Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Евреи и Крым в постхазарское время

После разгрома Хазарии в 60-е годы X века хазары и их иудаизм упоминаются еще в нескольких источниках. Так, составленная в начале второй декады XII века монахом Нестором «Повесть временных лет» сообщает, что в 986 году (т. е. уже после падения Хазарии) в Киев к князю Владимиру прибыли «жидове козарьстии», которые предлагали князю перейти в иудаизм1. В ответ, как мы знаем, в 988 году, после захвата Корсуня (Херсона), Владимир переходит в православное христианство византийского образца. Кем были эти загадочные «хазарские евреи», прибывшие в Крым уже после разгрома Хазарии, остается неясным. Однако не будем забывать, что сюжет о выборе веры и религиозном диспуте является кочевым в византийской, русской и еврейской литературе того периода.

С попыткой идентификации и желанием разобраться, кем же были эти «жидове козарьстии», связано несколько курьезных псевдоисторических сюжетов. В 1840 году в дагестанском селении Маджалис Авраам Фиркович «находит» документ, в котором сообщается о прибытии «послов князя Рош-Мешех из Циова [т. е. Киева] к государю нашему Давиду Хазарскому» в 986 году. Более того, этот документ указывает, что именно караимы пытались обратить киевского князя Владимира в иудаизм.

Детальный анализ «источника» показал, что Маджалисский документ — несомненная и безоговорочная фальсификация2. В другом караимском псевдоэпиграфе XIX века указывается, что главой этого караимского посольства к Владимиру был ни много ни мало сам Исаак Сангари, о котором мы уже упоминали. А.Я. Гаркави получил в 1875 году от караима Исаака Султанского отрывок из хроники Тольдот Яаков (ивр. «История Иакова»), якобы написанной в XVI веке караимом Яаковом A-Леви (Яковом Галеви) и переписанной Йеошуа бен Шмуэлем в 1704 году на Мангупе. В этой псевдоисторической хронике указывается, что «Хавер Сангари» был хорошо известен князю Владимиру, называвшему его «лучшим из людей»3. Хроника изобилует массой анахронистических неточностей даже в коротком отрывке, опубликованном А. Гаркави. Сюжет о приезде хазарских евреев к князю Владимиру волновал даже немецких национал-социалистов времен Второй мировой войны. Одна из них, Мара Крюгер (известная под псевдонимом Дагмар Брандт) писала, что главу хазарских миссионеров в Киеве звали «Иегу Фравитта бен Ханина». Все это не более чем плод антисемитской фантазии самой Мары Крюгер4.

Говоря о других источниках по истории иудаизма в Крыму и Хазарии после X века, отдельно следует отметить два документа из Каирской генизы*, рассказывающих о мессианских еврейских движениях на территории бывшей Хазарии. Один из них, датируемый Я. Манном периодом между 1094—1121 годами, сообщает о двух еврейских лже-мессиях, Соломоне бен Дуги и его сыне Менахеме. Согласно данному документу эти исторические персонажи начали свою деятельность в «горах Хазарской земли»; один из них провозгласил себя воплощением пророка Ильи, а другой — мессией. Манн идентифицировал Менахема бен Дуги с легендарным еврейским лже-мессией Давидом Аль-Рои (Эль-Рои), поднявшим восстание на территории Курдистана около 1160 года. О Давиде говорилось, будто он происходил из Хазарии и первым использовал «звезду Давида» как символ иудаизма**. Другой документ из генизы говорит о мессианских движениях в Хазарии около 1096 года. По этому документу из Хазарии вышло семнадцать общин, которые направились в «пустыню народов» (Иез. 20:35), дабы встретиться с десятью потерянными коленами Израиля. По дороге они принесли новости об этом в Византию, что указывало бы на продолжение контактов между еврейскими общинами Хазарии и Византии5.

