Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 8. Причины упадка хазар

Представляется очевидным, что одно время хазары были намного могущественнее, чем все их соседи, за исключением византийских греков и арабов халифата. Тем не менее национальные группы, такие как булгары и грузины, которые страдали от них или являлись частью их империи, до сих пор существуют, в то время как сами хазары давно исчезли, или, в лучшем случае, представлены остаточными сообществами в Крыму, на Кавказе и, возможно, в некоторых других местах1. Всегда интересно выяснить причины, приведшие к упадку того или иного народа. В случае с хазарами процесс настолько завершенный, что заслуживает особого внимания. Быть может, источники, принадлежащие к периоду, когда государство процветало, содержат намеки на внутреннюю присущую ему слабость?

Обычно все изучающие историю хазар подчеркивают, что, в то время как религией правящего класса был иудаизм, так что Хазария в период своего наивысшего развития — в IX и X веках — может быть названа иудейским государством, другие религии также были широко распространены. Мусульмане, составлявшие значительную часть армии, имели особенно сильное политическое влияние. Эта черта в сочетании с иудаизмом правителей всегда считалась признаком полной свободы вероисповедания в государстве. Заметим, что степень цивилизации, достигнутая Хазарией, вполне может быть преувеличена2. Вовсе не является очевидным, что им была известна идея религиозной терпимости. Хотя нельзя не учитывать de facto совместное существование разных вероисповеданий. Иными словами, в Хазарии присутствовала большая терпимость, чем в современном христианском или даже мусульманском государстве. Ситуация больше похожа на сложившуюся в странах, где позднее правили монголы. В общем, создается впечатление, что отсутствие единой веры не было значимым источником слабости. Представляется несерьезным предполагать, что иудаизм хазар привел к упадку нации3. Космополитический характер, приданный государству иудейским лидерством, никак не мог угрожать его выживанию.

Исторически положение хазар стало результатом причин, с которыми иудаизм, никогда, впрочем, не достигший у них высокой степени развития, не имел ничего общего. А параллель с государством монголов следует рассмотреть подробнее. В ходе экспансии и сплочения хазар как политической силы группы, исповедовавшие различные религии, стали попадать под их власть. Присутствию христиан и мусульман в Хазарии иудаизм с самого начала вовсе не мешал. Не помешал он и впоследствии. Падение Хазарии, как мы увидим, не было результатом поражений со стороны Византии или халифата. Нет и вопроса о переходе к противнику одной или нескольких нееврейских групп. Скорее следует сопоставить религиозные различия среди хазарского населения с расовыми. Вместе они, несомненно, разделяли Хазарскую империю. Кочевники степей, жители столицы и других городов, земледельцы, охотники из западных провинций, тюрки, евреи и арабы, а также люди, принадлежавшие к славянской, финской или смешанным расам, — в Хазарии были все. В этом смешении народов и вер, где главенствовала аристократия, которую мы можем назвать «белыми хазарами»4, было относительно небольшое число иудаизированных тюрок. Очевидно, именно они удерживали вместе разные страны и провинции, которые для остальных оставались под властью местных правителей. Анализ этой картины показывает ее сходство с другими империями. Население на территории, контролируемой хазарами, безусловно, было очень разнообразным — сейчас такого, скорее всего, нет, но в прежние времена было. И весьма рискованно утверждать, что отсутствие расовой и религиозной солидарности стало основной причиной падения империи.

