Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Характер иудаизма в Хазарском каганате

На этом дискуссия об иудаизации хазар не заканчивается. Необходимо обсудить еще несколько важнейших аспектов этой темы. Не вызывает никаких сомнений, что в конце VIII — начале IX века правящая верхушка хазар решила принять иудаизм в качестве основной государственной религии. Но степень и характер иудаизации хазарского государства до сих пор остаются неясными. В частности, ученые до сих пор дискутируют о том, в какой форме был принят иудаизм хазарами: в облегченной примитивизированной форме, основанной только на Пятикнижии, или со всей сложностью талмудических предписаний? Более того, есть авторы, утверждающие, что хазары вообще приняли неталмудический иудаизм караимского образца — и приняли его от караимских миссионеров.

Попытаемся дать ответ на этот вопрос. Для начала необходимо пояснить, что такое Талмуд и почему он столь важен для понимания истории иудаизма как в Крыму, так и в остальных странах и регионах. Как известно, иудаизм как религия основывается прежде всего на законах и предписаниях, записанных в книгах Ветхого Завета, называемого в еврейской традиции ТаНаХ. Термин ТаНаХ впервые появляется в трудах средневековых еврейских авторов; само слово представляет собой акроним из первых букв трех основных разделов еврейского Священного Писания (Ветхого Завета):

Тора́ (Пятикнижие Моисеево)
Невии́м (Пророки)
Ктувb́м (Писания, или Агиографы)

Библейский ветхозаветный канон в том виде, в каком его знает современная христианская и еврейская традиция, в значительной степени был сформирован уже к началу нашей эры. Тем не менее расхождения в библейских текстах, обнаруженные в книгах сектантов-кумранитов (так называемые «рукописи Мертвого моря»), показывают, что даже ко II веку н. э. некоторые части из раздела Ктувим еще не были окончательно включены в канон. Некоторые отличия в тексте Пятикнижия (Торы) можно найти также в религиозной традиции самаритян. В I—II веках н. э., после разрушения Второго храма, в жизни еврейства наступает период изгнания и рассеяния по миру (галут). В то же время именно тогда еврейство фактически формирует себя заново. Формируется новый религиозный канон, литургия, строятся синагоги, а изучение ТаНаХа становится основной обязанностью каждого верующего еврея. В то же время еврейские ученые таннаи и амораи начинают понимать, что далеко не вся необходимая для осуществления культа информация находится в книгах еврейского Священного Писания. В связи с этим в Средние века формируется корпус комментариев к книгам Ветхого Завета, многотомный свод религиозно-правовых положений иудаизма, называемый Талмудом. Талмуд состоит из двух частей, Мишны и Гемары. Иногда и сам Талмуд несколько ошибочно называют «Митна» или «Гемара», хотя это — лишь составляющие данного памятника.

В средневековое время Талмуд стал основой еврейской учености, считаясь «устной Торой», дарованной Моисею на горе Синай, книгой но авторитету равной «письменной Торе» (т. е. Пятикнижию). Талмуд существует в двух редакциях: иерусалимской (III—V вв. н. э.) и вавилонской (III—VI вв. н. э.). Вскоре после кодификации обеих редакций Талмуда авторитет этой книги как «Устной Торы», важнейшего источника религиозного знания, признается всеми еврейскими общинами Ближнего Востока, Византии и Европы. С этого момента иудаизм начинает называться «талмудическим» или «раввинистическим», так как он во многом основывается не только на предписаниях Торы, но и на их интерпретации в Талмуде и в работах законоучителей-рявов.

Следует сказать, что далеко не все евреи приняли на веру концепцию существования «Устного Закона» как дополнения к «Письменной Торе» и далеко не все согласились с мнением раввинистических (т. е. талмудических) мудрецов-законоучителей. Отрицание Талмуда (к чему мы еще обратимся) было специфической чертой караимского движения. По разным причинам не приняли Талмуд также и самаритяне, евреи Абиссинии (фалаши), Китая, Индии и некоторых других регионов. В современном мире авторитет Талмуда во многом отвергает также, скажем, реформистский (прогрессивный) иудаизм. Однако неоспоримо, что как сейчас, так и в Средние века подавляющая часть евреев признавала и признает Талмуд в качестве неотъемлемой части еврейской религиозной традиции. Укажем, что говоря об иудаизме, многие авторы на деле имеют в виду талмудический иудаизм, забывая, что внутри иудаизма существуют также иные направления и толки.

