Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 7. Два столетия хазарской истории

Обсуждая иудаизм хазар, мы говорили о событиях X века. Теперь вернемся к хронологической последовательности от 119/737 года, когда состоялась экспедиция Марвана в Хазарию, и даже немного раньше.

Как мы видели, около 627 года был контакт хазар и греков — при Ираклии. После этого византийские авторы хранили молчание о хазарах и Хазарии до начала правления второго Юстиниана, сына Константина IV. В 695 году, после десятилетнего правления, сделавшись невыносимым для своих подданных, Юстиниан II был свергнут, покалечен, и ему запретили пребывание в Крыму1. Судя по всему, он несколько лет спокойно жил в Херсоне2, после чего вызвал большой переполох, объявив, что желает вернуть империю. Выступив из Херсона в Дорос, столицу готов в Крыму, он потребовал встречи с хазарским хаканом. Хакан принял его с великими почестями, выслушал и дал в жены свою сестру3. Хазара звали Бусир4. Имя его сестры — Феодора. Не следует делать поспешный вывод, что она была христианкой до замужества. Скорее Феодора — это имя, данное при крещении5 после замужества или реставрации супруга, выбранное Юстинианом II, поскольку супругу его знаменитого тезки звали так же6. С разрешения хакана Юстиниан перебрался в Фанагорию7, ныне Тамань, что на восточном берегу Керченского пролива.

Тем временем император Тиберий III услышал о происходящем и стал посылать письма хакану с предложением большой награды за Юстиниана, живого или мертвого. Хазар был готов пожертвовать своим союзником и родственником.

Под предлогом обеспечения Юстиниану телохранителей он отправил в Фанагорию большой отряд. Одновременно его представитель в Фанагории Папац и правитель Боспора Валгиц получили приказ убить Юстиниана. О заговоре узнала Феодора и предупредила мужа. Юстиниан потребовал встречи с Папацем, которого хорошо знал, и задушил его струной. Позднее он таким же образом избавился от Валгица8. Отослав Феодору обратно к брату9, он переправился на рыбачьей лодке в Херсон, где к нему присоединились друзья.

Последующие шаги, приведшие Юстиниана II обратно на трон, не относятся к теме данной книги. Их вкратце описывает Масуди. Мы же скажем, что Юстиниану не понравились хазары, и он обратился за помощью к царю булгар Тервелю10. Вернувшись в Византию (705), Юстиниан отправил большой флот в Хазарию за своей супругой. Хакан, вероятно желая забыть о прошлом, написал императору, попеняв ему, что тот послал не два-три корабля, а целый флот (из него многие корабли были разбиты штормом), словно желая захватить жену силой11. В его письме также содержалась весть, что у Юстиниана в Хазарии родился сын. Феодора и младенец были благополучно доставлены в Византию — их сопровождал некто Феофилакт. По прибытии нового императора и императрицу короновали как Августа и Августу. В Константинополе возле статуи императора была поставлена статуя его супруги. Говорят, сам хакан сиживал рядом, когда бывал в византийской столице12.

В событиях, предшествовавших окончательному падению Юстиниана, хазарский хакан сыграл важную, даже, пожалуй, решающую роль. Император запомнил враждебность обитателей Крыма. В 710 году он отправил огромную армаду с сотней тысяч человек на борту. Командиры экспедиции имели приказ предать мечу людей Херсона, Боспора и некоторых других мест13. С экспедицией отправилось два выдающихся человека, меченосец Элай (Elias) и некто Вардан (Бардан), высланный Тиберием III, но возвращенный Юстинианом. Элай был кандидатурой Юстиниана на пост правителя Херсона, когда город будет подавлен. В то же время присутствие Вардана в экспедиции скорее означало подозрительность Юстиниана, а не его особое благоволение14.

Этот рассказ, приведенный в источниках, представляется не вполне удовлетворительным. Заявленная цель экспедиции — наказать жителей крымских городов и поставить своего правителя Херсона — могла быть достигнута намного меньшими силами. Существовала ли в это время серьезная угроза со стороны хакана? Хазарские чиновники в это время были в Боспоре15 и в Фанагории. В Херсоне тоже имелся тудун — представитель хакана16. Тудун, очевидно, был направлен в Херсон после того, как Юстиниан покинул город — в 704 году или около того. Иначе у Юстиниана не было необходимости направляться в Дорос, прежде чем установить контакт с хазарами. Мы располагаем достаточным количеством свидетельств, чтобы утверждать: два главных крымских города находились, по крайней мере частично, под хазарским контролем17. Большая экспедиция Юстиниана, вполне вероятно, имела целью возвращение территории, которая могла быть — или уже была — потеряна для империи, попав в руки хазар.

В любом случае последствия оказались катастрофическими для Юстиниана. Византийская армада взяла Херсон без сопротивления. Некоторых высокопоставленных горожан, в том числе тудуна, и детей пощадили, остальные жители были уничтожены. Ход экспедиции, вероятно, не понравился Юстиниану. Поступил приказ немедленно возвращаться в Византию с пленными. Несмотря на то что была уже поздняя осень — конец октября, — командиры не могли ослушаться императора. Экспедиция вышла в море, попала в жестокий шторм и почти вся погибла — по оценкам экспертов, потери составили около 73 000 человек. Реакция Юстиниана на эту катастрофу показала, насколько у него неуравновешенная психика. Узнав новости, он выразил удовлетворение и сразу приказал готовить к отправке следующую экспедицию18, которая должна сровнять Херсон с землей. Говорят, что император лично наблюдал за пытками пленных херсонитов путем сожжения или утопления19. Маловероятно. Это делалось в Крыму, и не обязательно по его приказу.

Когда новости о том, что их ждет, достигли Крыма, жители решили сражаться до конца. Они стали готовиться к обороне и обратились за помощью к хазарам. Элай, правитель Херсона, и Вардан объединились против Юстиниана. Об этом сообщили в Византию. Осознав, когда уже было слишком поздно, серьезность ситуации, Юстиниан отправил миссию во главе с двумя видными византийцами, которые должны были, насколько возможно, восстановить status quo в Херсоне и восстановить местные власти (с экспедицией был отправлен хазарский тудун). Дипломаты также должны были принести извинения хакану (очевидно, за вывоз тудуна в Византию) и вернуться вместе с Элаем и Варданом, на которых Юстиниан теперь был очень зол. Выполнить эту программу оказалось невозможно. В Херсоне их отказались слушать. На следующий день глав экспедиции впустили в город и казнили. 300 солдат сопровождало послов. Их вместе с бывшим тудуном передали хазарам и отправили к хакану. По пути тудун умер. 300 греческих пленных были немедленно убиты в его честь, или в качестве жертвы, чтобы они сопровождали тудуна в последнем путешествии20.

Поскольку императорские послы были убиты, следующий логичный шаг повстанцев — избрать императора из своих рядов. Так они и сделали. Избрали Вардана, и он принял титул Филиппика. Услышав о происшедшем, Юстиниан пришел в ярость, уничтожил семью Элая в Византии и отправил флот, оснащенный всем необходимым для ведения осады. Добравшись до Херсона, греческий командир Мавр разрушил две башни, но тут появилось хазарское подкрепление, и наступило затишье. Вардан, он же Филиппик, не будучи уверенным в результате, воспользовался передышкой, чтобы удалиться к хазарскому двору. Мавр обнаружил, что у него не хватает сил для продолжения операции. Опасаясь вернуться к Юстиниану побежденным, он решил признать власть Вардана. Его люди сделали то же самое. Но хакан отказался отдать своего гостя, пусть даже его соотечественникам, которые уже объявили о своей верности. Тем пришлось принести торжественную клятву не предавать его да еще заплатить некоторую сумму в качестве выкупа за императора. После того как греки это сделали, хакан больше не создавал преград. Филиппика отдали новым подданным. Довольно скоро он утвердился на византийском троне, а Юстиниан и его сын были мертвы21.

В ходе этих событий мы видим, что хазарский хакан играл значительную — если не доминирующую — роль в Крыму. Покинув Юстиниана, он, вероятнее всего, сделал его падение неизбежным. Филиппик Вардан едва ли мог преуспеть без поддержки хакана. Не будет преувеличением сказать, что в этот момент хакан мог дать нового правителя Греческой империи. Это было в 711 году. Хазары появились на Черном море не намного раньше22. Через несколько лет после этого они уже были готовы предпринять наступление на ислам.

Интересно отметить, что в 692 году, то есть до изгнания и последующего контакта с хазарами, Юстиниан позволил Трулльскому собору принять декрет, запрещающий отношения с иудеями23. Когда императором стал Лев Исавр, один из его указов, принятых примерно в 720 году24, касался обязательного обращения иудеев в христианство. Эти гонения на иудеев в Византии можно связать, как утверждает Масуди25, с принятием иудаизма хазарами. Через какое-то время после этого Лев Исавр женил своего сына Константина на хазарской принцессе. Это произошло примерно в 732 году, то есть через год или два после большого вторжения хазар в земли ислама, описанного в еврейских и арабских источниках. Вряд ли эти события никак не связаны26. То, что невеста Константина изначально не была христианкой, представляется само собой разумеющимся. Ее звали Чичак27. Ее крестили во время бракосочетания и дали имя Ирина. Известно, что, узнав «священные письмена», она прославилась своим благочестием28. Выражение «священные письмена», вероятно, подразумевает не только греческий язык, но также иудейскую Библию. Если принцесса знала еврейский язык, хочется думать, что она изучила его в Хазарии. Автор XII века Зонарас приводит описание ее супруга, утверждая, что тот ни христианин, ни эллин [то есть язычник], ни иудей, а смешение нечестивости29. Представляется возможным, что Зонарас считал Константина иудеем, принимая во внимание его хазарскую супругу. Эти аспекты недостаточны, но, думается, они подтверждают присутствие иудаизма у хазар во время бракосочетания Константина и Ирины. С другой стороны, в арабских источниках нет убедительных свидетельств того, что хакан был иудеем в 737 году, когда проходил религиозное обучение у мусульманских факихов30.

Константин V правил с 740 года и, в 747 году лишившись жены, три года был вдовцом. Так сказано в Бар-Эбрее31. Ирина родила сына, ставшего императором Львом IV, получившим прозвище Хазар (в честь матери). Он правил с 775 до 780 года. Отрывок из «De Administrando Imperio» посвящен императору Льву, который взял жену из Хазарии, заключив брачное родство с хаканом хазар32. Насколько нам известно, ни один император с именем Лев не женился на хазарской принцессе. Не подразумевался здесь и Лев Исавр, действовавший в интересах своего сына Константина. Очевидно, речь шла о Льве IV33, который на самом деле женился на афинянке. Удивительно, но в этом трактате автор-император перепутал факты34. Из этого же документа мы узнаем, что парадные одеянии, короны и прочие богатства были пожалованы византийскими властями хазарам, одной из неверующих и неуважаемых северных рас. Вероятно, Лев IV, как нам известно, увлекавшийся государственными регалиями35, решил одарить и своих хазарских родственников.

Теперь мы можем продолжить рассказ с того места, где прервали его в главе 4. Вторая арабо-хазарская война закончилась неудачей хакана и, согласно арабским источникам, его насильственным обращением в ислам. Раздоры, которые досаждали халифату до и после правления Марвана ибн Мухаммеда, позволили хазарам восстановить силы. В 134/751 году, когда Аббасиды утверждались в удаленной провинции Хинд, там потерпел поражение и был убит представитель старого порядка Мансур ибн Джумхур. Его преемник решил избежать неравной схватки и бежал со своим гаремом и собственностью Мансура в Хазарию36. Ясно, что в это время Хазарское государство было независимым.

В 141/758 году Язид ибн Усайд ас-Сулами правил Арменией от имени Аббасида Мансура. Он расположил гарнизон в Дарьяле. Впоследствии он получил приказ халифа заключить брачный союз с царским домом хазар37. Разумно предположить, что хазар снова стали считать опасными, и, как показали последующие события, так оно и было.

