Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Еврейские источники об иудаизации хазар

В работе с еврейскими источниками по истории хазар исследователя ждет огромное количество проблем. Все еврейские источники были созданы достаточно поздно (никак не ранее второй половины IX—X века). Кроме того, они предоставляют информацию, которая по большей части никак не согласуется ни с данными других авторов того времени, ни с показаниями археологических раскопок. Таких источников не так уж и много. Особенно интересно, к примеру, так называемое «Киевское письмо», написанное, очевидно, группой евреев из Киева (или в Киев) в X веке и, возможно, завизированное хазарским чиновником1. Однозначная интерпретация этого документа весьма затруднительна: до сих пор не очень понятно, было ли письмо направлено в Киев или из Киева. В дополнение к этому далеко не все согласны с предложенным Голбом и Прицаком прочтением ключевых слов и имен начиная с самого названия «Киев», не говоря о многих других2. Кроме того, само письмо ровно ничего не сообщает о процессе иудаизации хазар.

В одной из редакций книги знаменитого еврейского путешественника и авантюриста Эльдада а-Дани (Данита), датируемой последней четвертью IX века, можно прочесть, что два из утерянных колен Израиля (колено Манассии и Симеона) проживали в «стране хазар» (ивр. эрец казарим). Впрочем, в двух других вариантах книги этот отрывок звучит по-другому и не содержит ссылки на хазар. По этой причине нет никакой уверенности в том, какой из вариантов был в самой ранней и наиболее верной рукописи этой книги3. Интересно также, что сам Хасдай ибн Шапрут (о котором пойдет речь ниже) упоминал Эльдада а-Дани в своем письме к хазарскому царю и полагал, что тот прибыл из страны хазар4. В первой половине X века, комментируя Библию (Быт. 9:27), караимский автор Йакуб аль-Киркисани кратко упоминает о том, что этот библейский пассаж можно интерпретировать как аллюзию на переход в иудаизм персов или хазар5. Многие хазароведы забывают, что евреем был и арабоязычный путешественник 60-х годов X века Ибрагим ибн Йакуб. Он лишь кратко упоминает хазар, русов и печенегов в числе народов, которые говорят по-славянски так как этнически смешались со славянами. Кратко о хазарах как о потомках легендарного прародителя тюркских народов Тогармы, сына Гомера, сына Яфета, говорит написанная анонимным автором в Италии во второй половине X века книга «Иосиппон»6. Написанную на арабском книгу «Китаб аль-Хазари» Йеуды Галеви едва ли можно считать источником вследствие ее философско-беллетристического характера и позднего происхождения. К тому же не вызывает никаких сомнений, что живший в XII веке Галеви использовал в качестве источника своей информации о хазарах так называемую «еврейско-хазарскую переписку» (см. ниже).

К какому можно прийти к выводу? Эти источники не говорят нам абсолютно ничего об обстоятельствах обращения хазар в иудаизм. Таким образом, чтобы попытаться разгадать тайну обращения хазар в иудаизм, нам необходимо прибегнуть к показаниям так называемой «еврейско-хазарской переписки», состоящей из трех документов:

• письма советника кордовского халифа, еврея Хасдая ибн Шапрута к хазарскому царю* Иосифу;
• ответа царя Иосифа (существует в двух редакциях: «краткой» и «пространной»);
• так называемого «Кембриджского документа», найденного в конце XIX века среди фрагментов Каирской генизы кембриджским ученым Соломоном Шехтером (отсюда другое название источника: «текст Шехтера», или «Кембриджский аноним»). Некоторыми учеными предполагается, что этот документ представляет собой письмо анонимного хазарского еврея Хасдаю ибн Шапруту.