Доступная нам информация обнаруживает другой потенциальный источник слабости. Материальные ресурсы Хазарии были ограничены. Мукаддаси утверждает, говоря о волжских степях, что страна вблизи столицы голая и сухая, без скота и плодов5. Несомненно, здесь присутствует некоторое преувеличение. Нам известно, что у хазар были верблюды6. Возможно, они были особой породы, небольших размеров и отличались от двугорбой бактрийской разновидности7. Сам же Мукаддаси в другом месте пишет о многочисленных овцах8. Общепризнано, что хазары были превосходными кавалеристами и имели большую конную армию, а значит, должны были иметь лошадей. Мы читали, что Марван во время арабского вторжения в Хазарию уничтожил много табунов в ходе марша на Волгу9. По Ибн-Саиду, ездовые животные хазар были необычайно большие10 — предположительно, это все же относится к лошадям. Земля в степи обрабатывалась, по крайней мере местами. И в хазарской переписке, и в трудах Истахри говорится о полях вокруг столицы, протянувшихся на 60—70 миль (96—113 км). Гардизи также упоминает о полях хазар11. Выращивали просо12 и рис13. Мукаддаси утверждает, что хазары ели малоценный хлеб, который называли athir14. Рыба также была частью традиционного рациона15.

Что касается других продуктов, и Мукаддаси16, и Гардизи17 упоминают изобилие меда. Гардизи к этому добавляет великолепный воск. Однако Истахри утверждает, что не единожды мед и воск, привезенные из Хазарии, оказывались доставленными из других мест — так сказать, продуктами реэкспорта18. Мы слышали также о хазарских лисьих шкурках19. Истахри дает понять, что разные меха, а также мед и воск привозились в Хазарию с русской и булгарской территорий20. Согласно Ибн-Русте21 и Гардизи22, много меда было в стране буртасов, что располагалась вверх по течению от Хазарии в направлении булгар. Что же касается мехов, хотя соболя булгар были хорошо известны23, так же как лисьи шкурки24 и мех куницы25 буртасов, большое количество мехов везли из России, которая находилась за пределами Хазарской империи. Ибн-Хардадбех26 и ибн аль-Факих27 рассказывают о шкурах бобров и черной лисы, привезенных русскими купцами сначала в Константинополь, а потом по Черному морю, через Керченский пролив, Дон и Волгу в хазарскую столицу28. Здесь хакан или его представитель обязывали русских купцов платить десятую часть стоимости товаров. Купцы продолжали путь вниз по Волге к морю, продавая то, что везли с собой, включая мечи и меха, в Джурджане, что на противоположном берегу Каспийского моря. Ибн аль-Факих также говорит о хазарских копьях29. То, что русские купцы всегда путешествовали так далеко, представляется маловероятным. Во времена Ибн-Фадлана мы находим их среди волжских булгар30. Несомненно они добирались оттуда до Хазарана-Итиля, о чем прямо говорят Истахри31 и ибн-Хаукаль32. Масуди упоминает о них на одном берегу хазарской столицы33. Торговля, вероятно, была прибыльной, поскольку среди мусульманской аристократии существовал большой спрос на меха34. Но вряд ли она являлась внушительной статьей хазарских доходов.

Истахри упоминает и о других товарах, доставляемых в Хазарию. Существовала торговля свинцом, также с русскими купцами, но его, вероятно, хазары сами покупали в Киеве35. Более важной была торговля рабами на Волге, о которой упоминают и Истахри, и Ибн-Фадлан36. Факт, что русы везли рабов с севера, представляется установленным. Подразумевается, что работорговля велась и в хазарской столице37, откуда рабы часто отправлялись в мусульманские страны38. Это неудивительно, потому что в Европе рабство существовало и в значительно более поздний период39. Истахри утверждает, что продажа своих детей в рабство была отвратительна для евреев Хазарии, впрочем, для мусульман тоже. Ее практиковали только язычники40. Очевидно, не было никаких возражений против самого института рабства, да и иудаизм правителей ему тоже не мешал. Наоборот, существование рабов всех устраивало, их покупали и продавали открыто, как обычный товар. Далее маршрут работорговцев тянулся до Дербента (Баб-аль-Абваба)41. В Европе в этот же период также работорговля активно велась во Франции и Испании. Рабов везли с севера на юг. И нет никаких оснований полагать, что роль, которую, как утверждают, играли евреи, — вымысел злобных врагов42.