Язид ибн Усайд был готов выполнить приказ суверена. Мы располагаем описанием великолепия кавалькады, доставившей хазарскую принцессу38 на юг через перевалы Кавказа. Ее сопровождали хазарские тарханы39, многочисленные придворные дамы, слуги и рабы. Кроме того, ее кавалькада состояла из десяти колесных шатров из «тончайшего шелка, с дверцами из золотых и серебряных пластин, с полами, покрытыми соболями. Еще двадцать повозок были нагружены золотой и серебряной посудой и прочими сокровищами, составлявшими ее приданое»40. Свадьбу, вероятно, праздновали в Бердаа, где принцесса позже умерла, давая жизнь сыну41. Ребенок тоже умер, и хазарская свита отбыла в свою страну, убежденная, что их госпожу предательски убили. Хакан решил считать происшедшее поводом для войны42.

Под командованием военачальника Рас-тархана43 хазары двинулись на юг44. Территории Хаснин (Хамзин) и Лакз, а также страна аланов по соседству Дарьялом были разорены45. Захватчики вошли в земли халифата. Представитель правителя бежал46. Язид ибн Усайд сам избежал встречи. Мансур, услышав новости, отправил двадцать тысяч человек из Сирии и аль-Джазиры, которые соединились с Язидом ибн Усайдом. Но военная удача им не сопутствовала, и они были вынуждены отступить. Ситуация стала тревожной. Регулярных войск не было, и халиф прибег к экстраординарной мере — открыл тюрьмы и выпустил семь тысяч заключенных, которых вооружил и отправил на север. В войсках были каменщики и ремесленники, и, когда подкрепление прибыло, первой задачей стало строительство фортификационных сооружений, куда поспешно поместили гарнизоны, что сдержало хазар47. Мы не слышали о других больших сражениях. Вскоре после этого одна из крепостей на западе (Камх) перешла в руки греков. Хотя брат халифа осаждал ее все лето (151/768), он не сумел ее вернуть. Эта экспедиция известна тем, что хазарские войска стали частью мусульманской армии48.

После Мансура в 158/775 году халифом стал Махди. Около 780 года молодой араб из Багдада, который позднее прославился как Або Тифлисский, посетил страну хазар вместе с грузинским принцем Нерсе. Жизнь святого описана вскоре после его смерти в Грузии49. Хотя это повествование вряд ли является последовательным и точным изложением событий, оно может содержать важные воспоминания о путешествии. Согласно его автору, Нерсе решил покинуть страну из-за арабов. Отослав жену и детей в соседнюю Абхазию, он ушел через Дарьяльский проход в Хазарию вместе с 300 сторонниками. Объяснение визиту не дано. Вероятнее всего, его целью было получение военной помощи. Судя по дружескому приему, оказанному ему хазарами, в те времена политика хаканата была независимой от халифа. Здесь Хазария называется «землей севера», а хакан — «царем севера». Легенда, связывающая хазар с Гогом и Магогом, встречается и в этом грузинском повествовании. И если хазары в нем описываются как «дикие люди со страшными лицами и манерами диких зверей, пожиратели крови»50, это можно отнести скорее к традиции, чем к действительным наблюдениям. Хотя армянский автор Мовсес Каланкатукский тоже пишет об «ужасном множестве хазар с дерзкими широкими лицами без ресниц и с длинными развевающимися волосами, как у женщин»51. В некоторых городах и деревнях Хазарии жили христиане, и, возможно, нам следует сделать вывод, что в Хазарии Або крестили. В общем, автор считает, что у хазар «нет веры, они признают только Бога»52. О религии хазарского царя ничего не сказано53. Неясно, добрались ли путешественники до хазарской столицы на Волге. Через некоторое время после прибытия в страну Нерсе пожелал отбыть в Абхазию. Хазарский царь согласился и послал с ним отряд с подарками. Они шли по «земле язычников, которые не верят в Бога»54, три дня и три ночи55, прежде чем достигли места назначения. Эта деталь, касающаяся расстояния до Абхазии, представляется важной. Вероятно, грузины встретились с хазарским царем на «летних квартирах» — далеко к югу от Итиля.

К концу VIII века — в 786 или 787 году — крымские готы были атакованы хазарами. Дорос56, их столица и главная крепость, был осажден и захвачен, и в него был назначен хазарский тудун57. Под предводительством епископа Иоанна готы поднялись против захватчиков и сначала добились некоторых успехов. Но со временем воинственный священнослужитель был вынужден сдаться. Говорят, что в тюрьме он вылечил ребенка хазарского командира58. Хазары недолго владели Доросом. Уже через несколько лет он перешел в руки греков59.

Но вернемся к мусульманскому Востоку. Пребывание у власти халифа Гарун аль-Рашида омрачалось постоянными беспорядками в Армении. Армяне взбунтовались после смерти Махди и оставались непокоренными во время короткого правления Хади60. При Гарун аль-Рашиде губернаторы сменяли один другого, но никто так и не сумел установить мир. За границей хазары оставались пассивными и не пытались воспользоваться трудностями халифа. В 180/796 году был назначен новый губернатор Саид ибн Салм61. Сначала все шло хорошо. Но потом Саид притеснил местную аристократию, и неприятности начались опять. Командиром гарнизона в Бабе был некий Нажм ибн Хашим62. Губернатор приказал казнить его и поставил на его место другого офицера. Его сын отрекся от верности, убил назначенца Саида63 и попросил царя хазар о помощи против мусульман64. Хазары откликнулись и прибыли с большой армией — в одном источнике сказано, что ее численность достигла 100 000 человек65. Преодолев сопротивление, захватчики шли вперед, пока не достигли реки Куры (Кирус). Здесь они остановились, но Гарун к этому времени уже был серьезно встревожен. Его первые меры оказались неудачными, но по какой-то причине угроза так никогда и не была полностью реализована. Разорив все, что можно было, — при этом пострадали и христиане, предположительно армяне, и мусульмане, — хазары удалились с пленными. Когда прошло некоторое время, Язид ибн Мазияд аль-Шайбани, бывший губернатор, прибыл, обладая всей полнотой власти66. К этому времени хазары уже исчезли, и Армения спокойно покорилась его правлению. Оккупанты находились в стране семьдесят дней. Это было последнее большое выступление хазар против арабов, о котором у нас есть письменные документы (183/799).

В грузинской хронике содержится история67, похожая на эпизод с дочерью хакана и Язидом ибн Усайдом, которую мы отнесли к 145/762 году. Согласно хронике, у правящего принца Джуаншера был красивая юная сестра. Слава о ее красоте достигла хазарского хакана, и тот отправил в Грузию посла с брачным предложением, обещая взамен помочь Грузии противостоять арабам. Мать и брат Джуаншера были против, да и девушка говорила о хазаре только с презрением. Прошло три года, и хакан послал в Грузию своего полководца Блучана (в армянской версии — Булджана)68, который захватил замок принца и взял его и сестру в плен. Когда их вели в Хазарию, принцесса приняла яд. Вернувшись к хакану, Блучан рассказал ему о судьбе потенциальной невесты. Хакан пожелал видеть тело, и, разозлившись, узнав, что его не доставили, хакан велел казнить полководца. Его шею обмотали веревкой, а концы дали двум всадникам, которые поскакали в разные стороны. В результате голова несчастного оторвалась от туловища. А Джуаншеру после семи лет заключения позволили вернуться домой.

Маркварт связывает хазарское нападение на Грузию под командованием Блучана с событиями 183/799 года69. Некоторые моменты в истории кажутся аутентичными. Она согласовывается с тем, что мы читаем у других авторов относительно обычая хакана жениться на дочерях соседних царей, равно как и с тем, что он обладал абсолютной властью над жизнью и смертью полководцев и даже бега70, который мог подразумеваться в этой истории. С другой стороны, в ней хакан предстает очевидным язычником, а не иудеем. Однако эту историю все же нельзя считать доказательством того, что обращение хазар в иудаизм еще не произошло.

Во время правления того же Джуаншера абхазский принц Лев, сын дочери хазарского царя71, то есть, предположительно, хакана, установил независимость от греков с помощью хакана. Это один из нескольких случаев их противостояния императору.

Примерно в 218/833 году хакан и бек Хазарии72 обратились к Византии за помощью в постройке крепости на Дону73. Император Феофил отправил военную эскадру, которая проследовала через Херсон и Азовское море на хазарскую территорию. Где-то на Дону греки построили крепость из кирпича: Aspron Hospition (Константин Порфирогенет) или Leukon Oikema (Феофан). Русы назвали ее Белая Вежа74. Сами хазары говорили о Саркиле75. Все эти названия обозначали одно и то же — Белый или Желтый Дом. Саркиль переводится, таким образом, с чувашского диалекта тюркского76 — этот факт дает ключ к утверждению Истахри — Ибн Хаукаля, загадочного, ввиду родства хазар с тюрками, что их язык был отличен от тюркского77. Чувашский характеризуется заменой l, i, r на sh, a, z большинства тюркских диалектов. Лирдиалект, используя современные термины, безусловно, был бы непонятен, как и чувашский в современности78, людям, говорящим на шаз-языке. Замечание, что хазары не говорили на тюркском языке, возможно, объясняется именно таким образом. Язык волжских булгар, вероятно, тоже принадлежал к лир-группе, отсюда и заявление Истахри, что он был похож на язык хазар79.

Что касается цели постройки крепости, предположительно она предназначалась для защиты от врага с запада. Кто был этот враг — не вполне ясно. Печенеги, насколько известно, еще не продвигались западнее Дона — они сделали это только шестьюдесятью годами позже80, хотя можно подумать о более ранних группах81. Масуди, описывая экспедицию русов на Каспий через Азовское море и Волго-Донской путь в 301/913 году, упоминает об укрепленном пункте хазар на пути, где постоянно располагаются войска для защиты от огузов82. Его, вероятно, можно идентифицировать с Саркилем. Также считалось, что Саркиль построили против мадьяр83. Возможно, врагами хазар к этому времени (218/833) уже стали и русы, сила которых быстро росла к западу и северу от Хазарии84.

Саркиль несомненно был военным укрепленным пунктом. Он упоминается в ответе Иосифа, но его нет в списке хазарских городов, приведенном Мукаддаси и в «Худуд аль-Алам»85. В других мусульманских источниках его тоже нет. По этой причине предположение Полиака, что Саркиль был центром одного из четырех княжеств, на которые Хазария якобы была разделена, неприемлемо86. Не может он быть и столицей Хазарии, как многие считали87.

В нескольких арабских источниках приводится история, которая, если и не позволяет взглянуть на настоящую Хазарию, по крайней мере дает понять, какой ее видели арабы в IX веке88. Говорят, историю эту рассказал в присутствии аль-Фадля ибн Саля, известного визиря аль-Мамуна (813—833), арабский посол89. По случаю голода Хатун, сестра хазарского царя, своим мудрым советом призвала хазар покориться воле Бога, и в результате они были быстро избавлены от затруднительной ситуации90. Слова, приписываемые Хатун, вполне обычны. Важно, что, согласно одной версии, хазары сначала обратились за помощью к своему царю, судя по всему, брату Хатун, а потом к высшему царю. В рассказе прямо обозначены хакан и бек, и сам рассказ представляется аутентичным91. Аль-Фадль ибн Саль был одним из самых могущественных людей в исламе, и естественно, что его посетил хазарский посланник. Однако мы больше нигде не встречаем упоминаний о хазарской миссии в Багдад. Нет и никаких признаков того, что хазарские женщины играли важную роль в делах, хотя это вполне возможно. По крайней мере, это было характерно для высокопоставленных дам у тюркских народов. В упомянутом выше рассказе после успешного вмешательства в политику Хатун якобы было пожаловано царство. Эта деталь — очевидный вымысел. А содержание речи Хатун не подразумевает хазарского иудаизма. Говорят, что евреи Ирака надеялись на уничтожение хазарами халифата92. Мы уже видели, насколько реальной была угроза в разные времена. Некоторый свет на ситуацию проливают рассказы о падении Афшина93. Этот человек, тюрок из Урсушаны и один из самых способных полководцев Мутасима, был опозорен и лишен власти в 225/840 году. Утверждают, что незадолго до этого он планировал бежать через Мосул и Армению в Хазарию, откуда рассчитывал добраться до Туркестана и вернуться в халифат во главе армии94. Очевидно, у него были грандиозные замыслы — по крайней мере, его в этом подозревали. Он якобы переписывался с греками и обдумывал использовать хазар против мусульман. Его судили, но обвинение оказалось весьма необычным — якобы он был магом, приверженцем запрещенной религии Заратустры. Даже были представлены свидетельства. Это не имеет ничего общего с хазарами, потому что, хотя в одном тексте их и называют магами95, нет ни единого подтверждения того, что зороастризм когда-то существовал в их стране96. Утверждение, что хазары были магами, под стать другим, которые делают зороастрийцами викингов, совершавших набеги на побережье Испании, или язычников русов. Предположение Вернадского, что первоначально хазары поклонялись огню, представляется безосновательным97.