Хазарское присутствие в Крыму: городище Бакла

Вследствие неточности и романтичности эти сообщения едва ли могут многое сказать о возможном продолжении еврейской жизни на территории Хазарии, которая, строго говоря, к XI—XII векам уже перестала существовать, будучи сметена волнами новых кочевников — печенегов, половцев, а позднее татаро-монголов. Вообще, все позднейшие сообщения о хазарах, после 60-х годов X века, слишком неточны и фрагментарны, чтобы делать какие бы то ни было выводы о продолжении существования этого государства. Как уже у поминалось выше, по меткому выражению М.И. Артамонова, сами хазары как народ «растворились в половецком море»6. Тем не менее Крым, где некогда проживали хазары, вплоть до конца XVI века иногда анахронистически именовался в письменных источниках «Газзария». Несмотря на то что на гигантской территории бывшей Хазарии вполне могли еще проживать отдельные еврейские общины, о них ничего не известно. Иудаизм, принятый, по-видимому, в достаточно поверхностной форме правящей верхушкой Хазарии, едва ли мог остаться религией хазарских масс, переживших распад государства во второй половине X века. Кроме того, по сообщениям поздних источников, после крушения империи остатки хазар прибегли к помощи Хорезма и обратились в мусульманство. Какая-то часть хазар, о вере которых нам ничего неизвестно (хотя вряд ли это мог быть иудаизм), проживала на территории русского Тмутараканского княжества в XI веке7.

Жизнь еврейской общины средневековой Таврики, по-видимому, продолжалась и после падения Хазарии. Согласно «Житию Евстратия Постника», составленному в первой трети XIII века, в 1096—1097 годах плененный половцами монах Киево-Печерского монастыря Евстратий и 50 других жителей Киева были проданы в рабство одному из херсонских евреев. Еврейский работорговец сначала попытался заставить монахов отказаться от веры, а позднее, видя их упорство, изуверски умертвил их. Однако, мощи святого мученика Евстратия позднее чудесным образом были найдены в его пещере в Киево-Печерской лавре. Согласно «Житию...» мучивший Евстратия еврейский работорговец был повешен на дереве по указу византийского императора, в то время как прочие херсонские евреи были либо изгнаны из города, либо приняли христианство. Чрезвычайно интересен тот факт, что «Житие...» называет виновником всего произошедшего одного из христианских епархов города, который был крестившимся евреем. Втайне придерживаясь своей прежней веры, епарх потворствовал еврейским купцам в торговле христианскими рабами, но вскоре после мученической гибели Евстратия был изобличен и убит8.

Несмотря на несколько драматическое и явно романтизированное изложение событий, некоторые историки полагают, что в этой истории можно найти отражение реальных событий — рейда половцев на Киевскую Русь и последующей продажи группы киевских рабов еврейским купцам в Херсон. Доверие вызывает и сообщение о возможном изгнании евреев из Херсона за плохое обращение с христианскими пленниками: в 1095 году (т. е. за год-два до описываемых событий) в Византии был принят закон о немедленном освобождении «оказавшихся в рабстве людей, рожденных свободными родителями»9. Об активном вовлечении евреев в торговлю рабами в средневековой Европе свидетельствует ряд источников10 — так что это сообщение «Жития...» также едва ли является назидательным преувеличением. Что вызывает изрядное сомнение — так это подробности смерти Евстратия и изуверская жестокость его мучителя, явно являющиеся назидательным мотивом, встречающимся, скажем, в «Житие и чудесах святого Вильяма из Норвича» (написано в 1173 году в связи с событиями 1144 года)11. Любопытно, что, таким образом, именно в связи с событиями на крымской почве в средневековой европейской литературе впервые проходит сюжет о ритуальном убийстве иудеями христиан — сюжет, по вине которого тысячи невинных евреев будут подвергаться позднее антисемитским гонениям и преследованиям.

Хазарское присутствие в Крыму: Судак

Это сообщение, строго говоря, является последним источником о пребывании евреев в Крыму в домонгольскую эпоху. Некоторые исследователи предполагают, что новая волна еврейских эмигрантов хлынула в Крым из Константинополя после бедствий и преследований евреев во время Первого, Второго и Четвертого крестовых походов (1096—1099, 1147—1148, 1202—1204)12. Это предположение не основывается на письменных источниках и является скорее логической догадкой. На наш взгляд, подобное развитие событий вполне возможно — но, к сожалению, об этом умалчивают наши источники.