Если верить «Дербент-наме», хазары контролировали серебряные и золотые43 (или медные)44 рудники на Кавказе, за счет продукции которых оплачивались их войска на границе. Провинция Самандар, лежащая на северной стороне гор, вероятно, была богатой и плодородной. Истахри и Ибн-Хаукаль говорят о садах и виноградниках, причем последних было великое множество45. Сады были и в других районах хазарской территории — по крайней мере, об этом пишет Гардизи46. Однако составить систематический анализ ресурсов Хазарии все же невозможно. Самые важные — это, безусловно, скот и продукция сельского хозяйства. Очевидно, излишков не было. Мы располагаем удивительным заявлением Истахри, что единственной статьей чисто хазарского экспорта был клей47.

Тем не менее активность хазарских торговцев была значительной. В этой связи несколько сбивает с толку замечание Масуди, что хазарский царь не имел кораблей и его люди были непривычны к их использованию48. Бартольд отметил, что оно не соответствует тому, что повествует Хилал ас-Саби о морской стене на Каспии в районе Дербента, которая была построена, чтобы помешать войти кораблям хазар49. Более того, рассказ Масуди о хазарах противоречит другим источникам, где говорится, что хазары имели корабли, в которых люди поднимались вверх по течению из столицы50, и что корабли ходили между хазарами и булгарами51. Об этом пишет и Мукаддаси52. А Ибн-Фадлан утверждает, что, когда корабль из Хазарии зашел на булгарскую территорию, булгарский правитель (ялтавар, эльтебер) лично прибыл и взял десятую часть груза себе53. Нигде не сказано, что у булгар были корабли, и вряд ли можно предположить, что вся торговля на Волге была в русских руках54. В любом случае из труда Масуди известно, что существовал мост из кораблей (понтонный мост) через реку в хазарской столице55. Контекст утверждения относительно отсутствия кораблей — русская экспедиция вниз по Волге в 301/913 году, и, возможно, автор имел в виду, что у хазарского правителя не было военно-морского флота, способного противостоять пришельцам. В противном случае он был дезинформирован. Интересно отметить, что с мнением Масуди до сих пор многие согласны56.

Представляется, что хазарские корабли все-таки ходили не только по Волге, но и по Каспийскому морю — морю хазар — по маршрутам, обозначенным Истахри57, и даже могли угрожать Дербенту, как следует из отрывка из Хилала ас-Саби. Согласно короткому рассказу о Хазарии в письме Хасдая, хазарские суда доходили до Константинополя (340/950). Но вряд ли они шли туда из столицы на Волге, используя участок между Волгой и Доном, — скорее из черноморского порта Таматарха (Фанагория, Тамань, Тмутаракань). Именно там, как мы знаем58, греческий император Юстиниан II нашел корабль, который отвез его в свою страну. Заметим, что Азовское море, так же как Каспийское, иногда называется Морем хазар59.

Хазарская торговля велась и по суше. Караванный путь вокруг Каспийского моря, вероятно, всегда имел большое значение, но с уверенностью мы можем говорить только об участке, связывающем Хазарию с Хорезмом60. По Ибн-Хаукалю61, некая фирма в столице имела своего представителя во Внутренней Булгарии — очевидно, Булгарии на Дунае. Согласно еврейскому путешественнику Ибрагиму ибн Якубу (X век), хазары говорили на языке сакалибов62. Если так, они едва ли могли выучить его, не путешествуя в их страну. От Масуди мы узнаем, что мусульманские купцы из Хазарии были на северной границе Византии63. Путешественник XII века Вениамин Тудельский утверждает, что встречал купцов из Хазарии в Константинополе и также в Александрии64. Якуби отмечает, что среди изобилия товаров, прибывающих в Багдад, были грузы из Хазарии65. Русские купцы, как мы видели, установили прямой контакт с землями халифата, и иудейские радхания66 посещали хазарскую столицу так же, как Багдад и другие мусульманские города. Хазарские купцы, судя по всему, тоже в этом участвовали. Якуби упоминает улицу или квартал в Самарре, где хазары жили рядом с турками и выходцами из Ферганы67. Нет необходимости акцентировать внимание на том, что это были солдаты — наемники.