Ссылка в «Китаб аль-Агани»98 на юного хазарского слугу или раба, который привлек внимание поэта абу-Таммама (231/846), поднимает вопрос о людях хазарского происхождения, живших в халифате. Несомненно, такие были. Возможно, самыми известными являются Исхак ибн Кундадж (или Кундаджик) аль-Хазари, о котором уже говорилось, и Такин ибн Абдулла аль-Хазари, который трижды был правителем Египта99 (920). Оба, вероятно, были солдатами удачи, возвысившимися на службе у халифа. Абдулла ибн Баштва аль-Хазари, вероятно, был недовольным подданным хакана. Были люди и более низкого ранга, как, например, триста семей, в 854 году покинувших Хазарию из-за желания быть ближе к исламу. Они прибыли в Баб и были размещены в северном городе100. Упоминаются приверженцы традиций, имена которых предполагают хазарское происхождение101. Некоторые из них безусловно были связаны с городом Дербент-и-Хазаран (Баб) и потому использовали нисбу аль-Хазари, хотя имели арабское или смешанное происхождение. Но другие могли быть чистокровными хазарами. У нас не сложилось впечатление, что хазар на землях ислама было много, но они определенно существовали и участвовали в разных областях жизни102.

Говорят, халиф аль-Васик (227/842—232/847) в начале своего правления послал ученого Мухаммеда ибн Мусу аль-Хорезми к «Тархану, царю хазар». Если это правда, и аль-Хорезми действительно посещал Хазарию, вероятнее всего, он имел научные цели103. Об этом пишет только Мукаддаси104. Визит некоего Саллама Переводчика в Хазарию105 несколько позже установлен. Мы не будем рассматривать путевые записки Саллама, за исключением того, что относится к Хазарии. Но необходимо сказать несколько слов об обстоятельствах. Саллам занимался тюркской перепиской халифа. Утверждают, что он знал тридцать языков106. История его путешествия была пересказана в устной форме ибн Хардадбеху с письменных мемуаров, подготовленных для халифа. Якобы Васик, обеспокоенный слухами, что стена Гога и Магога проломлена107, отправил Саллама разобраться. Имея письмо от халифа к правителю Армении Исхаку ибн Исмаилу ибн Шуайбу108, Саллам отправился на Кавказ и, добравшись до Тифлиса, передал правителю поручение Васика. Исхак ибн Шуайб послал отряд к правителю Сарира, с которым был в хороших отношениях, а из Сарира он успешно прибыл к царю аланов и Филан-шаху. Последний написал о путешественниках Тархану, царю хазар. В рассказе Саллама очень мало информации о Хазарии. Мы узнаем, что его отряд оставался с царем только день и ночь109, или пять дней110. Ибн-Хардадбех дает то же имя хазарскому правителю, что и Мукаддаси годом или двумя ранее. Но трудно представить, что оно аутентично. Тархан это тюркский титул, а не имя собственное. Мы уже встречали его применительно к военным. Представляется, что в рассказе или «тархан» заменил что-то другое111, или, если тархан — это правильно, перед ним должно быть какое-то имя, как в комбинации Хазартархан112 или Рас-тархан113. То, что Мукаддаси использует то же выражение, едва ли можно считать подтверждением аутентичности, потому что он писал в 375/985 году, и, конечно, пользовался доступными ему источниками о путешествии Саллама114.

Нет никаких оснований подозревать в неточности сказанное о путешествии Саллама его современником ибн Хардадбехом. Позднее его путешествие описывалось другими авторами с небольшими различиями. Одна из историй повествует об «острове овец», доселе неизвестном, расположенном «между хазарами и булгарами», которого Саллам якобы достиг на своем корабле115. Другая упоминает о русалке, которую видел Саллам, будучи в компании с хазарским царем116. Ничего похожего у ибн Хордадбеха нет.

За год или два до того, как Васик стал халифом, крушение могущественного Уйгурского государства (840) вызвало революцию в Азии. Предположительно, слухи о ней достигли ушей халифа и заставили его отправить экспедицию, о которой только что говорилось117. Удивительно только, что Салламу было приказано отправляться на Кавказ, а не прямиком в центральную часть Азии. Однако в целом халиф задумал путешествие к «стене Гога и Магога». Гог и Магог и стена, построенная Александром Великим, чтобы их сдержать, упоминаются в Коране118. Таинственный отрывок довольно рано был объяснен — речь идет о кавказских фортификационных сооружениях (датированных доисламскими временами) и известных как Дербентская стена119. Поэтому Саллам должен был ехать к правителю, поставленному Васиком на этой территории. У Табари есть традиция, о которой мы уже упоминали120 и которая, будь она известна Васику, уверенно направила бы его мысли именно к Кавказу. Согласно ей, персидский правитель Дербента незадолго до прихода мусульман направил экспедицию к «стене Александра». Полководец Абдуррахман ибн Рабиа, говорят, присутствовал, когда руководитель персидской экспедиции вернулся после двухлетнего утомительного путешествия. Сказано, что этот человек добрался до стены и описал ее в таких же выражениях, как Саллам у ибн-Хордадбеха121. Невозможно утверждать, что история Табари аутентична, но она имела место ориентировочно в то же время, что экспедиция Саллама.

Национальная принадлежность Саллама не ясна. Вероятнее всего, он был арабом, но возможность его хазарского происхождения тоже исключить нельзя. Он может быть хазарским иудеем122. В любом случае очевидно, что после прибытия в Хазарию он знал, куда направляться дальше, чтобы выполнить возложенную на него Васиком миссию. Упоминалось о пяти проводниках — сравнительно большое число, очевидно, для долгого путешествия, — которых ему выделил хазарский царь123. Предположительно у хазар в это время был интерес и некоторые знания о Центральной Азии. К сожалению, из рассказа Саллама неясно, как далеко на северо-восток тянулась Хазария.

Мы уже упоминали о правителе Армении и Азербайджана, который в 240/854 году позволил группе хазар пройти через Баб в земли ислама. Это был Буга-старший124. Он устроил иммигрантов на месте старого Шамкура и переименовал город, назвав его Мутаваккилия — в честь правящего халифа. Говорят, он также привез 300 семей аланов через Дарьяльский проход125. Примерно в это время он напал на христианское царство Санария, расположенное в горах, к северу от Тифлиса126. Отбив первое нападение, христиане связались с хаканом, греческим императором и правителем славян127. Судя по всему, никто не вмешался, но Бугу вскоре отозвали. Согласно одному рассказу, его заподозрили в тайной переписке с хазарами, который был его соотечественником128.

Около 833 года, как уже говорилось, хазарские послы посетили Константинополь, чтобы привлечь греков на помощь в строительстве Саркиля. Позже, примерно в 860 году, посольство хакана к императору Михаилу III привезло совершенно другую просьбу — чтобы к ним прислали людей, которые могли бы объяснить основы христианства129. Патриарх Фотий посоветовал императору послать в Хазарию своего ученика и протеже Константина130, и Михаил на это согласился. Фотий мог иметь личный интерес к Хазарии — нельзя исключить его хазарское происхождение. Так лучше объясняется выражение «хазарская морда», в сердцах примененное к патриарху императором131.

Константин проследовал через Крым в Хазарию. Некоторое время он провел в Херсоне, где изучал хазарский язык, или, согласно другой версии, язык евреев и самаритян132. Затем по Дону и Волге133 он прибыл в Итиль и продвигался по Каспийскому побережью до тех пор, пока не встретил хакана134, возможно в Самандаре135. Был проведен диспут136, представленный как победа сторонника христианства, но только 200 человек приняли крещение. Хотя Константин произвел хорошее впечатление на хазар, его миссия, вероятно, все же оказалась не слишком успешной. Немного позже он возвратился в Константинополь.

В присутствии хакана имел место религиозный диспут между знающим Писание иудеем с одной стороны и Константином — с другой. Из этого Заячковский делает правильный вывод137, что в середине IX века приверженность иудаизму была очень важным, даже, возможно, решающим фактором при хазарском дворе. Правда, одновременно он осторожно заявляет, ссылаясь на Дворника138, что нет прямых свидетельств обращения хазар в иудаизм в это время. Однако рассказ о миссии Константина вряд ли можно использовать как доказательство того, что обращение в иудаизм произошло позже. Следует помнить о характере хазар — «иудаизированных» тюрок. Это значит, что их иудаизм — в любом случае ограниченный сравнительно небольшой группой — был несколько искусственным. То, что они были склонны возвращаться к язычеству, может следовать из сообщения в ответе Иосифа о реформации около 800 года при новом царе. У визитеров, вроде Або из Багдада и культурного и высокообразованного Константина, вполне могло сложиться неблагоприятное впечатление о стране, но, даже если так, у нас нет их прямых записей относительно того, что эти гости увидели в Хазарии. Их взгляды на Хазарию и деятельность там — всего лишь то, что выбрали для написания биографы. Учитывая общую согласованность арабских и еврейских традиций, тем более что наше исследование имеет тенденцию к реабилитации последних, негативное свидетельство рассказов Або и Константина о хазарском иудаизме в 861 году имеет небольшой вес139.

Теперь мы должны обсудить важный, но запутанный вопрос об отношении хазар и венгров. Информация о них взята из нескольких глав De Administrando Imperio Константина Порфирогенета. Высокородный автор утверждает, что 55 лет назад, то есть в 893 году, поскольку его книга была написана в 948 году, хазары и огузы в союзе напали на печенегов и вытеснили их с территории между реками Волга и Урал140. Эта дата подтверждается независимым авторитетом — Регино Прюмским, указавшим, что миграция печенегов произошла в 889 году141. Они перешли на территорию, до этого занятую тюрками — так венгров называют в греческих источниках. Мы можем употреблять понятие «мадьяры», хотя, строго говоря, это было название только одного племени. В свою очередь, мадьяры были вынуждены уйти со своих мест. Такой же процесс действовал в более ранний период.

Константин говорит, что мадьяры были вынуждены отойти от печенегов дважды142: сначала из Лебедии (или Леведии, страны, названной по имени мадьярского воеводы) в Ателькузу, что означает «страна между реками»143. А потом из Ателькузы в регион, занимаемый мадьярами во времена Константина — в среднем течении Дуная. В Лебедии мадьяры три года сражались в союзе с хазарами. Хакан даже дал воеводе в жены благородную хазарку. Но она не родила ему сына. Вскоре после того, как мадьяры обосновались в Ателькузе, хакан вызвал к себе воеводу Лебедии в Челандию (Chelandia, Kalancha), что в Крыму, и предложил сделать его единственным правителем — архонтом своего народа — под властью хазар. Лебедий предложил вместо себя Алмуца144. Если же у Алмуца ничего не выйдет, у него есть сын Арпад. В результате архонтом был провозглашен Арпад — в хазарской манере145 его подняли на щите, объявив zakanos. Может быть, это слово означает хакан?146 Через некоторое время печенеги снова напали на мадьяр и вытеснили их из Ателькузы.

Много было сделано попыток объяснить топографию и хронологию миграций венгров и пролить свет на сопутствующие отношения с хазарами. В том, что они какое-то время были близкими, сомнений нет. Константин повествует, что до их миграции на территорию современной Венгрии к мадьярам присоединились три племени, называемые кабары147, из Хазарии. Неясно, представляет ли слово «кабары» оригинальное название народа, или так их называли мадьяры. Они принадлежали к группе, побежденной в гражданской войне, бежали на венгерскую территорию и осели там в дружбе с ее обитателями. Кабары оказались более предприимчивыми и воинственными, чем венгры, и заняли ведущее место среди других племен. Константин дает понять, что они возглавляли миграцию в современную Венгрию. Между ними были такие тесные связи — или, скорее, кабары стали такими влиятельными, что венгры выучили язык пришельцев и сохранили его до времени Константина148. Тот факт, что на хазарском языке говорили в Венгрии по крайней мере до середины X века, подтверждается следами лирязыка, которые до сих пор присутствуют у мадьяр149.