Интересно сообщение рабби Петахии бен Яакова из Регенсбурга, встретившего между 1177 и 1187 годами в эрец Кедар неких загадочных и не признающих Талмуд еврейских сектантов-миним. Термином эрец Кедар (ивр. «страна кедаров [т. е. кочевников]») путешественник обозначал, скорее всего, прилегающие к северному Крыму степи на юге современной Украины, в то время как сам Крым называл эрец Козария (ивр. «страна Хазария»). Сектанты жили среди кочевников-кедаров (т. е. половцев / кыпчаков), строго соблюдали Шаббат и «отроду не слыхали», что такое Талмуд. Тем не менее им весьма понравились прочитанные Петахией талмудические молитвы13. Некоторые исследователи предполагают, что Петахия встретился с остатками продолжавших соблюдать иудаизм хазар14. Нам это кажется весьма маловероятным, принимая во внимание поверхностное распространение иудаизма в Хазарии даже во время существования каганата, не говоря уже о периоде после его развала. Другие считают, что сектантами-миним были предки современных караимов, проживавшие тогда среди кочевников-половцев и позднее эмигрировавшие с ними в Крым15. Последнее предположение объяснило бы нам, как караимы попали в Крым (вместе с кочевниками-половцами) и почему они переняли у них кыпчакско-караимский язык*** в качестве обиходного. Однако тогда представляется странным, почему эти «караимы» никогда не слыхали о Талмуде. Средневековые караимы, вне всякого сомнения, прекрасно знали о существовании Устного закона, так как в полемике с учеными раввинистами и сформировалось караимское движение. К тому же тогда было бы непонятно, почему эти предполагаемые «караимы» с таким энтузиазмом приняли прочитанные Петахией раввинистические молитвы. Есть еще точка зрения, что этими загадочными миним были антиталмудические сектанты типа ананитов, тифлиситов или укбаритов****, или же просто малообразованные и не знавшие Талмуда евреи. Так или иначе, сообщение Петахии слишком фрагментарно и запутанно, чтобы прийти к однозначным выводам. Остается надеяться, что когда-нибудь в наше распоряжение поступит полный оригинальный список сочинения Петахии, который поможет понять, что же именно он имел в виду.

В отдельных справочных и научных работах можно встретить ссылки на сообщение другого еврейского путешественника, Вениамина Тудельского, якобы писавшего о том, что в XII веке евреи проживали в Судаке и Солхате. Исходя из этого авторы этих работ пишут, что крымское еврейство оставалось в Крыму и после изгнания из Херсона16. Но тут имеет место явное заблуждение. Путешественник действительно пишет о городе «Салхат»17, однако имеет в виду не наш крымский Солхат (иначе: Къырым, позднее Эски Къырым, современный Старый Крым, первая столица татарского наместничества в средневековом Крыму), а ближневосточный город Салха, упоминающийся даже в Библии (Втор. 3:10). О евреях в Судаке в XII веке не упоминает ни Вениамин, ни какой-либо другой источник. Повторяясь отмечу, что у нас нет письменных источников о присутствии евреев в Крыму с конца XI и вплоть до последней четверти XIII века. Нам кажется, что в эту эпоху в Крыму вообще не было еврейского населения.