Что касается производства, мы уже упоминали о клее. Его, очевидно, изготавливали из волжской рыбы. Нам известно, что в хазарской столице было много мусульманских ремесленников68. Удивительно, но, если верить Истахри, в стране не производилась одежда69. Длинные куртки, которые носили хазары70, импортировались из мусульманских стран или Византии. Гузы, находившиеся в политической зависимости от хакана, также покупали одежду у мусульман71. Отсутствие столь важной отрасли промышленности, хотя оно вряд ли могло быть столь полным, как утверждает Истахри, предполагает, что хазарское производство находилось на низком уровне развития72. Вместе с тем нам известно о культурном влиянии на Хазарию со стороны Византии и халифата.

Археолог Т. Арне обнаружил, что на хазарскую цивилизацию сильное влияние оказывали персидские модели и хазары часто подражали сасанидским ремесленникам73. Он также выяснил, что пластины, предназначенные для украшения ремней, которые находили на западе России и в Швеции, имеют характерные персидские орнаменты такого же типа, как дошедшие до Хазарии из Персии. Вероятно, они были изготовлены в пределах зоны культурного влияния хазар74. Он повествует о пряжках якобы византийского происхождения, которые имитировались в странах, где после VIII века хазарская культура была господствующей75. Но все это не так интересно, как заявление, сделанное известным нумизматом Замбауром, что большая часть имитаций арабских монет, которые нередко находят в Швеции и России, чеканились в Хазарии76. Арне возразил, указав, что такие имитации едва ли находили на хазарских территориях, и, кроме того, каменная форма для подделки монет Саманидов была обнаружена далеко от хазарской сферы влияния (Витебск). О витебской форме упоминает Бартольд в связи с чеканкой монет русов77. Конечно, удивительно, что в нашем распоряжении нет чисто хазарских монет78, поскольку нет никаких оснований думать, что торговля в Хазаране-Итиле велась путем примитивного бартера. Но пока нет подтверждения взглядам Замбаура.

Проанализировав изложенные факты, мы можем прийти к выводу, что Итиль-Атиль был важным центром торговли не только между востоком и западом, но также между севером и югом. Вероятно, процветание Хазарии зависело не столько от природных богатств страны, сколько от ее удобного географического положения на основных торговых путях. То, что нам известно о фискальной системе, подтверждает этот взгляд. Налогообложение, судя по всему, не было слишком обременительным для местного населения, и, возможно, собственно хазары (белые хазары) имели только военную обязанность. Согласно Истахри, которого мы так часто цитируем, царь не имел прав на собственность своих подданных79. Это могло относиться к беку, поскольку в другом месте мы читаем, что хакан получает платежи и фиксированные субсидии, которые поступают к нему от сборов, приходящихся на все население80. В любом случае бек являлся главной исполнительной властью, и, предположительно, его расходы были основными в хазарском бюджете. Иными словами, источник царского дохода был двояким: таможенные сборы и десятина на товары, привозимые по суше и воде, а также дань внутри империи81.

Что касается сборов, упомянутых Истахри в качестве первого источника доходов, мы уже видели, что русские купцы, торговавшие мехами и мечами, платили хазарскому хакану или его представителю десятую часть стоимости своих товаров. Представляется, что вся русская торговля подвергалась одинаковому налогообложению82, и мы можем заключить, что эта «десятина» была всеобщей и ее платили также мусульманские торговцы, посетившие Хазарию. Возможно, со сбором таких платежей и периодическим рассмотрением судебных прецедентов были связаны два хазарских чиновника, занимавшие одну и ту же должность — во времена Ибн-Фадлана некто Хазз (Khazz)83, а при Масуди — Ахмад ибн Куях (Aḥmad ibn-Kūyah)84. Оба этих чиновника явно имели высокое положение, но ни один не был беком. Оба были мусульманами, а бек, очевидно, должен был быть иудеем и хазаром85. Не были они и судьями. Мусульманские судьи, как и христианские и иудейские, работали по двое86, а эти были независимыми в своей области, какой бы она ни была.