Переписка условно датируется 60-ми годами X века. Это важное собрание еврейских документов дошло до нас в виде более поздних рукописей. Для нашей темы (и для анализа этих документов) важно помнить, что пространная версия письма царя Иосифа была найдена не кем иным, как известнейшим караимским собирателем Авраамом Фирковичем. Инициатором переписки был советник Кордовского халифа Абд ар-Рахмана III, еврейский меценат и политический деятель Хасдай ибн Шапрут (или Хисдай ибн Шафрут; 915—970). Услышав в далекой Испании о могучем «еврейском» государстве хазар, Хасдай возжелал войти в контакт с правителем этой державы и написал тому письмо. Хасдаем, вне сомнений, владело не просто досужее любопытство, а вполне приземленный политический интерес. Хасдай рассчитывал найти в лице Хазарии поддержку для еврейской общины Испании, фактически балансировавшей на краю бездны и зависевшей от милости мусульманских правителей. Письмо было составлено секретарем Хасдая по имени Менахем ибн Сарук, по-видимому, в период между 954 и 961 годами. По ряду причин послание достигло Хазарии далеко не сразу. Но все-таки какое-то время спустя (если мы верим в аутентичность этой переписки) Хасдай получает ответ от ни много ни мало самого хазарского царя, именующего себя «Иосиф, сын Аарона, царь Тогармский». В своем ответе Иосиф сообщает Хасдаю интересующую того информацию о состоянии Хазарского государства, его границах, основных городах, армии и многое другое. Среди прочего Иосиф рассказывает о причинах и обстоятельствах перехода хазар в иудаизм. По словам Иосифа, случилось это около 340 лет тому назад (т. е. около 620 года)**. Хазарскому царю Булану во сне явился ангел, который повелел ему перейти в новую веру; Булан вскоре обратил в эту веру своих князей, рабов и весь народ. С помощью новой веры Булан одержал серию военных побед и на завоеванные деньги выстроил храм, ковчег, светильник, жертвенники и священные сосуды. Позднее Булан устроил у себя в государстве нечто вроде религиозного диспута, пригласив на него «мудреца из израильтян», христианского священника и мусульманского богослова. После диспута Булан окончательно решил принять еврейскую веру и совершил обрезание над собой, своими рабами и слугами. Один из сыновей Иосифа, Обадья (Овадия), еще больше укрепил иудейскую веру в Хазарии, построил религиозные школы, дома собраний (т. е. синагоги) и, более того, пригласил израильских мудрецов, которые объяснили ему Мишну, Талмуд и другие основы еврейской веры7.

Таким образом выглядела процедура принятия хазарами иудаизма в изложении царя Иосифа. Совершенно иную версию перехода хазар в иудаизм предоставляет нам текст Шехтера («Кембриджский документ»). Этот источник не дает точной даты иудаизации хазар, однако он сообщает массу других исторических подробностей этого процесса. Согласно Кембриджскому документу часть евреев бежит в Хазарию через «Армению» (или из «Армении») из-за преследований язычников. Многие исследователи забывают, что термином «Армения» в еврейских средневековых текстах очень часто называли Византию («Армения» = иск. «Романия», т. е. Византия)8. Если предполагать, что здесь в тексте имеется в виду именно бегство евреев из Византии, многое сразу становится более понятным. После этого еврейские беглецы живут вместе с хазарами, вступают с ними в браки и фактически становятся одним народом. При этом из всей иудейской обрядности «люди Казарии» соблюдают лишь обряд обрезания и частично праздник Шаббат. Такая ситуация сохраняется до тех пор, пока один из проживавших в Хазарии евреев*** не выходит на битву и не одерживает «победу своим мечом» и не обращает «в бегство врагов, выступивших против казар». За это он назначается главнокомандующим хазарского войска и пребывает в данном звании в течение длительного времени, пока Господь не «возбудил сердце» его «вернуться» к иудаизму. После этого правители христианских и мусульманских стран, возмущенные переходом хазарского правителя в иудаизм, посылают посланников к другим начальникам Хазарии «со словами хулы на Израиль» и тем самым заставляют тех усомниться в правильности выбора их главнокомандующего. Начальники Хазарии решают учредить религиозный диспут, дабы понять, на чьей стороне правота. В диспуте принимают участие христианские, мусульманские и добровольно пришедшие «израильские» мудрецы (обратите внимание на то, что здесь также повторяется сюжет о религиозном диспуте и выборе веры!). В процессе обсуждения правоты религии еврейские мудрецы идут в пещеру в долине Тизул9, откуда они достают находившиеся там книги Пятикнижия и истолковывают их смысл хазарским военачальникам. Это по какой-то причине является заключительным аргументом в религиозном споре. Вскоре хазары окончательно «возвращаются» в иудаизм. Главнокомандующий берет себе еврейское имя «Сабриэль». В его страну начинают стекаться евреи из соседних стран Европы и Востока; вскоре в иудаизм частично переходят и аланы, царь которых поддерживает хазар в их военных походах.