Возвращаясь к хазарам, необходимо констатировать, что распространенный в Хазарии иудаизм носил талмудический (или упрощенно-талмудический) характер и был принесен туда, скорее всего, еврейскими миссионерами, признававшими авторитет Талмуда. Гипотеза о том, что иудаизм в Хазарии мог носить караимский характер, основана на нескольких сфальсифицированных в XIX веке документах и на бездоказательных эмоциях ее авторов. Об этом свидетельствуют несколько общеизвестных исторических фактов. Как уже неоднократно упоминалось, хазары принимают иудаизм в конце VIII — начале IX века н. э. К этому моменту караимского движения как такового попросту не существовало. На Ближнем Востоке в то время уже действительно проживало несколько разрозненных антиталмудических групп (исфаханиты, юдганиты, тифлиситы, ананиты — последователи Анан бен Давида и др.). Однако ко времени иудаизации хазар эти группы еще не обладали окончательно сформированной идеологией и заниматься активной миссионерской деятельностью в далекой и опасной Хазарии не могли. Более того, сам термин «караимы» (в форме «бнэй микра») появляется только в первой половине IX века, а в одно монолитное движение эти протокараимские группы сольются еще позднее, в X—XI веках. Таким образом, к концу VIII — началу IX века талмудический иудаизм был фактически единственной общепринятой формой иудаизма — и именно в этой форме (полной или несколько упрощенной) он был принят Хазарским каганатом.

Общий вид Мангупского городища (из альбома Дюбуа де Монпере)

Несмотря на то что уже одного этого аргумента было бы достаточно, приведем еще несколько. Вспомним, что царь Иосиф сообщает в своем письме Хасдаю ибн Шапруту (если верить тому, что этот документ действительно был написан самим Иосифом) о том, что при царе Овадии израильские мудрецы «объяснили» хазарам Мишну, Талмуд и порядок молитв1. Сам по себе факт восторженного восприятия хазар и их иудаизации многочисленными раввинистическими авторами средневековья (например Йеуда Галеви, Йеуда бен Барзилай, Авраам ибн Дауд, Нахманид и др.) также однозначно свидетельствует в пользу гипотезы о том, что иудаизм в Хазарии носил раввинистический оттенок. Авраам ибн Дауд (около 1110 — около 1180), к примеру, прямо писал, что встреченные им в Толедо потомки хазар* придерживались раввинистического иудаизма2. Немецкий еврей рав Петахия из Регенсбурга (путешествовал между 1177 и 1187 годами) заявил, что видел в Багдаде посланников от «царей Мешеха» (Мосоха; в данном контексте под этим термином следует понимать хазарских правителей), ехавших молиться на могиле пророка Иезекииля. По словам Петахии, мешехские (т. е. хазарские) цари некогда обратились в иудейскую веру и просили ректора еврейской академии в Багдаде прислать им учителей религии. Приехавшие во владения Мешеха (т. е. в Хазарию) багдадские евреи обучили жителей страны Торе и Вавилонскому Талмуду3. Данное сообщение не слишком достоверно; тем не менее указание на талмудический характер хазарского иудаизма достаточно красноречиво.

Кстати, крайне любопытно сообщение Менахема бен Шломо, автора книги «Шээрит Исраэль» (ивр. «Спасшийся Израиль»; XVIII век) на языке идиш. Согласно этой работе хазарский царь действительно поначалу собирался принять «караимское учение» (ид. ди лернунг фун ди караим), пока рав Йеуда аль-[Са]нгари (!) не склонил его к переходу в лернунг фун унзер хахамим (ид. «учение наших мудрецов»), т. е. раввинистический иудаизм4. Оговоримся, что это позднее анахронистическое сообщение следует воспринимать не более чем курьез. Караимские же средневековые авторы, напротив, относились к хазарам с полным равнодушием (например Яакуб аль-Киркисани). И более того, иногда называли их термином «мамзер», который можно перевести в лучшем случае как «чужак» (Яаков бен Реувен и др.)5. Караимские источники молчат о хазарах вплоть до XIX века, пока во времена А. Фирковича и С. Шапшала не начинает формироваться мифологема о контактах между караимами и хазарами и теория о хазарском происхождении караимов. Караимы появляются в Крыму лишь в XIII веке, т. е. почти через три столетия после падения Хазарского каганата, и никаких данных о контактах между хазарами и караимами у историков нет.