Второй из упомянутых выше источников дохода может быть проиллюстрирован отрывками из русской летописи. Мы уже упоминали славянские нации — полян и других, которые платили дань хазарам в IX и X веках87. Очевидно, хазары считали «единицей налогообложения» подчиненных народов очаг или соху и получали плату с сохи или головы88. Чем именно, вероятно, решалось в каждом конкретном случае — какой товар необходим и что удобнее собирать. Правитель булгар вносил плату собольей шкурой с каждого очага89.

Таковы были государственные доходы хазар — таможенные сборы и дань подчиненных народов. Богатство страны, безусловно, было весьма значительным. Но, как мы уже говорили, в стране не было природных ресурсов, пригодных для экспорта, да и собственного промышленного производства тоже. Хазарская экономика в таких обстоятельствах представляется в высшей степени искусственной. Все зависело от политического престижа и военной мощи. Понятно, что большие таможенные сборы были так же непопулярны у купцов, как дань у покоренных народов. Для того чтобы обеспечить их получение, нужна была сила — или, по крайней мере, демонстрация силы. Согласно русской летописи, славянские племена были готовы при первой возможности избавиться от зависимости90. Согласно Ибн-Фадлану, центральная власть была непопулярной и на востоке империи — среди булгар и гузов91. Пока хазары могли удерживать свои завоевания силой оружия, система работала. Но когда военная сила оказалась сломленной, вся экономика не могла не рухнуть.

В какой-то момент именно это и произошло. Тогда платежи натурой и таможенные сборы перестали поступать в казну. Недовольные подчиненные народы стремились к независимости. Ослабленная центральная власть не могла сразу посылать войска для возврата стратегических пунктов, перешедших в руки повстанцев, или для насильственного сбора дани. Государственная машина выключилась, а запустить ее снова было уже невозможно. Можно предположить, что, если бы природа территории между Волгой и Кавказом оказалась щедрее к хазарам или у них проявилась естественная склонность к какому-то из промышленных производств, они могли бы остаться на плаву, постепенно вернуть себе — силой или дипломатией — покоренные народы и восстановить политическую и коммерческую систему в своей стране. Но для этого не оказалось никаких условий.

Хотя расовые и религиозные различия в империи хазар, безусловно, внесли свой вклад в ее распад, основную причину все же следует искать в ее характере. Ведь по сути империя была агломерацией смежных территорий без естественных границ. Она не могла обеспечить себя и в перспективе была не способна создать постоянную стабильную политическую и экономическую общность. Пока эти территории находились в руках военной аристократии, хазары-иудеи, всадники которых контролировали то, что находится между городами и гарнизонами, имели власть. Что касается географических размеров и политической важности, Хазария в период наивысшего расцвета могла соперничать с величайшими народами своего времени. Но такое положение дел сохранялось недолго. Военный контроль прекратился, и Хазария пала, поскольку других внутренних связей у нее не было. Парадокс заключается в том, что некоторые более мелкие группы, которые входили в империю, сохранились до сегодняшнего дня, а хазары, некогда бывшие «несравненно более могущественными»92, оказались забытыми.

Параллели с национальными государствами на востоке и западе не слишком информативны и полезны. История Франции, к примеру, или Персии прослеживается через периоды экспансии и упадка до глубокой древности. Древняя Галлия и Иран и сегодня имеют живых представителей в современных обществах. Иначе обстоят дела с империями кочевников, которые стремительно возвышаются и так же быстро исчезают с исторической сцены. Такими были империи гуннов и монголов. Нам известно в подробностях, как последняя распространилась на большую часть цивилизованного мира, включив в себя некоторые великие государства. Но поток схлынул, и монголы оказались намного менее важными, чем нации вроде Персии или Китая. Приключения хазар имели меньший размах, чем монголов. Численность их вооруженных сил и размер территорий, которые они контролировали, никогда не приближались к соответствующим показателям монголов. Да и их взлет к власти не был столь зрелищным. Но закат монголов или гуннов помогает нам понять судьбу, постигшую хазар в Х и XI веках93.