Нельзя забывать, что Хазарская империя на западе в IX веке занимала очень большую территорию и включала несколько групп, выплачивающих дань. Из русской летописи150 нам известно, что когда-то поляне, жившие к югу от среднего течения Днепра, подверглись нападению хазар в лесистой холмистой стране вдоль реки и их обложили данью, которую те заплатили мечами — по мечу с очага. Хроника утверждает, что те мечи были обоюдоострыми, и, когда об этом узнал хакан и его старейшины151, они встревожились. Ведь меч у хазар имел только одно острие. Рассказ, предположительно, относится к периоду до 859 года152, когда, также согласно летописи, поляне, северяне и вятичи платили хазарам с каждого дома по шкурке соболя или горностая153. Оккупация хазарами Киева не подлежит сомнению. Согласно летописи, жители этого города платили хазарам дань до 862 года154. Несколько позже там утвердился князь Олег155, и с тех пор город точно не являлся владением хазар. В ответе Иосифа Киев не упоминается. Однако хазары оставили следы своего там присутствия, которые долго не исчезали156. Из упомянутых выше народов по крайней мере вятичи оставались подчиненными хакану до 965 года, когда они сказали Святославу, что уплатили хазарам по монете с сохи157.

О миграции мадьяр в Венгрию, в обозначенных выше обстоятельствах, в конце IX века, ученые единодушны. Зато относительно более раннего периода споры не утихают. Маркварт полагает, что, хотя они раньше и доставляли хазарам неприятности (чему свидетельство неясная фраза из Ибн-Русте, что хазары выкопали ров (или построили стену), чтобы защититься от мадьяр)158, их остановило строительство Саркиля, и они утратили возможность вредить соседям. Жившие к западу от Дона мадьяры попали в зависимость к хазарам. В летописи упоминается, что в 862 году они появились на Дунае и даже на германской территории159. В 839 году о них говорили как о живших на Дунае160. В период 840—860 годов, по мнению Маркварта, они были в союзе с хазарами и участвовали в их войнах161. Таким образом, Константину следовало указать, что мадьяры, находясь в Лебедии, входили в Хазарскую империю не три года, а двадцать. Около 860 года печенеги отбросили их к западу от Днепра в Ателькузу, которая тянулась от Днепра до Серета. Это был тяжелый удар для хазар, который объясняет, почему русы относительно легко утвердились в Киеве. Хакан не хотел отказываться от своей империи на западе без борьбы162. Он больше не боялся мадьяр и хотел укрепить их против печенегов и русов. Поэтому вскоре после того, как они обосновались в Ателькузе, он послал за воеводой Лебедием и предложил ему царство над мадьярами.

Мнение Бьюри, по сути, такое же163. Мадьяры были вытеснены из Лебедии, страны между Доном и Днепром, печенегами, двигавшимися с Волги. Они пришли в Ателькузу, что между Днепром, низовьями Прута и Серетом, и в 862 году вторглись в Центральную Европу. Бьюри утверждает, что миграция мадьяр из Лебедии должна была происходить до 862 года, но после 860 года, когда Константин встретил мадьяр по пути из Крыма в Хазарию164. По мнению Бьюри, это доказывает, что в то время они были еще в Лебедии. Константин Порфирогенет утверждает, что, живя в Лебедии, они три года участвовали в хазарских войнах, но это, как считают Бьюри и Маркварт, слишком короткий срок. Бьюри принимает корректировку Вестберга — не 3, а 33, и, считая, что мадьяры жили в Лебедии 33 года, определяет их прибытие туда, возможно (хотя и сомнительно) из Кавказского региона в 822—826 годах165.

Бьюри вслед за Константином считает, что Лебедий женился на благородной хазарке до миграции в Ателькузу, и вскоре после этого к нему обратился хакан, предлагая поставить правителем над семью венгерскими племенами. В конце концов был выбран Арпад, и хазары «учредили» Мадьярское царство. Бьюри замечает, что трудно понять, почему хазары взяли инициативу в свои руки166. Он предлагает связать инновацию с прибытием хабаров из Хазарии, которые, как мы видели, быстро заняли ведущие позиции среди мадьяр. Бьюри не принимает во внимание идею Маркварта, что миграция мадьяр в Ателькузу увеличила опасность для хазар со стороны русов, и именно поэтому хакан назначил венгерского царя и подчинил его себе. Не поддерживает он и предположение Маркварта, что новые цари, династия которых началась от Арпада, были хазарами (кабарами)167.

Другой рассказ об этих не слишком ясных мероприятиях дает Грегуар, который считает, что хазары были разгромлены и вытеснены печенегами только однажды — примерно в 894—897 годах168. Их предыдущий дом между Днепром и Серетом назывался Лебедия и Ателькуза. Глава 38 у Константина рассказывает о последовательных миграциях. На самом деле она содержит два альтернативных рассказа об одном событии. Поэтому нет необходимости искать более ранний дом мадьяр или пытаться отыскать дату их миграции из Лебедии в Ателькузу, что есть фикция. Когда пишут, что мадьяры были союзниками хазар три года в Лебедии/Ателькузе, это всего лишь неправильное прочтение t' как treis. Но treis означает 300. Мадьяры были 300 лет в союзе с хазарами и участвовали, как говорит Константин, во всех их войнах.

При этом легко объясняется, как мадьяры могли совершать набеги в Центральной Европе в 839 году и опять в 862 году. До этого мы о них не слышали. Но из этого вовсе не следует, что они не были примерно в этом же районе под властью хазар долгое время, как и утверждает Грегуар. Вместе с тем территория между Днепром и Серетом, как постоянное место обитания мадьяр на протяжении всего периода, представляется расположенной слишком далеко на запад. Вернадский, который на основании археологических и топологических свидетельств приходит к выводу, что мадьяры долго жили на юге России, убежден, что это было в разные времена в разных районах169. Он указывает, что они, вероятно, пришли из Кавказского региона вскоре после изгнания булгар (оногундуров) хазарами в VII веке, и потому признает «300 лет» приблизительно точным итогом. Он не сомневается в правильности именно этой цифры170.

Теперь следует рассмотреть замечания Константина Порфирогенета из главы 38 его труда относительно того, когда печенеги победили мадьяр и захватили их страну. Часть последних впоследствии двинулась в сторону Персии, и они сохранили старое имя мадьяр, под которым их знали раньше, — саварты-асфалы. Должна быть какая-то связь между савартами и Савардией, который около 765 года разграбил Шамкур, что южнее Кавказа171. Но мы читаем о переселении первых в направлении Персии только после разгрома печенегами, вероятно в конце IX века. Тогда, возможно, мнение Грегуара следует видоизменить, в том смысле, что, хотя печенеги, как он говорит, разгромили мадьяр только однажды, в 896 году, последние еще раньше потерпели поражение, раскололись на две группы и были изгнаны из своей страны каким-то другим народом?172 Строго говоря, если верить Константину, народом, победившим мадьяр и заставившим часть их уйти на восток, были так называемые кангары, самое храброе из племен печенегов173. Грегуар идентифицировал кангаров с хазарскими племенами, называемыми кабарами, приводя правдоподобные причины этого парадокса174. Возможно, тогда после поражения кабарами около 760 года саварты-асфалы пошли к Персии? Хочется думать, что «мятежные действия» (апостасия) кабаров, которые заставили их уйти из Хазарии, как утверждает Константин, имели какую-то связь с обращением хазарской верхушки в иудаизм около 740 года. Но если только поражение мадьяр не было намного позже, чем в 760 году, Арпад, который вскоре после этого175 стал первым царем мадьяр, не мог иметь внуков, которые жили при Константине — около 950 года. Относительно факта, что два внука Арпада жили именно в это время, сомнений вроде бы нет176. Тогда события, о которых повествует Константин, едва ли связаны с рейдом Савардии в 760 году или около того. Это подтверждает присутствие мадьяр неподалеку от Кавказа в это время177 и независимо от любого поражения их соплеменников в русских степях. Переселение того же народа в сторону Персии, о котором говорит Константин, произошло позже. Оно не записано в мусульманских источниках.

Что касается царской власти у мадьяр, Грегуар считает, что причина назначения Арпада не та, что предполагается в главе 38 De Administrando Imperio — или хазарская жена Лебедия не родила ему сына, или сам Лебедий по неизвестной причине — например, из благородства — не желал действовать. Скорее, Лебедия отодвинули в сторону из-за его неудачного выступления против Симеона Булгара178. У Константина прямо сказано, что Лиунт (Liuntis), а вовсе не Лебедий возглавлял неудачную экспедицию против Симеона. И что он был сыном Арпада. Эта родственная связь не повергается сомнению Бьюри179. Также представляется вероятным, что Лебедий во время экспедиции (895) больше не был лидером мадьяр. Если окончательное изгнание мадьяр из Ателькузы имело место в 896 году, как утверждает Грегуар, печенеги, по утверждению Регино Прюмского180, появились уже 889 году. Подходящее время для прямой хазарской интервенции (мы предполагаем, что кабары присоединились к мадьярам в какой-то более ранний период) — после первого нападения печенегов, не позднее чем в 890 или 891 году. Судя по всему, в это время у власти был Арпад, а не Лебедий. Мы, конечно, принимаем сказанное Грегуаром с некоторыми ограничениями, но в главном — Константин говорит об одной большой исторической миграции мадьяр, а не о двух — он, несомненно, прав.

Теперь мы можем перейти к некоторым важным отрывкам из главной дошедшей до нас работы Масуди — «Мурудж ад-Дахаб», на которую часто ссылались в предыдущих главах. Этот труд был начат в 322/943 году и завершен в 336/947 году181. Таким образом, Масуди может рассказать о русской экспедиции на Каспий в начале IV века по хиджре, но ничего не знает о более позднем катастрофическом нападении на хазарскую столицу182.

Отрывок I. «Жители Бабваль-Абваба терпят неприятности от соседства с царством, называемым Хайдан183, подвластным хазарам184, столицей которого служит город, лежащий на расстоянии восьми дней пути185 от Баба по имени Семендер186. Теперь он еще населен хазарским племенем. Однако суть в том, что он был завоеван в ранние времена Сулейманом ибн Рабиа аль-Бахили187, и царь перенес свой престол в Итиль188, что на семь дней пути далее189. В Итиле живет в настоящее время царь хазарский. Город разделен громадной рекой на три части. Река эта течет из возвышенных мест страны тюрок. Рукав отделяется от нее близ земель булгар и впадает в море Майотис190. Итиль построен на двух берегах реки, посреди которой находится остров, а на нем дворец царя191. Замок царя находится на одном из краев острова192, соединенного понтонным мостом с одним из берегов реки. Население состоит из мусульман, христиан, иудеев и язычников193.

Что касается язычников на этой территории, то их несколько видов, включая сакалиба194 и русов, которые живут на одной стороне города. Они сжигают своих мертвецов вместе с их конями, утварью и украшениями. Когда умирает мужчина, его жену заживо сжигают вместе с ним, но если умирает женщина, то мужа не сжигают. Если кто-нибудь умирает холостым, его женят посмертно, и женщины горячо желают быть сожженными, чтобы с душами мужей войти в рай195. Как мы упоминали, таков же обычай у индусов, но их жен без их согласия не сжигают с мужьями.

Большинство в этой стране составляют мусульмане, так как из них состоит царское войско196. Они известны в городе как арсия197 и являются иммигрантами из соседнего Хорезма. В давние времена после возникновения ислама в их стране разразилась война и вспыхнула чума, и они переселились к хазарскому царю. Они доблестны и храбры, и царь полагается на них в его войнах. Они остались в его владениях на определенных условиях, одним из которых было то, что они станут открыто исповедовать свою веру, иметь мечети и призыв к молитве. Также что должность царского визиря будет сохраняться за ними198. В настоящее время визирем является один из них, Ахмад ибн Куйа199. А когда у царя случится война с мусульманами, они будут стоять в его войске отдельно и не станут сражаться с единоверцами. Но они будут сражаться вместе с царем против других врагов — неверных. В настоящее время около 7 тысяч200 из них садятся на коней вместе с царем. Они вооружены луками, имеют нагрудные пластины, шлемы и кольчуги. Среди них имеются и копейщики, вооруженные, как обычно у мусульман. У них есть и мусульманские судьи (кудат). В хазарской столице по правилу семь судей201. Из них два для мусульман; два — для хазар, которые судят в соответствии с Торой; два — для христиан, которые судят в соответствии с Евангелием202. Один судья для сакалиба, русов и других язычников, которые судят согласно языческому обычаю, т. е. по велениям разума203. А когда представится случай большой важности, для которого у них нет знания, они собираются у мусульманских кади, судятся перед ними и следуют тому, что надлежит по мусульманским законам204.

