Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Проблема иудаизации хазар

Давайте попытаемся объяснить, почему же хазары столь важны для понимания истории Крымской Иудеи. Дело в том, что на определенной стадии развития государственности, скорее всего, в конце VIII — начале IX века, правящая верхушка Хазарии принимает иудаизм в качестве государственной религии каганата. Обращение хазарской аристократии в иудаизм не было уникальным событием в мировой истории. До них в иудаизм обращались и другие нееврейские правящие династии, как, скажем, правители государства Адиабена в I—II веках н. э. или Зу Нувас, последний царь (517/518—525 гг.) независимого Химьяритского царства в Южной Аравии. В так называемом Кембриджском документе сообщается, что иудаизм в какой-то момент принял также и царь алан1. Более того, по легенде, хазарский каган лично взял под опеку маленького сироту Сельджука, впоследствии ставшего легендарным основателем государства тюрков-сельджуков. По некоторым предположениям, под хазарским влиянием (или в знак благодарности) Сельджук вместе с несколькими придворными принял иудаизм в качестве основной религии. Об этом говорят, в частности, имена сыновей Сельджука: Микаил, Юнус, Муса и Исраил2.

Хазарское обращение в иудаизм было, наверное, наиболее значимым и продолжительным в этом смысле событием. После иудаизации хазар в Средние века иудаизм во многом становится сугубо еврейской этнической религией, в которую очень редко допускаются представители иных этносов. Следующая волна массового перехода в иудаизм случится, пожалуй, лишь в XIX веке, когда группы российских крестьян и казаков (так называемые геры и субботники) начнут обращаться в иудаизм талмудического и караимского толка, о чем также будет рассказано в нашей книге.

Почему же хазары все-таки решили обратиться в иудаизм? Эта религия требует чрезвычайной разборчивости в нище, налагает необходимость соблюдения длительных религиозных постов и праздника субботы, во время которых нельзя вести военную деятельность, требует ношения специфических религиозных одеяний, знания иврита, сложнейшей религиозной обрядности, ежедневного посещения синагоги и пр. Религия, согласитесь, чрезвычайно неудобная для полукочевого государства, ведущего постоянные завоевательные войны. Для того чтобы ответить на этот непростой вопрос, необходимо тщательно проанализировать доступные нам источники и версии перехода хазар в иудейскую веру.

О времени, месте и обстоятельствах обращения хазар в иудаизм по-прежнему ведутся споры. Впрочем, следует отметить, что в истории хазар вообще нет практически ни одного выясненного вопроса: до сих пор не до конца понятен, скажем, характер тюркского языка хазар, не прочитаны хазарские рунические надписи, неизвестно точное местонахождение ряда хазарских городов, вызывает сомнение анализ письменных и археологических источников (в особенности так называемая «еврейско-хазарская переписка») и многое другое. Данная непростая ситуация вызвана прежде всего фрагментарностью письменных источников по истории хазар, написанных на сложнейших древних языках, зачастую противоречащих друг другу и не согласующихся с данными археологических исследований.

Существуют три основных теории относительно времени обращения хазарской правящей элиты в иудаизм. Согласно одной из них это событие произошло при хазарском царе Булане в 620 или 740 году; по другой — между 786 и 809 годами, во время правления аббасидского халифа Харун ар-Рашида; по третьей — в 60-е годы IX века, после миссии Св. Константина (Кирилла) 860—861 годов,3. Согласно альтернативной «синтетической» теории хазары принимали иудаизм в два этапа: сначала эту религию частным образом принял их правитель, между 730—740 годами, а позднее, между 799 и 809 годами, иудаизм был принят в качестве государственной религии для всей страны4. В настоящий момент большинство серьезных исследователей признают справедливость второй теории, гласящей, что иудаизм был принят хазарами между 786 и 809 годами. Версия о принятии хазарами иудаизма в 740 году неприемлема, прежде всего, по той причине, что она основывается на свидетельстве позднего еврейского автора Йеуды Галеви, указавшего около 1140 года, что это событие произошло 400 лет тому назад5. Согласитесь, что свидетельство слишком позднее и слишком ненадежное, к тому же зафиксированное в художественной книге автора, который о хазарах знал лишь понаслышке. Так же неприемлема и версия о том, что это событие случилось за 340 лет до написания хазарским царем Иосифом письма Хасдаю ибн Шапруту (т. е. около 620 года н. э.)6. Во-первых, некоторые исследователи полагают, что названная дата является позднейшей интерполяцией. Во-вторых, в тот момент еще, собственно, Хазарского каганата не существовало как такового.