Примечания

1. Мунк (1865) упоминает о хазарской общине в Чуфут-Кале, что недалеко от Бахчисарая в Крыму. Заячковский считает, что караимы — современные представители хазар. Карачаевцев обычно считают кавказским народом, наиболее близким к хазарам. Джордж Сава описал визит к горским евреям, но не сообщил детали.

2. Розенталь писал: «Хазары пользовались всеми преимуществами цивилизованных наций: хорошо организованное и терпимое правительство, процветающей торговлей, дисциплинированной регулярной армией. В то время, когда в Западной Европе царили фанатизм, невежество и анархия, хазарское царство могло похвастать справедливой и отличающейся широкими взглядами администрацией».

3. Marquart, Streifzüge, 27, ср. 5.

4. Ср.: Истахри, процитированный в гл 5.

5. Ed. De Goeje, 361.

6. Как и булгары, очевидно. У буртасов были не только верблюды, но также скот.

7. Zeki Validi, Ibn-Faḍlān, 15, n. 3.

8. Ed. De Goeje, 355.

9. Bal'ami, 540, ср.: Zeki Validi, Ibn-Fadlān, 304.

10. Ибн-Саид объясняет этот факт холодным влажным климатом.

11. Ed. Barthold, 96.

12. Ср. историю у Мирхонда.

13. Ср.: Истахри, гл. 5.

14. Ed. De Goeje, 361, ср. 359.

15. Iṣtakhri, там же.

16. Ed. De Goeje, 355.

17. Ed. Barthold, 96.

18. Там же.

19. Abu-Ḥāmid al-Andalusi, 212.

20. Истахри упоминает бобровые шкуры, причем в двух местах. В одном из них манускрипт из библиотеки Честера Битти заменяет шкуры бобра на шкуры выдры.

21. Ed. De Goeje, 141.

22. Ed. Barthold, 97.

23. Abu-Ḥāmid al-Andalusi, loc. cit.

24. Масуди упоминает, что шкуры черных лис, которые поставляли буртасы, были лучшими в мире. Масуди упоминает и о других лисах — белых и рыжих. Халиф Махди, готовясь к восхождению на престол, проверял различные меха на тепло, для чего запечатывал их в бутыль и оставлял на морозе ночь. Так он пришел к выводу, что мех черной лисы самый теплый, поскольку он после такого испытания не замерз. У кади Алеппо, очень старого человека, была мантия из мехов, добытых буртасами.

25. Ibn-Rastah, 141.

26. Ed. De Goeje, 154. Ср. гл. 5, п. 44.

27. Ed. De Goeje, 270—271.

28. У ибн аль-Факиха «залив хазар».

29. Ed. De Goeje, 50 (цит. Zeki Validi, Ibn-Faḍlāb, 210).

30. Ср. гл. 7, п. 195.

31. Там же.

32. Ed. De Goeje, 281, ed; Kramers, 392.

33. Гл. 7.

34. Mas'ūdi, Tanbīh, 63.

35. Iṣtakhri, там же.

36. § 77, 83.

37. Истахри пишет: «Рабы в Хазарии — суть язычники, они продают собственных детей и друг друга в рабство». Вероятно, продажа велась в Хазаране-Итиле. Абу аль-Фида утверждает, что Сарай был большим невольничьим рынком.

38. Истахри говорит о саклабах и хазарских рабах, которые вместе с рабами других тюркских наций попадали в Хорезм. У Ибн-Хаукаля хорезмийцы совершали набеги на земли булгар и сакалибов, грабили их и уводили в плен.

39. В Шотландии в 1178 г. и даже в 1258 г., см. Cunningham, Church Historu of Scotland (1882), I, 110.

40. Там же.

41. См.: Худуд аль-Алам, § 36, 40.

42. Maqqari, I, 92.

43. Ed. Kasem-Beg, 477. «Возле Клизляра был золотой (?) рудник, а в устье Терека — серебряный».

44. Ср.: Kasem Beg, 465.

45. У Истахри 4000, у Ибн-Хаукаля — 40 000.