Ни один из восточных царей в этом регионе не имеет войск, получающих жалованье, кроме хазарского царя. Всякий мусульманин в тех краях называется по имени этих арсия. Русы и сакалибы, которые, как мы уже говорили, язычники. Они также служат в войске царя и являются его слугами205. В стране, помимо арсия, находится много мусульманских купцов и ремесленников206, которые приехали в страну хазарского царя ввиду справедливости и безопасности там. У них есть соборная мечеть с минаретом, который возвышается над царским замком, а также и другие мечети со школами, в которых дети обучаются Корану. Если бы мусульмане и христиане вошли в соглашение, царь не смог бы справиться с ними207.

Масуди говорит: в том, что мы сообщили, мы имели в виду не царя хазар, а хакана. Суть в том, что в Хазарском государстве имеется хакан и существует правило, чтобы он находился в руках другого царя и в его дворце. Хакан пребывает внутри замка и не может ни выезжать, ни появляться перед придворными и народом, ни покидать свое жилище208, где вместе с ним живет его семья. От него не исходят ни приказы, ни запрещения, и он не принимает решений в государственных делах. Однако царь не управлял бы Хазарским царством должным образом, если бы хакан не был при нем в столице и замке. Когда Хазарию постигает голод или другое бедствие, или когда против него обернется война с другим народом, или какое-нибудь несчастье неожиданно обрушится на страну, знатные люди и простой народ идут толпой к царю209 и говорят: «Мы рассмотрели приметы этого хакана и дней его, и мы считаем их зловещими. Так убей же его или передай нам, чтобы мы его убили». Иногда он выдает им хакана, и они убивают его210. Иногда он убивает его сам; а иногда жалеет и защищает его, в том случае, если он не совершал никакого преступления и не был повинен ни в каком грехе. Таков порядок у хазар сейчас. Не знаю, древен ли он или нов. Должность хакана принадлежит членам некой семьи из числа знати, к которой, я полагаю, изначально принадлежал и царь211, но один Господь Бог всеведущ.

Хазары имеют челны212, на которых они плавают из своего города вверх по реке, которая течет в их реку из верхней страны. Она называется Буртас. Вдоль нее живут оседлые тюркские племена, составляющие часть Хазарского царства. Их поселения тянутся непрерывно между Хазарским царством и булгарами. Река течет со стороны булгар, и по ней непрерывно ходят суда между землями булгар и хазар».

Отрывок II. «Русы состоят из нескольких племен разного рода. Среди них лудхания213 — самое многочисленное племя. С торговыми целями они постоянно посещают Испанию, Рим, Константинополь и Хазарию. Через некоторое время после 300/912 года около 500 судов, 100 человек на каждом, прибыли в пролив Нитаса214, соединенный с рекой215 Хазар. Здесь находятся хорошо снаряженные люди хазарского царя216, оказывая сопротивление каждому, кто идет с этого моря или с той стороны земли, где рукав217 от реки Хазар соединяется с морем Нитаса. Дело в том, что тюркские кочевники — гузы приходили зимовать в этих местах. Иногда рукав, который соединяет реку хазар с проливом Нитаса, замерзает, и гузы с их конями переправляются через него. Это большая вода, но она не расступается под ними потому, что зимой она крепнет, как камень. Так гузы проходили на хазарскую территорию218. Часто, когда люди хазарского царя, поставленные здесь для отражения гузов, не могли удержать их, выступал сам царь, чтобы воспрепятствовать их прохождению по льду и отогнать их от своего царства. Летом для тюрок нет пути для переправы.

Когда суда русов доплыли до хазарских войск, размещенных у входа в пролив, они направили письмо хазарскому царю, прося разрешения пройти через его землю, спуститься по его реке и войти в Хазарское море, каковое, как упомянуто раньше, есть море Джурджана, Табаристана и других областей, населенных варварами. Они сказали, что отдадут ему половину добычи, захваченной у народов, живущих у этого моря. Он дал им разрешение, и они вошли в пролив219, достигли устья реки220 и стали подниматься по этому рукаву, пока не добрались до Хазарской реки. Они спустились до города Атиль и, пройдя через него, достигли устья, где река впадает в Хазарское море. Река велика и несет много воды. Суда русов разбрелись по морю. Их отряды совершили нападения на Гиль221, Дайлам, Табаристан, Абаскун, стоящий на берегу Джурджана, на нефтеносную область по соседству с Азербайджаном. Дело в том, что расстояние от Ардебиля в Азербайджане до этого моря составляет три дня пути. Русы проливали кровь, уничтожали женщин и детей и захватывали имущество. Они рассылали во всех направлениях отряды, которые грабили и жгли. Народы, живущие на побережьях этого моря, пришли в смятение, так как в прежние времена не видали, чтобы враг наступал на них с моря и по нему ходили лишь суда купцов и рыбаков222. Русы сразились с жителями Гиляна, Дайлама и побережья Джурджана, а также Бердаа, Аррана аль-Байлакана и Азербайджана223, а также и с одним из военачальников ибн Аби ас-Саджа224, а затем перешли на нефтеносный берег царства Ширван, известный как Баку. По возвращении с побережья русы укрылись на островах, которые находятся лишь в нескольких милях от нефтеносной области. Царем Ширвана был тогда Али ибн аль-Гайтам225. И жители вооружились, сели на корабли и купеческие суда и отправились к этим островам; но русы устремились на них, и тысячи мусульман были умерщвлены и потоплены. Многие месяцы русы оставались на этом море в таком положении; никто из тамошних народов не имел возможности подступать к ним. Люди вооружились на страже от них, ибо море это обитаемо вокруг народами. После того как они награбили и им надоела эта жизнь, отправились они к устью Хазарской реки, послали к царю хазарскому и понесли ему деньги и добычу по их уговору. (Царь же хазарский не имеет судов, и его люди не привычны к ним226. В противном случае мусульмане были бы в великой опасности с его стороны.) Арсия и другие мусульмане из страны Хазар узнали об этом деле и сказали хазарскому царю: «Позволь нам (отомстить), ибо этот народ нападал на страну наших братьев-мусульман, проливал их кровь и пленил их жен и детей». Царь не мог им препятствовать, послал к русам и известил их, что мусульмане намереваются воевать с ними. Мусульмане же собрались и вышли искать их вниз по течению227. Когда две армии увидели друг друга, русы вышли из своих судов и приготовились к сражению. Мусульман было около 15 000 с конями и вооружением, с ними были также многие из христиан, живших в Итиле-Атиле. Три дня продолжалось сражение. Бог помог мусульманам против русов, и меч истребил их — кто был убит, а кто утоплен. Около 5000 из них спаслись и отправились на судах в страну, примыкающую к стране Буртас. Там они оставили свои суда и стали на суше; но из них кто был убит жителями Буртаса, а кто попал к мусульманам в стране Булгар, и те убили их. Мертвецов из убитых мусульманами на берегу Хазарской реки было около 30 000228. С того года русы не возобновили более того, что мы описали»229.

Отрывок III. «Возле Хазарии и Алании по западному направлению живут четыре тюркских племени, связывающие свое происхождение с единственным общим предком; одни ведут кочевой образ жизни, другие — оседлый. К ним трудно добраться, они могущественны и красивы. Каждое имеет царя. Между разными царствами нескольких дней пути. Одна часть земель достигает даже до моря Нитас. Они кочуют до римских земель и до соседних провинций Испании. Никто не в силах оказывать им сопротивление. Они живут в мире с царем хазар и с царем алан. Регион, в котором они живут, граничит с Хазарией. Первое из этих племен называется иаджни, а следующее баджгард [башкиры]230. Рядом с последними живут баджнаки (печенеги), наиболее воинственные из всех. Они граничат с четвертым племенем, нукардах231. Цари этих племен ведут кочевой образ жизни.

После 320 года по хиджре или в этом году232 они воевали с греками. Греки владели на границе их территории, возле четырех племен, о которых я говорил выше, большим городом, называемым Валандар233. Там большое население, и он расположен между горами и морем. Жители отбили народы, о которых мы говорили, и тюрки не смогли добраться до греческой территории из-за препятствий — гор, моря и жителей города.

Была война между четырьмя племенами, возникшая из-за разногласий между ними в отношении мусульманского купца из Ардабиля. Он был гость одного из племен, и люди других племен приписали ему дурные побуждения234. Так они разделились. Греки Валандара совершали набеги на их дома, когда они отсутствовали, брали в плен детей и уводили скот. Новости об этом достигли их, когда они были заняты войной. Тогда они собрались вместе и договорились. Потом они двинули против города Валандар отряд из 60 000 всадников. Это было без призыва. Если бы таковой был, они собрали бы 100 000 всадников. Когда весть о них достигла Романа, теперешнего греческого императора — шел уже 332 год по хиджре, — он выслал против них 12 000 всадников, которые были обращены в христианство. Все они были вооружены копьями на арабский манер. Их поддерживали 50 000 греков. Они шли к городу Валандар восемь дней и, достигнув его, вступили в бой с врагом. Хотя тюрки убили многих жителей Валандара, обитатели сопротивлялись благодаря крепости стен до подхода подкрепления. Когда четыре царя узнали о приходе новообращенных христиан и греков, они послали гонцов в свои страны и собрали мусульманских купцов, которые были среди них, пришедших к ним из Хазарии, Баба, Алании и других мест, а также тех из четырех племен, которые приняли ислам. Они не имели общения с другими, кроме как в войне с неверными. Когда две армии собрались для сражения, новообращенные в христианство появились перед греками. Купцы, которые были в первых рядах тюрок, вышли к ним и пригласили их стать мусульманами... Те отказались, и две стороны сошлись».

Далее Масуди повествует об успехе тюрок, их захвате Валандара и появлении вблизи Константинополя до того, как они отправились собирать добычу.

О содержании первого и второго отрывков уже говорилось в предыдущих главах. Следует кратко остановиться на третьем. Он в основном касается нападения на Валандар в 320/932 году четырех тюркских племен. В своей книге «Танбих»235 Масуди говорит, что город Валандар расположен на восточном краю границы Византийской империи и дал свое имя кочевникам, жившим неподалеку, которых всех вместе называли аль-валандария — это были те же четыре племени, о которых говорилось выше. Очевидно, имеется в виду, что так их именовали после захвата Валандара. Совершенно очевидно, что Масуди думает о тюркских племенах как о действующих на европейской стороне Босфора на территории, протянувшейся к центральной части Европы. Если и есть некоторые основания думать, что название Валандар может быть связано с В-н-нд-р, В-б-нд-р, В-н-нт-р236 и т. д. в Кавказском регионе, представляется невероятным, что военные операции, описанные Масуди, могли происходить там237. Предположение Грегуара, что Валандар — это Адрианополь238 (захваченный булгарами в 923 г.), хорошо увязывается с тем фактом, что греки двигались к тюркам в течение восьми дней (из Константинополя?), а также с большой численностью войск. Однако многие авторы считают отрывок запутанным. Можно добавить одно замечание. У некоторых авторов сказано, что императорская гвардия из Константинополя попала в руки Симеона Булгара, незадолго до мадьярской экспедиции против него, о которой мы уже говорили. Среди гвардейцев были хазары — долгое время это было обычным явлением239. Говорят, что Симеон отправил их обратно в столицу с отрезанными носами240. Столь дикая акция имеет объяснение, если он или его военные считали хазар на греческой службе предателями. Так, несомненно, и было, если Симеон действительно имел в своих армиях хазар, как следует из рассказа Масуди.

Повествование Ибн-Хаукаля, как уже говорилось241, сходится с рассказом Истахри очень близко, временами совпадает дословно. Очень интересное добавление — следующий рассказ, вставленный после отрывка Истахри о хазарских судьях242.