* * *

Попытаемся подвести итоги этой главы. Еврейская жизнь в Крыму, несомненно, продолжилась и после начала антиеврейских гонений в Византии в V—VI веках н. э. По мнению классических историков (не опиравшихся, впрочем, на конкретные источниковые свидетельства), спасавшиеся от гонений византийские евреи часто бежали в более спокойные Крым и еврейские общины Таманского полуострова. Конец VII—X век — видимо, период первой (но отнюдь не последней) волны еврейского переселения в Крым из Персии. Во второй половине I тысячелетия н. э. община крымских евреев поддерживала постоянный контакт с византийской еврейской общиной и находилась под сильным культурным влиянием последней. Община продолжала использовать греческий в качестве основного разговорного языка, а иврит — в качестве языка богослужения. В это время основным еврейским центром в Крыму был Херсонес (Херсон), в то время как в г. Боспоре (Пантикапей / Керчь), судя по молчанию письменных и археологических источников, еврейской общины уже не было. С полной уверенностью утверждать этого нельзя, так как источниковая база для раннесредневековой истории Крыма чрезвычайно фрагментарна, и ученым нередко приходится восстанавливать события методом экстраполяции. Какие-то незначительные еврейские общины (или отдельные купеческо-ремесленные семьи) могли проживать в южном, восточном и центральном Крыму, но сведения об этом отсутствуют.

Вторгнувшиеся в восточный Крым в конце VII века тюркские кочевники-хазары существенно повлияли на геополитическую ситуацию и жизнь крымских евреев. По мнению С. Дубнова, вместе с хазарами в Крым проникают евреи из мусульманских стран Востока, прежде всего из Персии. Вполне вероятно, что в хазарское время продолжилась и еврейская эмиграция в Крым из Византии. В конце VIII — начале IX века правящая верхушка хазар принимает в той или иной степени упрощенный раввинистический (т. е. талмудический) иудаизм. О том, как именно это произошло, ученые дискутирует по сей день вследствие упомянутой выше узости источниковой базы. С осторожностью можно предположить, что именно в хазарское время крымские евреи знакомятся с учением Устной Торы (Талмуда), с которой их могли познакомить византийские или хазарские евреи-эмигранты. Если же этого не случилось, то остается лишь одно предположение — крымские евреи не знали, что такое Талмуд вплоть до приезда евреев из Европы вместе с итальянскими колонистами в XIII веке.

К последней четверти IX века хазарское влияние в Крыму сходит на нет, хотя военные рейды хазар на византийские колонии Крыма, как об этом туманно пишет Кембриджский аноним, могли происходить и в первой половине X века. Хазарский каганат распадается в 60-е годы X века. Доступные в настоящее время источники совершенно не упоминают о столь часто муссирующихся в современной популярной литературе этнических контактах между крымскими евреями и иудаизированными хазарами. Довольно незначительная прослойка принявших иудаизм тюркоязычных хазар едва ли могла состоять в смешанных браках с грекоговорящими крымскими евреями. Даже если смешанные еврейско-хазарские браки и имели место, то они должны были быть весьма немногочисленными, о чем свидетельствует полное отсутствие упоминаний о подобного рода прецедентах в средневековых документах хазарского времени.

Прибывший в Херсон около 860—861 годов знаменитый проповедник Константин (Кирилл) Философ застал в Херсоне не только евреев, с которыми, вероятно, постигал там древнееврейскую грамматику, но и самаритянина, чью письменность он также изучил в этом городе. В конце XI века, если верить нашим агиографическим источникам, еврейские работорговцы изгоняются из Херсона за плохое обращение с христианскими пленниками, в то время как оставшиеся в городе евреи принимают христианство. Хронологически это сообщение является последним средневековым источником по истории крымских евреев домонгольского периода.

Продолжилась ли еврейская жизнь на территории Крыма и после предполагаемого херсонского изгнания 1097 года, с определенностью сказать достаточно сложно. С одной стороны, можно представить, что какая-то незначительная часть евреев осталась на территории Таврики. С другой стороны, отсутствие источников говорит скорее в пользу гипотезы о перерыве в жизни Крымской Иудеи на полтора столетия — до появления в Крыму в XIII веке татаро-монголов и генуэзцев, с которыми на полуостров переселяются новые иудейские поселенцы. Ими были не признававшие Талмуд караимы, а также европейские евреи-талмудисты, позднее составившие костяк этнической общности, известной сегодня под именем «крымчаки». Об этом расскажут последующие главы нашей монографии.