Эстампаж с надписи на могиле Исаака Сангари на Чуфут-Кале, опубликованный Д.А. Хвольсоном

Так выглядят сведения царя Иосифа и Кембриджского анонима о переходе хазар в иудаизм. Насколько можно верить этим двум источникам и насколько их вообще можно считать историческими источниками? Вопрос более чем сложный. Об историчности хазарской переписки ученые спорят, начиная с момента обнаружения этих документов и вплоть до наших дней. Если в XIX веке большая часть ученых выражала серьезный скепсис по поводу аутентичности этих источников, то сейчас большинство хазароведов склонно несколько некритично брать на веру все сказанное в переписке. Сегодня состояние проблемы таково, что автору данной книги вряд ли удастся поставить точку в дискуссии. Однако я поспешу поделиться с читателями моими собственными размышлениями по этому поводу.

Как мы видим, ни один из документов не содержит точных историко-географических реалий, дат, событий и пр. Особенно этим «грешит» царь Иосиф: предоставленная им дата перехода в иудаизм (около 620 года н. э.) совершенно нереальна, так как к тому времени собственно Хазарского государства не было вообще. Местами совершенно фантастичны также и его географические данные. Так, Иосиф пишет о том, что один из его городов, где живет хазарская царица, занимает территорию 50 на 50 фарсахов (около 300×300 км), другой — 8 на 8 фарсахов (около 48×48 км), а третий, по его словам, «небольшой» город, где проживает он сам — 3 на 3 фарсаха (около 18×18 км). Городов таких размеров, способных потягаться с современными мегаполисами, средневековая история знать не могла. Ни Иосиф, ни автор Кембриджского документа не говорят ничего о правящей в Хазарии тюркской династии Ашина, практически не приводят тюркских терминов и имен, не сообщают дат правления хазарских царей или их походов, приводят ложные сведения о власти хазар в Крыму в X веке и т. п. (отметим, впрочем, что в этом смысле Кембриджский документ выглядит чуть более историчным, так как в нем есть несколько тюркских терминов).

Эстампаж с надписи на «могиле» Сангарит (предполагаемой жены Исаака Сангари), опубликованный Д.А. Хвольсоном

С другой стороны, ни один нееврейский источник не упоминает еврейских имен хазарских царей (Сабриэль, Аарон, Иосиф, Овадия); нет в источниках также царя по имени Булан и военачальника по имени Песах. Показанная в обоих источниках картина тотального перехода хазар в иудаизм (от военачальников до простых людей, их рабов и слуг), процветания в Хазарии еврейской учености, строительства синагог и религиозных школ также совершенно фантастична. Подобную расстановку сил опровергают многочисленные мусульманские источники, писавшие о том, что иудаизм является религией только правящей элиты. Это утверждение также убедительно опровергается данными археологических раскопок, не обнаруживших пока ни одного объекта с еврейской символикой с территории каганата, не говоря уже о синагогах, кладбищах и школах. Не соответствует истине и ряд исторических сведений царя Иосифа о Крыме. Добавим еще, что письма царя Иосифа и автора Кембриджского документа прямо противоречат друг другу: будучи написаны на территории одного и того же государства (т. е. Хазарии) в одно и то же время, они предоставляют две совершенно разные трактовки хазарского обращения в иудаизм. Кроме того, сюжет о религиозном диспуте и выборе веры выглядит «кочующим» назидательным топосом того времени (вспомним, к примеру, «Житие Св. Константина (Кирилла)» и «Повесть временных лет»), а легенда о находке мудрецами Моисеевых книг в пещере в долине Тизул находит прямую параллель в письме самого Хасдая, где, со слов старейшин, сообщается о переходе хазарских евреев в иудаизм после обнаружения книг в пещере****. Общий тон обоих документов свидетельствует об их скорее дидактически-назидательном, чем историко-географическом характере. И, наконец, еще одно обстоятельство. Оба письма написаны сложнейшим средневековым ивритом, с многочисленными библейскими и талмудическими аллюзиями, которые указывали бы на высочайший уровень религиозного образования их авторов. Могли ли таковыми быть хазарские правители? Безусловно нет. Могли ли присутствовать при их дворе еврейские ученые подобного рода? Скорее да, но это можно лишь предполагать...