Итак, приходим к выводу, что хазарский иудаизм носил с той или иной степени упрощенности талмудический характер. Теперь остается разобраться с проблемой распространенности иудаизма в Хазарии. Была ли это религия народных масс или только правящей элиты? По этому поводу ученые также все еще не выработали единого мнения. По одной теории иудаизм был распространен в Хазарии, что называется, «от мала до велика», по другой — это была религия избранных, по третьей — религия и правящей верхушки, и отчасти народных масс. На наш взгляд (и по мнению таких исследователей этой темы, как, скажем, Б. Заходер и В. Минорский), очевидно, что иудаизм был религией лишь хазарской аристократии, т. е. кагана и его окружения. Это достоверно подтверждают уже цитированные нами многочисленные мусульманские источники (аль-Истахри, ибн Русте, ибн Хаукаль и др.). Аль-Масуди даже подробно перечисляет категории хазарской знати, исповедовавшей иудаизм: царь, свита и хазары царского рода6. Аль-Истахри пишет о том, что большинство жителей Хазарии исповедуют христианство и ислам, а некоторые являются язычниками. Другие источники сообщают сведения о религиозном плюрализме и веротерпимости Хазарии. Так, по сообщениям мусульманских авторов, жители области Сарир по пятницам ходили молиться в мечеть, по субботам в синагогу, а по воскресеньям в церковь7. К данному сообщению следует отнестись скорее как к историческому анекдоту, показывающему при этом степень религиозной толерантности хазарского государства. О том, что в реальности все было далеко не так радужно, сообщает, к примеру, мусульманский географ Йакут, писавший о разрушении мечети в городе Итиль и казни местных муэдзинов в ответ на разрушение мусульманами синагоги в Дар аль-Бабунадж8.

О распространении иудаизма в Хазарии исключительно среди правящей элиты и аристократии также говорит и полное отсутствие каких-либо археологических памятников с выраженной иудейской символикой с территории каганата. Не найдены ни упоминающиеся в документах синагоги, ни религиозные школы, ни погребения, ни граффити, ни какие-либо другие свидетельства об исповедовании хазарами иудаизма. Плиты с семисвечниками (о чем рассказано выше) едва ли могли принадлежать хазарам и были оставлены, скорее всего, местными евреями. Во всех хазарских могильниках пока был найден только один предмет (керамический сосуд) с изображением, которое может быть интерпретировано как менора9, а также одна бутылочка с рельефной еврейской надписью. Впрочем, эта бутылочка была найдена в языческом погребении и попала туда явно случайно, среди прочих товаров «шелкового пути»10. Из археологических находок, свидетельствующих о переходе хазар в иудаизм, можно вспомнить также монеты с надписью Муса расуль Алла (о чём мы тоже упоминали ранее).

На этом можно закончить анализ основных вопросов, связанных с проблемой иудаизации хазар и остановиться подробнее на роли хазар в истории Крымской Иудеи.

Примечания

*. Справедливости ради отмечу, что едва ли он мог встретить каких-либо потомков хазар в XII веке, да еще в Западной Европе. Тем не менее тот факт, что ибн Дауд полагал, что хазары придерживаются раввинистического иудаизма говорит сам за себя.

1. Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 97.

2. См. отрывок из его «Сефер а-каббала»: Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 134. Ср. ивритский оригинал и английский перевод: Abraham Ibn Daud. The Book of Tradition (Sefer ha-Qabbalah), a Critical Edition with a Translation and Notes by Gerson D. Cohen. Philadelphia, 1967. P. 67—68 (иврит), 92—93 (перевод).

3. Три еврейских путешественника... С. 100. Ср.: Гаркави А.Я. Сказания еврейских писателей о хазарах. СПб., 1874. С. 57.

4. Цит. по идишскому оригиналу (см.: Берлин. Исторические судьбы... С. 102, прим. 1).

5. См. обзор этих источников: Ankori. Karaites... P. 67—79.

6. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М., 1962. С. 165.

7. Заходер. Каспийский свод... С. 159.

8. Заходер. Каспийский свод... С. 161. См. также: Бубенок О.Б. К вопросу о причинах веротерпимости в Хазарии // ХА. 2004. № 3. С. 25—33.

9. Кравченко Э. Безынвентарные могильники западной окраины Хазарии // Материалы Одиннадцатой Ежегодной Международной конференции по иудаике. М., 2004. Ч. 1. С. 24—39.

10. Флеров В.С., Флерова В.Е. Иудаизм в степной и лесостепной Хазарии: проблема идентификации археологических источников // ЕиС. С. 196.