Примечания

*. Гениза́ (гниза́) — специальное тайное место для хранения пришедших в негодность еврейских свитков, книг и их фрагментов, на которых может находиться имя Бога и которые по этой причине нельзя уничтожать. Первые генизы находились, как правило, при синагогах.

**. «Звезда Давида» (или «Щит Давида»; ивр. маген Давид) — шестиконечная звезда, символ иудаизма (см. следующую главу).

***. О кыпчакском языке польско-литовских караимов и его отличии от караимского этнолекта крымскотатарского языка мы расскажем в следующей главе.

****. Остатки этих трех сект все еще прослеживаются в X—XII веках.

1. Повесть временных лет // Изборник. Сб. произв. лит-ры Древней Руси. М., 1969. С. 62—74.

2. Shapira. Remarks...; Shapira D. The Mejelis «Document» and Tapani Harvianen: On Scholarship, Firkowicz and Forgeries // Omeljan Pritsak Armağan (A Tribute to Omeljan Pritsak). Ed. M. Alpargu and Y. Öztürk. Sakarya, 2007. P. 303—393.

3. См. письмо А.Я. Гаркави в журнал «а-Цфира» от 11/23 февр. 1875 г. (опубликовано на иврите с выдержками из источника в «а-Цфира». 1875. № 12. Ам. 95).

4. Brandt D. [Krüger M.] Gardariki. Ein Stufenbuch aus Russischem Raum. Berlin, 1944. S. 319—372.

5. Dunlop. The History., P. 254—256.

6. Артамонов. История... С. 445. См. там же (С. 426—456) обзор поздних источников по истории хазар.

7. Артамонов. История... С. 431—444.

8. Житие преподобного отца нашего Евстратия, постника и мученика // Киево-Печерский патерик. Киев, 1903. С. 147—150.

9. См.: Литаврин Г.Г. Киево-Печерский патерик о работорговцах-иудеях в Херсоне и о мученичестве Евстратия Постника // Литаврин Г.Г Византия и славяне (сб. ст.). СПб., 2001. С. 478—495; Храпунов Н.И. Евреи... // От киммерийцев до крымчаков. Симферополь, 2007. С. 116—119. Со значительно большим скепсисом об историчности этого источника пишут: Bimbaum H. On Some Evidence of Jewish Life and Anti-Jewish Sentiments in Medieval Europe // Viator. 1973. № 4. P. 225—255; Pereswetoff-Morath A.I. A Grin without a Cat. Vol. 2: Jews and Christians in Medieval Russia — Assessing the Sources. Lund, 2002. P. 46.

10. См., например: A History of Jewish People. Ed. Н.H. Ben-Sasson. Cambridge, MA, 1997. P. 397; Litman J. The Economic Role of Jews in Medieval Poland: The Contribution of Yitzhak Schipper. Lanham, 1984. P. 94.

11. Белова О.В., Петрухин В.Я. Евстратий Постник и Вильям из Норвича // Белова О.В., Петрухин В.Я. Еврейский миф в славянской культуре. М.—Иерусалим, 2008. С. 209—228. См. там же критику Литаврина и других чрезмерно ревностных искателей исторических «реалий» в этом источнике.

12. Шапира. Евреи... С. 17—18; Петрухин В.Я. Евреи в древнерусских источниках XI—XIII вв. // Архив еврейской истории. Т. 2. М., 2005. С. 159.

13. Средневековые еврейские... С. 266—267; Petahyah of Ratisbon. Travels of Rabbi Petachia of Ratisbon. Transl. Dr A. Benisch. London, 1861. P. 6—9 (иврит и англ. перевод).

14. Вихнович В.Л. Евреи страны Кедар // Кунсткамера. Этнографические тетради. 1996. № 10. С. 198.

15. Например, Ankori. Karaites... P. 61—64.

16. См., например: Крымчаки // Краткая еврейская энциклопедия. Т. 4. Иерусалим, 1988. С. 608.

17. Средневековые еврейские... С. 119—120.