46. Ed. Barthold, 96.

47. Iṣtakhri, там же.

48. Цит. в гл. 5.

49. Эта информация, очевидно, относится к времени известного визиря Али ибн аль-Фурата (288/900), и Хилал ас-Саби цитирует современных ему авторов. Но это может значить, что морская стена изначально была построена против хазар Ануширваном, и тогда это легенда. Мы ничего не знаем о нападениях хазар с моря на каспийское побережье.

50. Цит. в гл. 7.

51. Там же.

52. Ed. De Goeje, 365.

53. § 77.

54. Масуди утверждает, что большие суда ходили по Волге из Хорезма с самыми разными товарами.

55. См. гл. 7.

56. Сава ссылается на замечание аль-Мусиди (так!), что цари хазар не имели кораблей на Каспии и хазары не были мореплавателями.

57. Ed. De Goeje, 226—227.

58. Гл. 7.

59. Mas'ūdi, Tanbīh, 138.

60. Ибн-Фадлан подразумевает, что по маршруту, выбранному его группой, не было регулярного движения. Ср. п. 38.

61. См. гл. 7.

62. Bekri, 39 (цит. в: Marquart, Streifzüge, 192).

63. См. гл. 7.

64. Ed. Adler, 12, 76. В редакции Ашера нет ссылок.

65. K. al-Buldān, 234.

66. Ср. гл. 6, п. 69.

67. Buldān, 262.

68. Mas'ūdi, цит. в гл. 7.

69. См. гл. 5.

70. Истахри противопоставляет длинные куртки хазар с короткими куртками русов.

71. Ibn-Faḍlān, § 25.

72. Истахри упоминает о регулярном сообщении между Астарабадом и Хазарией. Вероятно, значительную часть перевозимых грузов составлял шелк, производимый в окрестностях Астарабада.

73. La Suède et l'Orient (Archives d'Études Orientales, 8), Upsala, 1914, 96—99.

74. Там же, 157.

75. Там же, 143.

76. E. von Zambaur, «Orientalische Münzen in Nordund Ost-Europa» (Vortrag in der Wiener Numism, Gesellsch., 1902); «Die Münzen der Chazaren» (Monatsblatt der numism, Gesellschaft in Wien, VIII, 1911), цит. Arne, там же, 86.

77. Découverte, 196, цит. Р. Хеннинг.

78. Ср. гл. 6., п. 18.

79. См. гл. 5, п. 17.

80. Ibn-Ḥawqal, ed. Kramers, 396.

81. См. гл. 5, выше.

82. Ibn-Ḥawqal, ed. Kramers, 392.

83. См. гл. 5, п. 99.

84. См. гл. 7, п. 199.

85. Ibn-Rustah, Iṣtakhri, см. гл. 5.

86. Mas'ūdi, гл. 7.

87. См. гл. 7.

88. Russian Chronicle, с. 12, 14, 15, 32.

89. По Ибн-Фадлану каждое хозяйство вносило соболью шкуру. Их ялтавар впоследствии переправлял хазарским властям. У Якута вместо собольих шкурок — лисьи, вероятно по ошибке.

90. С. 15. Ср. Платонов, указ. соч., 497, 498.

91. § 36, 48, 78.

92. Слова Бартольда о хазарах со ссылкой на булгар.

93. Русские археологи уже раскопали несколько стоянок хазар или родственных им народов. К сожалению, подробную информацию о них получить очень трудно. Краткий обзор того, что было сделано за десять лет (до 1914 г.), в первую очередь в местечке Верхний Салтов, что на Донце, был дан Арне со ссылкой на русскую литературу. Некоторые находки описывает Полиак. Важные работы были выполнены в Булгаре и Суваре. Известно, что в Суваре были получены ценные результаты. Заки Валиди цитирует А. Смирнова, описавшего найденный двухэтажный дворец X века и множество монет. Это прольет свет на проблему хазарского воспроизводства арабских монет, обозначенную ранее. Можно добавить, что сейчас нет единого мнения относительно того, действительно ли в Верхнем Салтове было хазарское поселение.