«Часто так случается в решениях царя хазар, что звучит как сказка. Вот что, к примеру, рассказал аль-Мутадид, когда о нем упомянули в его присутствии, и говорящий вещал с презрением. Не так, сказал халиф. Говорят, пророк сказал, что Великий Бог не делает человека правителем людей, не помогая ему и не направляя его, даже если он неверующий. Хороший пример тому — что был некий человек, живший в Хазаране243, который имел сына, опытного торговца, умевшего покупать и продавать. Он отправил его во Внутреннюю Булгарию и снабжал товарами. Отослав сына, он усыновил одного из слуг, воспитал его и выучил. Он был хорош в делах, и купец называл его сыном, хваля его способности и исполнительность. Родной сын находился далеко, а приемный верно служил его отцу до самой его смерти. Сын прислал заявку на припасы, не зная, что его отец умер. Слуга, однако, взял, что было ему прислано, и не отправил товары. Сын написал, прося выслать ему обычное количество припасов. В ответ слуга предложил ему вернуться домой, чтобы урегулировать дела, связанные с собственностью его отца. Этого было достаточно, чтобы сын немедленно вернулся домой, и два сына принялись спорить, причем каждый подкреплял свои доводы доказательствами. Когда один из них выдвигал то, что считал адекватным доказательством, второй возражал.

Спор между ними продолжался целый год. Ссора, длящаяся так долго, стала очень запутанной, и дело зашло в тупик. Тогда царь взялся рассудить стороны и, собрав всех судей244 и городское население, устроил процесс. Стороны повторили свои претензии с самого начала. Царь не увидел преимуществ ни у одной из сторон — по его мнению, у обоих спорщиков было достаточно доказательств. Тогда он спросил сына: "Ты знаешь могилу своего отца?" Тот ответил: "Мне сказали, где она, но я не видел погребения". Тогда царь задал тот же вопрос слуге. Тот ответил, что знает, потому что сам занимался погребением. Затем царь отослал обоих и велел им принести кость. Слуга пошел к могиле, взял кость и принес царю. Царь приказал ему пустить себе кровь. Тот повиновался. Но когда кровь вылили на кость, та стекла с нее, не оставив следов. После этого кровь пустил себе сын. Его кровь не стекла, а осталась на кости. Царь жестоко наказал слугу и отдал его самого и все богатство сыну»245.

Ясно, что здесь мы имеем дело с очень примитивным порядком идей. Как и в аналогичных случаях, если это и не соответствует стадии интеллектуального развития, действительно достигнутой хазарами ко времени аль-Мутадида (правил в 279/892—289/902), то наглядно показывает, что о них думали соседи. Допуская правдивость истории, мы понимаем, что чувство превосходства, которое, судя по всему, ощущали арабы, как более культурная, чем хазары, нация, в основном оправданно. Также в ней содержится еще один признак того, что Хазарское государство управлялось далеко не как раввинское. Для раввинизма решение тяжбы подобными методами недопустимо.

Как бы то ни было, аутентичность некоторых деталей представляется весьма сомнительной. Должно быть, аль-Мутадид слышал эту историю, если ее действительно рассказал он, не из первых уст. Прямое участие царя в судебных слушаниях, хотя и естественно само по себе, противоречит утверждению Истахри, включенному в рассказ Ибн-Хаукаля.

В то же время, по мере развития спора, подразумевается наличие судей — они присутствовали, как и городское население, — на финальном заседании. Нет никаких подтверждений ремарке Масуди, что в сложных случаях дело решали мусульманские судьи и закон ислама246. Возможно, в исключительных случаях вмешивался царь (бек). Главные действующие лица жили в Хазаране, вероятно, на аристократическом западном берегу двойного города247. Но мы не можем заключить, что они евреи, поскольку, согласно Истахри, не все мусульмане жили на восточном берегу — хотя многие. Сын был послан во Внутреннюю Булгарию, то есть, возможно, на территорию, что на Дунае, — в сегодняшнюю Болгарию248. Мы уже знаем от Масуди, что на северной границе Византийской империи жили мусульманские купцы.

Эхо рассказа Ибн-Хаукаля присутствует в «Тухфат аль-Албаб» абу-Хамида аль-Андалуси249, где он повествует о своем старшем сыне, живущем в Башгирде, и утверждает, что сам был там в 545/1150 году250. Работа Абу-Хамида описывается как честный рассказ о путешествии251. Однако довольно трудно примирить такую оценку с некоторыми моментами содержания, например заявлением, что в Башгирде 78 городов, причем каждый велик и процветает, как Багдад или Исфахан252. Даже если предположить, что Башгирд это Венгрия — таково мнение Феррана, — преувеличение очевидно. Абу-Хамид утверждает, что много ездил по землям к северу от халифата. Якобы он проехал от Сахсина (Саксина) в стране хазар и тюрок до шаха Хорезма253 три раза254, а также был рядом с Римом255, который описал. Но абу-Хамид никак не мог доехать дальше, чем до городов Сирии и Ирака, — хотя и они были очень далеко от предполагаемого места его рождения в Гранаде. В общем, «Тухфат» производит впечатление собрания самой разнообразной информации и сенсационных рассказов более ранних авторов и, не исключено, частично вымышленных. Его сын в Башгирде — будь это Венгрия, страна башкир в России256 или что-то еще — может быть, как и все путешествие, чистым вымыслом257. Маркварт предположил, что ответ Иосифа зависит от «Тухфата», — но это представляется неверным258. Поскольку книга была написана в 557/1162 году259, очевидно, вовсе не она явилась источником для ответа, который, как нам известно, был определенно известен в самом начале XII века. Хазары на византийской службе, искалеченные Симеоном, уже упоминались. О хазарской гвардии в греческой столице писал еще Ибн-Русте. Хазары представлены стоящими у одних из ворот императорского дворца с луками в руках260. Позднее император Константин постоянно упоминал о хазарских стражах. Вместе с жителями Ферганы они образовывали нечто вроде элитных сил261, попасть в ряды которых было не так просто262. Соседство хазар и выходцев из Ферганы весьма интересно. С этим мы встречаемся также в Самарре263. На праздник Рождества, повествует Константин, приглашались хазары из стражи вместе со своими товарищами из Ферганы и других мест264. На этой церемонии, как и на праздновании Пасхи265, булгары имели первенство над хазарами266. Представляется крайне маловероятным, чтобы хазары на службе у императора были иудеями.

Закончим эту главу некоторыми подробностями о хазарах в связи со «штаб-квартирой» еврейства в Ираке, или в Вавилоне, как предпочитают именовать его еврейские авторы. В ответе Иосифа сказано, в связи с «концом чудес», то есть ожидаемым появлением Мессии, что глаза хазар «устремлены к Господу нашему Богу и к мудрецам израильским, к академии, которая находится в Иерусалиме, и к академии, которая в Вавилонии»267. Однако трудно показать, что Хазария находилась в сфере влияния «князя изгнанников». Еврейский путешественник Вениамин Тудельский (ок. 1170) встречал хазар и в Константинополе, и в Александрии268. Он ничего не пишет о Хазарии — возможно, государства в это время уже не существовало, особенно если, как считал Адлер269, одной из целей его путешествия был поиск убежища для евреев. Когда он пишет обо «всех землях тогармских», Алании, Персии, Хорасане и др., и утверждает, что все они относятся к юрисдикции князя изгнанников, маловероятно, это включает хазарских иудеев.

С другой стороны, говорят, что рабби Петахия270 (ок. 1185) видел в Багдаде послов некоего северного народа, называемого Мешех или Магог, которые стали евреями и связались с главой академии. Они приглашали бедных ученых учить своих детей Торе и Талмуду271. Вовсе не обязательно речь идет о хазарах, хотя Мешех272 и Магог ассоциируются именно с ними. Рабби Петахия прямо называет Хазарию и говорит о ней лишь то, что проехал страну за восемь дней, слышал плач женщин и лай собак. Из еврейских источников известно, что хазар знали в Ираке. Известный Саадия Гаон (892—942) определенно знал об их существовании и не единожды писал о них273. Выражение «Хирамб царь Тира» он объясняет не как имя собственное, а как титул — «вроде халифа для правителя арабов и хакана для царя хазар»274. Комментируя библейский стих275, Саадия писал об обычае, рассказанном ему хазарскими царями. В Хазарии, когда человек выполняет приказ, он не говорит царю, что приказ выполнен, пока не получит другой. Также в одном из своих ответов Гаон упоминает некоего Исаака бен-Авраама, который, вероятно, отправился из Багдада в Хазарию и обосновался там. В отрывке из караима Яфета ибн Али из Басры (950—980) слово mamzēr, которое переводится как «ублюдок», объясняется — хазар, ставший евреем276. У другого автора-караима Якоба бен-Реубена (XI век) упомянуто обращение хазар в иудаизм и сказано, что они образуют одну нацию, которая не несет бремя изгнания, но являются великими воинами, которые не платят дань неевереям277. У. Бахер278 посчитал, что нашел ссылку на обращение хазарского царя в труде Tanna d'Bē Elijah (ок. 974)279.

Информативность иудейских отрывков мала. И ни один из них не сообщает прямо, что хазары перешли под юрисдикцию центральной иудейской организации. Они представлены удаленными от центров иудаизма, малоизвестными, и сведения о них являются скорее результатом домыслов, чем наблюдений и информированного мнения. Вряд ли одна только физическая удаленность определяла отношение иудейских властей, отраженное в имеющейся в нашем распоряжении литературе. Причина официального пренебрежения к хазарам, по крайней мере частично, заключалась в их недостаточной приверженности практикам иудаизма.

Примечания

1. Theophanes, ed. Bonn, 566; Nicephorus, ed. Bonn, 44.

2. Возможно, до 704 г.; ср.: Bury, Later Roman Empire, II, 360.

3. Theophanes, 571; Nicephorus, 46.

4. Bousēros или Ibouziros. Заячковский предпочитает Bazīr, а Прицак приводит имя Караханида IX века — Bazir Arslan Khan.

5. Как в случае с Ириной, женой Константина V, см. ниже.

6. Так у Бьюри, L.R.E., II, 358.

7. Иначе Таматарха объясняется «тарханат на заливе». В русских хрониках это Тмутаракань.

8. Имя обычно сравнивают с Бул-ш-ци в Кембриджском документе.

9. Никифор говорит о ее отце.

10. Tanbīh, 164.

11. Theophanes, 575.

12. Так в анонимном Parastaseis Suntomoi Khronikai (ок. 750 г.). Имя хакана — Bousērou Gliabarou, его вторая часть передается Заячковским как Yalbars, Jilbar(s).

13. Theophanes, 578.

14. Ср.: Nicephorus, 50.

15. Согласно Бьюри, Боспор был завоеван хазарами в VI веке. Это слишком рано. В отрывке из Менандра, который Бьюри имел в виду, сказано, что Боспор был атакован западными тюрками, объединившимися с утигурами ок. 575 г.

16. Феофан, 578, Никифор, 51. Тудун — это титул, а не имя собственное, как указывают некоторые авторы. Васильев производит слово от китайского tudunj — «провинциальный командир», и предполагает, что хазары переняли его у китайцев в далекой древности, когда были кочевым племенем в Центральной Азии и контактировали с китайцами. Тудун — правитель, назначенный центральной властью хазар, в отличие от эльтебера — полунезависимого наследного князя, как у булгар. Но система, очевидно, все же не была единообразной. Согласно Ибн-Русте, буртасы были подчинены царю хазар и обладали конной армией в 10 000 всадников. У них не было вождя, т. е. ни тудуна, ни эльтебера, но в каждой местности один или два старейшины рассматривали тяжбы.

17. Ср.: Bury, L.R.E., II, 359.

18. Так у Никифора. По Феофану: флот действительно отправили.

19. Bury (L.R.E., II, 363) определенно ошибается. Очевидно, у Феофана пропущены какие-то важные слова.

20. Практика подтверждается у скифов Геродота, гуннов и др.

21. Ср.: Theophanes, 583.

22. Ср. гл. 3.

23. Bury, L.R.E., II, 326—327, 388.

24. Bury, Указ. соч., II, 431.

25. Ср. гл. 5, ad init.

26. Бьюри отмечает, что хазарская принцесса, которая вышла замуж за Константина V в 732 г., была дочерью или сестрой хакана, победившего Марвана. «В этот период были обстоятельства, которые влекли хазар в противоположном направлении от Христа и Мухаммеда. Именно на этот период указывает ответ Иосифа, говоря об обращении хазар в иудаизм».

