Действительно, переписчик (автор) Кембриджского документа мог допустить ошибку при переписке, особенно иностранных слов (таких как тюркские термины и топонимы). Но как он, блестящий знаток иврита, мог сделать сразу три (!!!) ошибки в одном достаточно простом слове?! К тому же строкой выше этот же автор-переписчик пишет слово а-пакид без единой ошибки. Тот же Коковцов читал это слово как а-мейукар (HMYQR), переводя это как «почитаемый» или «досточтимый»19. Ю. Бруцкус предлагал другое чтение — а-шомер, т. е. «хранитель». В этом случае ивритский термин просто переводил бы читателям документа на иврит непонятный тюркский титул бул-ш-ц-и, (бол-ш-чи), который также, скорее всего, значил «хранитель»20. Отметим, что точка зрения Коковцова и Бруцкуса Голбом и Прицаком даже не упоминается.

Итак, следует задать вопрос, можно ли использовать и трактовать сообщение Кембриджского анонима как источник о конкретном боевом походе хазар на крымские владения Византии в первой половине X века? На мой взгляд, едва ли — слишком уж размыты хронологические рамки и сомнительны подробности событий в изложении источника, который выглядит как далекое и чрезвычайное романтизированное изложение византийско-русско-хазарских военных конфликтов первой половины X века и вообще не поддается точному истолкованию.

О еврейской жизни на территории Хазарии сообщают еще несколько источников. Географ аль-Масуди упоминает о массовой эмиграции иудеев из Византии в Хазарию во времена византийского императора Романа Лакапина в 943—944 годах:

Много евреев переселилось к хазарам из всех городов мусульманских и из стран Рума [т. е. Византии], потому что царь Рума ... преследовал евреев в своей империи... Таким образом большое число евреев покинуло страну Рум, чтобы удалиться к хазарам21.

Учитывая тот факт, что хазар в Крыму тогда уже не было, едва ли многие из этих эмигрантов могли направиться в Крым (хотя опять-таки сложно что-либо утверждать определенно).

Примечания

*. Кондоминиум (лат. con «вместе» и dominium «владение») — совместное управление одной территорией несколькими государствами.

**. Разные авторы отождествляли Фуллы и Фулльскую епархию с различными крымскими местностями. Среди наиболее известных кандидатов — две местности в восточном Крыму (Тепсень, Старый Крым) и две — в юго-западном (Чуфут-Кале, Кыз-Кермен).

***. Различное написание объясняется тем, что рукопись ответа царя Иосифа подвергалась многочисленным подчисткам и исправлениям, причем некоторые из них, возможно, были внесены в текст уже в XIX веке. Подробно о проблематичности версий, касающихся этого топонима, и обвинениях в его фальсификации см.: Шапира. Евреи... С. 33—34, примечание 26.

****. Некоторые исследователи, к сожалению, не заглядывают в ивритский оригинал источника, где в конце этого слова стоит обычный (а не конечный) нун. Это значит, что вслед за буквой нун следуют еще одна-две буквы, которые не позволяет прочесть плохое состояние манускрипта. Бруцкус предлагал читать это слово как «Шуршуну» или «Шуршуна», в то время как Н. Голб полагал, что там находилось конечное фэй или хаф (т. е. Шуршунаф или Шуршунах).

1. Чинуров. Византийские исторические сочинения... С. 62—65, 163—166.

2. Науменко В.Е. Место Боспора в системе византийско-хазарских отношений // Бахчисарайский историко-археологический сборник. 2001. № 2. С. 336—361; Он же. Таврика в контексте византийско-хазарских отношений: опыт первых контактов // ХА. 2004. № 3. С. 94—116; Он же. Хазарский «тудун» в Херсоне в начале VIII века: византийская версия // МАИЭТ. 2003. Вып. X. С. 427—451.

3. Герцен А.Г. Хазары в Доросе-Мангупе // ХА. 2002. № 1. С. 29—34.

4. Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма. Симферополь, 1999. С. 227; Он же. Крым под властью Хазарского каганата // Международная конференция «Византия и Крым». Севастополь, 6—11 июня 1997 г. Тез. докл. Симферополь, 1997. С. 5—9.

5. См.: Milik J.Th. Abba Zosimos et le thème des Tribus Perdues // Bulletin des études Karaites. 1983. № 1. P. 7—18.

6. Шапира. Евреи... С. 15.

7. Сказания... С. 77—85.

8. Регесты и надписи... С. 44—45.

9. Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 102.

10. Добавим, что на картах XIV—XVI вв. Херсон часто именуется Girizonda, Gerezonda и т. п., что звучит чрезвычайно похоже на «Грузин» из письма царя Иосифа (Кёппен П. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических (Крымский сборник). СПб., 1837. С. 230).

11. См.: Юрочкин В.Ю. Пещерный город Бакла. Симферополь, 2009. С. 42.

12. Берлин. Исторические судьбы... С. 106.

13. Шапира. Евреи... С. 17; Герцен А.Г. Еврейско-хазарское пограничье в Таврике // История и археология Юго-Западного Крыма. Симферополь, 1993. С. 58—66.

14. Иванов. Византийское миссионерство... С. 147.

15. Д. Шапира считает, что топоним Мангуп имеет алтайское (тюркское) происхождение (Шапира. Евреи... С. 17, 33—34, прим. 25—26). Алтайское «ман» значит «великий, большой»; ср. тюркское наименование Киева «Ман-Керман» («Великий город») (Голб, Прицак. Хазарско-еврейские документы... С. 58).

16. Рукописный отдел библиотеки Кембриджского университета, T-S Misc. 35.38; Голб, Прицак. Хазарско-еврейские документы... С. 136—137, 141—142.

17. См. обзор этих теорий: Айбабин. Этническая история... С. 224; Ромашов. Историческая география... С. 107—119; Семенов И.Г. К интерпретации сообщения «Кембриджского анонима» о походах Хельгу, «царя Русии» // ЕиС. С. 326—337.

18. Golden. Khazar Studies... P. 165—169.

19. См. рукописный отдел библиотеки Кембриджского университета, T-S Misc. 35.38, об.; Коковцов. Еврейско-хазарская переписка.... С. 118—119, прим. 7.

20. Бруцкус Ю.Д. Письмо хазарского еврея от X века. Берлин, 1924. С. 8, 28—29.

21. Регесты и надписи... С. 49; Заходер. Каспийский свод... С. 151.