Хазарская кладка «елочкой» из Тамани (Таматархи)

Версия о принятии иудаизма после 860—861 годов также крайне маловероятна. Во-первых, о принятии иудаизма при калифе Харун ар-Рашиде (правил в 786—809 гг.) сообщает со ссылкой на более ранний источник мусульманский географ Абу-ль-Хасан Али ибн аль-Хусейн аль-Масуди7. Во-вторых, об иудаизации хазар в конце VIII — начале IX века также красноречиво свидетельствуют чеканившиеся хазарами арабские дирхемы, на которых вместо традиционной мусульманской формулы «Мухаммед пророк Аллаха» было выбито Musa rasul Allah, т. е. «Муса [Моисей] пророк Аллаха». Эти дирхемы чеканились ими в 30-е годы IX века, т. е. до 860 года8. Значит, нам остается только согласиться с мнением о принятии хазарами (скорее всего, их правителем-бегом и его окружением) иудаизма в конце VIII — начале IX века, вероятнее всего, между 786 и 809 годами. Вполне возможно, впрочем, что после первичного принятия этой религии иудаизм распространялся в Хазарии постепенно — и чеканка монет означала завершающую стадию этого процесса, т. е. обращение в иудаизм их церемониального правителя-кагана9.

Итак, со временем принятия хазарами иудаизма все более или менее ясно. Остается узнать, где, почему и при каких обстоятельствах хазары перешли в иудаизм. Здесь положение представляется значительно более сложным. Казалось бы сразу после обращения хазар в иудаизм в конце VIII — начале IX века об этом должны были бы сообщить различные европейские и восточные письменные источники. Более того, об этом, по логике вещей, должны были бы немедленно рассказать еврейские авторы того времени. Однако это не так. Письменные источники молчат об иудаизации хазар вплоть до 60-х годов IX века. Самыми ранними свидетельствами об иудаизации хазар являются комментарии к Евангелию от Матфея бенедиктинского монаха Христиана из Ставело (более известного как Друтмар Аквитанский или Христиан Друтмар; 60-е гг. IX в.)10 и «Житие Св. Константина» (Кирилла). Эти два источника происходят из христианских кругов и, в общем-то, не сообщают нам никаких подробностей об обстоятельствах этого события. Из «Жития Св. Константина» явствует, что хазарский каган почитает некоего «единого бога»; при нем находятся еврейские мудрецы, с которыми и вступает в религиозный диспут сам Константин. При этом хазарские послы в Византию, по словам «Житие...», сообщают о том, что «евреи побуждают нас [т.е. хазар] принять их веру и обычаи». Это указывает скорее на то, что тогда хазары еще не придерживались еврейской веры. И только выслушав религиозный диспут Константина с мусульманами и иудеями (так называемый сюжет «выбора веры», о котором мы будем говорить позднее), двести хазар переходят в христианство11. Не будем забывать, однако, что «Житие...» — достаточно тенденциозный источник, а сюжет о выборе веры и диспутах с иудеями был чрезвычайно распространен в агиографической литературе того времени. Как считает П. Голден, «Житие...» опосредованным образом свидетельствует об укреплении иудаизма среди хазар. Наиболее значительным достижением Константина, по мнению ученого, было освобождение нескольких сотен византийцев из хазарского плена, но основная цель его миссии — обращение в христианство самого кагана — им достигнута так и не была12.

Значительно больше об иудаизации хазар нам сообщают мусульманские авторы (Ибн аль-Факих, Ибн Русте, аль-Масуди, аль-Димишки, Абд аль-Джаффар), начавшие писать об этом с начала X века. Приведем выдержку из аль-Истахри (около 950 года):

Царь их — еврей [иудей]. У него около 4000 пешего войска*. Хазары — магометане, христиане, евреи и язычники; евреи составляют меньшинство, магометане и христиане большинство; однако царь и его придворные — евреи; простой народ состоит главным образом из язычников... нельзя избрать хаканом [каганом] лица, не принадлежавшего к еврейской религии13.

Из этого и других свидетельств мусульманских авторов мы узнаем, что в хазарском государстве было четыре религии, в то время как религией правящей верхушки был иудаизм. Как видим, даже в трудах мусульманских авторов опять-таки достаточно мало информации о причинах перехода правящей хазарской элиты в иудаизм.

И тут на помощь приходят еврейские источники.

Примечания

*. В другом переводе — «свита его составляет приблизительно четыре тысячи мужей».

1. Голб, Прицак. Хазарско-еврейские документы... С. 136, 140.

2. Dunlop D.M. The History of the Jewish Khazars, Princeton, 1954. Pp. 260—261; Райс Т.Т. Сельджуки. Кочевники — завоеватели Малой Азии. М., 2004. С. 19—20.

3. Цукерман О происхождении... С. 530—532.

4. Pritsak O. The Khazar Kingdom's Conversion to Judaism // Harvard Ukrainian Studies. 1978. № 2. С. 261—81.

5. Halevi. The Kuzari... P. 23.

6. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X веке. Л., 1932. С. 93.

7. Регесты и надписи... С. 49.

8. Kovalev R.K. Creating Khazar Identity through Coins: The Special Issue Dirhams of 837/8 // East Central and Eastern Europe in the Early Middle Ages. Ed. Florin Curta. Ann Arbor, 2005.

9. Golden. Khazar Studies... P. 67; Golden. Irano-Turcica... P. 183.

10. Pritsak. The Khazar Kingdom's Conversion... P. 271.

11. Сказания о начале славянской письменности. М., 1981. С. 77—85.

12. Golden. Irano-Turcica... P. 182.

13. Регесты и надписи... С. 48.