27. Комментатор Константина Порфирогенета объясняет слово tzitzakion — предмет парадной одежды — как хазарское слово, произошедшее от имени императрицы Чичак.

28. Theophanes, 631.

29. Ed. Bonn, III, 265.

30. Ср. гл. 4., ad finem.

31. Syrias Chronicle, trans. Budge, 113.

32. Ed. Bonn, 83, 87.

33. Это представляется определенным из слов, описываемых его смерть, там же, 84.

34. У Гиббона есть ремарка о «женитьбе Льва, или, скорее, его отца Константина IV на дочери царя хазар». Вероятно, таким образом он исправляет ошибку венценосного автора. Гиббон, как правило, не освещает отношения с хазарами, и в этом случае должен был быть назван Константин V. В другом отрывке от говорит о Константине, выбравшем жену из варваров. Это маловероятно, поскольку жениху было не больше тринадцати лет, и брак был явно устроен его отцом.

35. Там же, 83.

36. Ṭabari, III, 80.

37. Ya'qūbi, II, 446; Balādhuri, 210. Он был сыном помощника Марвана в 737 г.

38. Согласно Левонду, она была дочерью хакана.

39. Ṭabari, III, 647.

40. Ibn-A'tham al-Kūfi.

41. Ṭabari, loc. cit.

42. Здесь предполагается, что Табари повествует о хазарской принцессе, ставшей невестой Бармакида Фадля ибн-Яхья, тогда правителя Армении. И было это в 145 г. В 182—183 гг. Табари предлагает альтернативные причины хазарского вторжения. Судя по всему, война из-за смерти дочери хакана — путаницы с 145 г.

43. Так у Якуби. Далее Якуби называет его царем хазар. У Якуби нет варианта Халис-Тархан, несмотря на утверждения Бартольда и Заки Валиди. В тексте Houtsma Ḥalīs — вариант для Ḥalbas, а не Rās. Есть свидетельства, подтверждающие форму Якуби Рас-тархан, которую, по мнению Маркварта, можно получить из армянских источников. Варианты армянской формы — Tarkhan Rai и Razh Tarkhan. Последняя форма взята из Левонда, который утверждает, что хакан хазар послал большую армию под командованием полководца с таким именем из орды Khatiriltber. Таким образом, Якуби ошибается, называя Рас-тархана царем хазар, если при этом имеется в виду хакан. Не был он и беком, если Khatiriltber включает титул этельбер, что представляется вероятным. (Заки Валиди считает, что Khatiriltber — благородная семья среди хазар.) Табари добавляет после имени Астархан уточнение «из Хорезма». Это снова предполагает Арсию «из окрестностей Хорезма».

44. Якуби относит событие к 141 г., а Табари считает, что вторжение под предводительством Астархана из Хорезма произошло в 147 г. Но Табари относит хазарскую атаку на Армению через Баб к 145 г. Этот же год дает Бар-Эбрей. Возможно, описываемые события длились несколько лет. У Якута даты нет.

45. Согласно Бар-Эбрею, хазары взяли 50 000 пленных. В K. al'Uniwān al-Manbiji та же цифра.

46. Его звали Муса ибн Каб.

47. Ya'qūbi, II, 447.

48. Assemani, Bibl. Orient., II, 113, цит.: Dionysius of Tel Makre.

49. См.: K. Schultze, Das Martyrium des heiligen Abo von Tiflis, Texte u. Untersuchungen zur Geschichte der altchristlichen Literatur, Neue Folge, 13, 1905.

50. Schultze, 23.

51. Цит. в: Marquart, Streifzüge, 44, n. 4.

52. Schultze. Там же.

53. Заячковский обращает внимание на интерес, проявленный при хазарском дворе к официальной должности Константина и его статусу до того, как ему определили место за царским столом, считая это признаком существования древних тюркских традиций у хазар.

54. Schultze, 24.

55. Васильев утверждает, что путешествие заняло три месяца.

56. Дорос обычно идентифицировали с Мангуп-Кала, но теперь российские археологи утверждают, что Дорос — это Эски-Кермен.

57. Op. cit., 91; ср.: 106.

58. Первичный источник — Житие Святого Иоанна Готского, который был опубликован с комментариями Васильевского.

59. О топархе Готии после 795 г. — ср.: Васильев, указ. соч., 105.

60. Ya'qūbi, II, 515.

61. Ṭabari, III, 648. Табари предлагает два альтернативных рассказа о событиях. Первый относится к более раннему инциденту, ср. п. 42. Согласно второму, хазар позвал некий ибн аль-Мунаджим, вероятно, «сын астронома, хотя Мунаджим — это также имя собственное. Не исключено, что его необходимо исправить на ибн аль-Нажм (см. далее). Кажется маловероятным, что утрата дочери дала хазарскому хакану повод для войны против халифата более чем один раз. Путаница могла быть вызвана сходством имен правителей Армении.

62. Ya'qūbi, II, 518.

63. Согласно Вейлю, одной причиной вторжения хазар в 183 г. стало убийство хакана арабом, который мстил за своего отца. Возможный источник — аль-Яфии. Ибн аль-Асир и Ибн-Хальдуну ничего об этом не известно. Ошибку заметил Васильев.

64. Ṭabari, loc. cit.

65. Так у ибн аль-Джаузи.

66. Де Гуэ упоминает также Кузаймаха ибн Хазима. Храбрость Язида ибн Мазияда в борьбе против хазар воспевалась поэтами.

67. Ср.: Marquart, Streifzüge, 416ff.

68. Marquart, там же, 417, п. 2.

69. Marquart, там же, 417.

70. Ibn-Faḍlān, гл., 5.

71. Marquart, Streifzüge, 422. Ср.: Barthold, E.I., art. Abkhāz.

72. De Admin. Imp., с. 42.

73. Точное место сомнительно. Вернадский помещает ее на левый берег Дона в устье реки Цимла. По Маркварту, Саркил в устье Дона.

74. Ср. гл. 9.

75. В ответе Иосифа (L.V.) Саркиль (Шаркиль).

76. Можно объяснить, по Зачковскому, от общего, т. е. шаз, тюркского.

77. Ср. гл. 5.

78. Barthold, E.I., art. Bulghār.

79. Ср. гл. 5.

80. См. ниже.

81. Речь идет о «тюркских» печенегах. «Тюркские» печенеги жили к востоку от Волги и к западу от огузов до начала миграции. «Худуд аль-Алам» отличает их от «хазарских» печенегов Кавказа, которые покинули свой регион в Азии раньше.

82. Murūj, II, 18ff.

83. Marquart, Streifzüge. Согласно Ибн-Русте, в ранние времена хазары защищались от мадьяр и других соседей с помощью рва.

84. Так у Васильева. Но Бьюри был раньше.

85. Мукаддаси приводит список девяти хазарских городов, причем в двух местах. Это Итиль (Атиль), Булгар, Самандар, Сувар, Ал-Байда, Хамлидж, Баланджар, а также Б-х-нд и К-ишв-и. Б-х-нд — это может быть Байканд — процветающий город в провинции Саксин. К-ишв-и — одно из хазарских названий из «Дербен-наме», например К-иван. Оставшиеся семь нам хорошо знакомы. В «Худуд аль-Алам» (десять хазарских городов, из которых пять упоминаются у других авторов — Итиль (Атиль), Самандар, Хамлидж, Баланджар, Байда.

86. Полиак («Conversion», § 2) не пытается доказать, что Хазарская империя была разделена именно так, и вообще изменил свои взгляды на Хазарию.

87. К примеру, Slouschz в Mėlanges H. Derenburg, 72, 76.

88. Al-Tanūkhi, K. al-Musrajād min Fa'alāt al-Ajwād, ed. L. Paully, Stuttgart, 1939.

89. Дата — не позднее 202/818 — года смерти аль-Фадля.

90. Zahr al-Ādāb, ed. Zeki Mubarak, I, 254—255.

91. Sirāj al-Mulūk, ed. Cairo, 1306, 152, цит.: Zeki Validi, Ibn-Faḍlān, 264.

92. Гаркави в Kohut Memorial Volume, 244.

93. Ср.: E.M. Wright, «Bābak of Badhdh and al-Afshīn during the years 816—841», Muslim World, 1948, 43—59.

94. Ṭabari, III, 1305.

95. Ṭabari, Ikhtilāf al-Fuqahā', ed. Schacht, Leiden, 1933, 200.

96. Заки Валиди предполагает возможность наличия буддистов среди хазар, однако представляется определенным, что ни буддизм, ни зороастризм на них существенно не повлияли.

97. Enciclopedia Italiana, art. Chazari.

98. XV, 107.

99. Ср.: Zeki Validi, Ibn-Faḍlān, 109.

100. Шамкур (Балазури).

101. Ср.: Sam'ani, Ansāb (G.M.S.), fol. 198.

102. Например, хазары в Самарре.

103. Ср.: Dunlop, «Muḥammad ibn-Mūsā al-Khwārismi», J.A.R.S., 1943, 248—250.

104. Ed. De Goeje, 362.

105. Заки Валиди использовал для рассказа о путешествии Саллама дополнительные ссылки в ibn-Khurdādhbih, Idrīsi, Mujmal al-Tawārīkh и Мукаддаси. К этому можно добавить ibn-Rustah, Qazwīni и Nuwayri.

106. Ibn-Rustah, 149; ibn-Khurdādhbih, 163.

107. По преданию, Мухаммед тоже проявлял из-за этого беспокойство.

108. О губернаторе Армении в халифате Васика, вероятно, упоминал Мовсес Калантукский.

109. Ibn-Khurdādbih, 163.

110. Qazwīni, I, 128.

111. Ср.: «хакан, царь хазар», к примеру, у Якуби, II, 518.

112. Ср. гл. 4.

113. См. выше.

114. Тем не менее в «Худуд аль-Алам» мы читаем, что царь хазар называется Тархан Хакан.

115. Qazwīni, loc. cit.

116. Там же, ср.: II, 418.

117. Marquart, Streifzüge, 90.

118. Sur. 18, 91—97.

119. Ср. гл. 1.

120. В гл. 3.

121. Последовательное чередование рядов светлого и темного материала (медь и железо) — главная черта обоих повествований, что, конечно, могло быть влиянием отрывка из Корана, где упоминается железо и расплавленная медь. Некоторые авторы считают, что Саллам ездил к Великой Китайской стене. Другие придерживаются мнения, что стена Гога и Магога находилась где-то на Урале, но это крайне маловероятно.

122. Имя Саллам нередко носили евреи.

123. Ибн-Хардадбех говорит о двухмесячном путешествии из Хазарии до стены.

124. Balādhuri, 203.

125. Georgian Chronicle, цит. у Маркварта, 412.

126. Ср.: Minorsky, Ḥudūd, 400ff.

127. Ya'qūbi, II, 598.

128. Georgian Chronicle, там же.

129. Marquart, Streifzüge, 13ff и др. Заячковский часто ссылается на работу Дворника (Les légendes de Constantin et de Méthode vues de Byzance, Byzantino-Slavica Supplementa, I, Prague, 1933).

130. Еще его называют Кириллом, апостолом славян.

131. Symeon Magister, ed. Bonn, 678.

132. Ср.: Bury, E.R.E., 394, n. 6.

133. Так называемый «хазарский путь».

134. Маркварт (Streifzüge, 21) приводит короткое Житие Константина, где хакана зовут Захариас. Больше нигде подтверждения нет.

135. Вернадский это подтверждает.

136. Или серия диспутов. Ср.: Bury, E.R.E., 395, n. 2.

137. «Culture», § 4.

138. Ср. п. 129.

139. Вернадский и другие считают, что окончательное обращение хазар в иудаизм произошло через несколько лет после этого.

140. De Administrando Imperio, с. 37.

141. Regionis Abbatis Prumiensis Chronicon — см. Худуд, 313, п. 2.

142. De Administrando Imperio, с. 38.

143. Marquart, Streifzüge, 33.

144. Или Салмуц.

145. Константин, вероятно, приспосабливает практику, существующую у хазар и кок-тюрок, к классике — поднятию полководца на щит.

146. Вернадский сравнивает zakanos и славянское слово «закон».

147. У других авторов — кавары.

148. Op. cit., с. 39.

149. Это отвергает J. Benzing в: «Die angeblichen bolgar-tütkischen Lehnwörter im Ungarischen», Z.D.M.G., B. 98 (1944), 24—27.

150. C. 12.

151. Совет старейшин у хазар вроде бы нигде больше не упоминается. Выражение «всем старикам нашей страны» из ответа Иосифа имеет только общее значение.

152. По мнению Вернадского, хазары появились в Киеве ок. 840 г.

153. Russien Chronicle, с. 14.

154. Там же, с. 15.

155. Там же, с. 18.

156. Согласно «Notary of King Bela» (XIII век), жители Киева были покорены мадьярами под командованием воеводы Олома. Олом, вероятно, то же имя, что Алмуш (Алмиш) и Алмуц. О дворце Алмуша рассказывается в русской хронике — он стоит на холме возле Киева. Положение кафедрального собора Святого Илии в Киеве тоже связано с хазарами. Легенда об основании Киева упоминает некоего Хорива — то есть, возможно, Хореба — со ссылкой на хазарских иудеев. Еще один знак связи с хазарами — Хазарские ворота.

157. Russien Chronicle, с. 32.

158. Ср. п. 83 выше.

159. Marquart, Streifzüge, цит. Hincmar of Rheims.

160. Marquart, Streifzüge, 30.

161. Ср. п. 156.

162. Marquart, Streifzüge, 34.

163. E.R.E., 423ff.

164. См. выше.

165. E.R.E., 491.

166. Там же, 426.

167. Marquart, Streifzüge, 52. Предположение представляется неверным. В другом отрывке той же книги Маркварт цитирует Симона де Кеза, согласно которому Алмус, отец Арпада, был «de generel Turul».

168. H. Grégoire, «Le nom et l'origine des Hongrois», Z.D.M.G., B. 91 (1937), 633.

169. Vernadsky, Anc. Russ., 240—242.

170. Отношения между мадьярами и булгарами, вероятно, одно время были близкими. Даже при Константине Порфирогенете (X век) одно из венгерских племен носило имя Koutourgermat-ou, что, предположительно, то же самое, что кутигуры, и др., которые появились среди булгар. Мадьяры и башкиры, в каком-то смысле, взаимозаменяемые названия. Некоторые авторы считают, что последние изначально были венгерским племенем, которое мигрировало на север с Кавказа, причем это произошло примерно в то же время, когда оногундуры были оттеснены на запад. Во время Ибн-Фадлана (310/922) булгарский правитель на Волге, очевидно, назывался Алмиш — представляется, что это есть Алмуц у мадьяр. Хотя тюркское происхождение мадьяр оспаривается, разница может заключаться лишь в том, что основная часть булгар вышла из-под хазарского влияния намного раньше, чем мадьяры. Между миграциями на запад этих двух народов прошло не менее 200 лет.

171. Balādhuri, 203. Событие имело место, когда «Язид ибн-Усайд оставил Армению».

172. Vernadsky, Anc. Russ, 271. Вернадский отвечает на этот вопрос, указывая на норманнов, но сказанное им не убедительно.

173. De Admin. Imp., с. 37.

174. Op. cit., 638.

175. De Admin. Imp., с. 38.

176. Там же, с. 40.

177. Мадьяры упоминаются в Кавказском регионе в «Худу аль-Алам», § 22.

178. Op. cit., 635—636.

179. De Admin. Imp., с. 40.

180. Ср. п. 141 выше.

181. Brockelmann, G.A.L., I, 145.

182. Ср. гл. 9.

183. А не Джидан, как в парижском издании. Хайдан был самым опасным из кавказских царств, но не сумел подчинить некоторых арабов, которые жили между ними и Баб аль-Абвабом. Царь Хайдана, хотя и был мусульманин и претендовал на арабское происхождение, имел титул С-л-ифан, который кажется тюркским. Минорский сравнивает титул Се-ли-фа в китайских источниках.

184. Та же фраза используется далее в рассказе о буртасах.

185. Согласно Истахри, от Баба до Самандара четыре дня пути, что, если Самандар — это Кизляр на Тереке, более правдоподобно.

186. В произведении Tanbīh Масуди утверждает, что Баланджар — хазарская столица. С ним согласен Насир ад-Дин аль-Туси. Якут дает такую же информацию, как здесь, цитируя аль-Ажари, то есть абу-Мансура Мухаммеда ибн Ахмада.

187. В источниках ничего не сказано о нападении на Самандар Салмана ибн Рабиа.

188. В парижском издании Масуди вместо Атиль — Амуль.

189. Так у Истахри. Но в другом месте он указывает, что между Атилем и Самандаром восемь дней пути.

190. «Рукав» — это Дон.

191. Масуди согласен с ответом Иосифа, что царь хазар (хакан) жил на острове.

192. Неясно, имеется ли в виду второе здание.

193. Здесь следует ссылка на хазар как иудеев.

194. Заки Валиди показал, что сакалибы — это не просто эквивалент славян, а применимо также к тюрко-финским, финским и даже германским народам. В гл. 6 сакалибами явно называли саксов.

195. Рассказ очевидца о церемонии, проведенной после смерти вождя русов на территории волжских булгар, приводится Ибн-Фадланом.

196. Ср. аналогичную фразу у Истахри и ниже.

197. В парижском издании есть варианты Ларсия — ларисия, арисия и др.

198. Вероятно, Масуди здесь преувеличивает.

199. Или Гуйа, Гувайх, Кувайх.

200. Ср. цифры у Истахри и Ибн-Русте, данные в гл. 5, и, с другой стороны, большие цифры во время войны, указанные мусульманскими историками.

201. Ср. Истахри, там же. Согласно «Худуд аль-Алам», «этот царь имел в этом городе семь судей, принадлежащих к семи разным верам».

202. Неверное понимание. Должно быть, имелся в виду некий церковный принцип.

203. Здесь используются слова qaḍāya 'aqlīyah. Ибн-Фадлан, говоря о гузах, утверждал: «Они не поклоняются Богу и не подчиняются велениям разума».

204. Это не подтверждается случаем, упомянутым Ибн-Хаукалем, см. ниже.

205. Я следовал тексту — не переводу — парижского издания с некоторым сомнением.

206. Бодлианский манускрипт (n. 184) добавляет kathīr.

207. См. ниже в следующей цитате из Масуди.

208. Это или преувеличение, или относится к традиции более поздних времен. Однако Истахри утверждает, что хакан принимал участие в военных действиях. То же самое сказано в ответе Иосифа.

209. Ср. выше, когда «хатун хазар» успокаивает народный гнев.

210. Хакан при определенных обстоятельствах мог также лишить жизни бека — так пишет Ибн-Фадлан.

211. Заки Валиди пишет о двойном царствовании как об институте, существовавшем среди караханидов и авар и имевшем параллель среди нетюркских народов (сегун у микадо в средневековой Японии). Параллель между хазарским хаканом и микадо было проведена Шлехтером. Приходит в голову и двойное царствование в Спарте. Широко принята и теория Альфёльди о том, что двойное царствование у кочевников соответствует раздельному командованию двух флангов орды, приведшему к разделению племен.

212. Это не могли быть очень маленькие лодки. Некоторые беспокойные ханбалиты перевозились на таких плавсредствах из Багдада до Омана.

213. Так в Бодлианском манускрипте. Разные авторы предлагали разные варианты чтения этого сложного слова. Представляется, что прав Минорски, идентифицируя это слово урмания — урмана — норманны.

214. Керченский пролив.

215. Так, а не «море Хазар», как в Бодлианском манускрипте и парижском издании. В другом месте Масуди старается показать, что нет связи между Черным морем (Nītas) и Каспийским (baḥr al-Khazar).

216. Имеется в виду скорее Таматарха, чем Саркиль.

217. Требуется ед. число.

218. Масуди имеет в виду, что хазарский гарнизон был уязвим перед нападением гузов со стороны суши, до того как они достигли хазарской территории. Это возможно, если имеется в виду крепость на Дону.

219. Маркварт полагает, что русы плыли вниз по Днепру и вокруг Крыма.

220. Река Дон.

221. Или Гилян.

222. До этого был поход русов на Каспий.

223. Некоторые из этих названий можно прочитать только в каирском издании 1303 года по хиджре.

224. Абу-аль-Касим Юсуф ибн аби аль-Садж, ум. 315/928.

225. Позже он был убит в войне против хазар.

226. Это означает, что в Хазарии не было военно-морского флота.

227. То есть на суше.

228. Если первоначально было 50 000 русов, 35 000 вполне объясняется.

229. Масуди ничего не знает о более поздних экспедициях русов в 943 и 965 гг.

230. Предположительно, здесь имеются в виду мадьяры.

231. Возможно, здесь речь идет о лангобардах. Но Маркварт задает вопрос: какое отношение имеют лангобарды к печенегам и мадьярам?

232. Ибн аль-Асир вслед за Масуди дает 322/934. Согласно Георгию Монаху, в 934 г. мадьяры вторглись во Фракию и достигли Константинополя.

233. См. ниже.

234. Присутствие купцов из земель ислама на востоке и в центральной части Европы подтверждается в других источниках.

235. Ed. De Goeje, 180.

236. Ср. гл. 3.

237. Заки Валиди превращает «большой греческий город Валанадар» в горную крепость в Абхазии.

238. Op. cit., 642.

239. См. ниже.

240. Ср:. Marquart, Streifzüge, 521.

241. См. гл. 5.

242. Ibn-Ḥawqal, ed. De Goeje, 279ff; ibn-Ḥawqal, ed. Kramers, 391ff.

243. Подразумевается западная часть двойного города.

244. Которые, вероятно, вели предварительные слушания.

245. Вероятно, смысл рассказа в том, что только soi-disant сын захотел осквернить могилу отца.

246. Цитируется выше.

247. Возможно, название Хазаран, как царской резиденции, иногда применялось и к хазарской столице в целом. С другой стороны, хазаран встречается как персидская форма множественного числа для названия народа.

248. Marquart, Streifzüge, 517.

249. Ed. Ferrand, в: J.A., 1925.

250. Ferrand, 194—195.

251. Brockelmann, G.A.L., Sup. I, 878.

252. Ferrand, 195.

253. Или скорее это название места.

254. Ferrand, 87.

255. Там же, 195.

256. Brockelmann, loc. cit.

257. Чтобы статус абу-Хамида стал окончательно ясен, необходимо полное исследование книг, на которых стоит его имя. Такую работу обещал выполнить профессор Гарсия Гомес из Мадрида.

258. Marquart, Streifzüge, 10.

259. Brockelmann, loc. cit.

260. Ibn-Rustah, 120.

261. De Caer. Aul. Byz., ed. Bonn, 693.

262. Бьюри подсчитал, что хазар гвардии платил за вступление £302.8.0.

263. Ср. гл. 8, п. 67.

264. Op. cit., 749.

265. Там же, 772.

266. Ибн-Русте дает необычное описание государственной процессии императора к церкви Святой Софии, согласно которому его сопровождало 10 000 (!) турецких и хазарских пажей, облаченных в золотые нагрудные пластины, с золотыми копьями и щитами.

267. Коковцов отметил, что академия в Суре продолжала работать до 943—953 г. После этого осталась только одна вавилонская академия, и эта ситуация отражена в ответе Иосифа.

268. Ср. гл. 8, п. 64.

269. Benjamin of Tudela, ed. Adler, Introduction, XII.

270. Ed. Benisch, London, 1856, 46ff.

271. Отдельно упомянуты ученые из Египта.

272. Мешех = Саксин. Петахия также повествует о стране Кедер, Е. с Днепра. Возможно, в обоих случаях мы имеем дело с более или менее спорным использованием библейских имен.

273. Ср. Harkavy, Kohut Memorial Volume, 244ff.

274. Гаркави упоминает, что видел ссылку на хазарского хакана у Бируни. Лично я не знаю, какой отрывок он имеет в виду.

275. «Исход», 19.9.

276. Во время изгнания, добавляет автор. Он имеет в виду, что все это было очень давно.

277. Обе ссылки взяты из одной статьи Гаркави.

278. R.E.J., XX (1889), 144—146.

279. Интересно, что Дратмар, самый ранний латинский автор, писавший об иудаизме хазар, намного предвосхитил все эти ссылки.