О том, что автор Кембриджского документа на деле жил в Константинополе, а не в Хазарии, писал еще в начале XII века еврейский автор Йеуда бен Барзилай. Он же выражал сомнения по поводу подлинности ответного письма царя Иосифа10. Иосиф Перль, один из еврейских просветителей XIX века, также предполагал, что письмо царя Иосифа было сфабриковано неизвестным сефардским евреем11. О том, что «кембриджский аноним» никак не мог быть современником царя Иосифа, за которого он себя выдает, а также о литературной зависимости текста Шехтера от книги «Иосиппон», еврейского произведения второй половины X века, писал еще редактор первого академического издания еврейско-хазарской переписки П.К. Коковцов. Он же указывал и явные анахронизмы в тексте Шехтера и даже называл отдельные теории его автора «фантастическими»12. Относительно письма царя Иосифа Коковцов был настроен более оптимистично, но и тут он указал на ряд дословных совпадений между письмом Иосифа и «Книгой Эльдада Данита», называя письмо Иосифа документом «выдающим себя за письмо хазарского царя X века»13. О том, что письмо царя Иосифа никак не могло быть написано хазарским царем (каганом или беком) писал другой классический исследователь средневековой еврейской истории И. Берлин. Он же предположил, что автором этого произведения был отнюдь не хазарин, а арабоязычный еврей с территории Прикаспия, знавший еврейскую, арабскую, византийскую и персидскую литературу того времени. На основании целого ряда доводов и аргументов Берлин датировал текст Шехтера и «письмо царя Иосифа» концом XI века14. Таким образом, все эти соображения приводят к одному, разочаровывающему романтиков выводу: в отличие от письма Хасдая ибн Шапрута, которое действительно было написано по указанию самого Хасдая, письмо царя Иосифа и Кембриджский документ едва ли являются тем, за что эти документы выдаются.

Автор данной монографии далек от того, чтобы полностью дискредитировать еврейско-хазарскую переписку как исторический источник. Безусловно, этот корпус документов, созданный не позднее X—XI веков, является настоящим кладезем интересной и уникальной информации о хазарах. В переписке сообщаются ценнейшие сведения о географии и топонимике хазарского государства, легенды об иудаизации хазар и их правителей, содержатся скрытые намеки на существовавший у хазар институт двоевластия5* и пр. На мой взгляд, эти источники едва ли стоит интерпретировать (как это делают многие) как исходящие непосредственно из хазарских анналов документы с точной и однозначно объективной информацией. Скорее, их следует понимать как уже упоминавшуюся выше «Книгу Эльдада Данита» или легендарные «письма» пресвитера Иоанна15 — средневековые географические произведения X—XI веков, в которых реальные сведения о хазарах переплетаются с позднейшими дополнениями, легендами, местными традициями, а порой и просто с беспочвенными фантазиями и выдумками6*. Исходя из этого попытки некоторых современных ученых выстроить точную и хронологически выверенную генеалогию хазарских царей или реконструировать историю хазар лишь на основании показаний еврейско-хазарской переписки выглядят совершенно необоснованными. Неубедительны также попытки сопоставления достаточно неоднозначных археологических данных с совершенно неконкретными показаниями переписки.

Примечания

*. Из текста письма не очень понятно, какой из хазарских правителей имеется в виду под титулом «царь» (ивр. мелех): церемониальный правитель — каган или реальный правитель — бег / шад.

**. Некоторые исследователи полагают, что эта дата является позднейшей интерполяцией.

***. По логике источника получается, что к тому моменту евреи все еще были совершенно отдельной этнической и религиозной группировкой; это несколько противоречит сказанному ранее о полном слиянии хазар и евреев в один народ.

****. Сюжет о переходе хазарского царя в иудаизм в пещере был использован позднее также и Йеудой Галеви, опиравшимся, по-видимому, на несколько иные предания об этом событии. Галеви говорит о том, что это событие произошло в пещере в «горах Варашан», которые некоторые исследователи пытаются отождествить с «рекой В-р-шан» царя Иосифа или городом Варачан, столицей кавказских гуннов. Вообще об обнаружении (хранении) еврейских книг в пещерах свидетельствуют различные источники — в особенности находки в пещерных хранилищах книг секты кумранитов, впервые открытые археологами в 1947 г. О средневековой секте Магариййа («пещерные люди») сообщает караимский автор аль-Киркисани, добавляя, что свое имя секта получила вследствие обнаружения священных книг в пещерах. Таким образом, сюжет о книгах в пещерах имеет, с одной стороны, сомнительную литературную, но с другой, — и реальную историческую подоплеку.

5*. Например, согласно письму царя Иосифа ангел является во сне не только царю (т. е. бегу) Булану, но и «великому правителю» (ивр. а-сар а-гадоль), т. е., по некоторым предположениям, кагану.

6*. Жанр «легендарной» (т. е. никогда не существовавшей) переписки был достаточно популярен в средние века и в раннее новое время. Помимо писем пресвитера Иоанна, достаточно вспомнить «переписку» Ивана Грозного с турецким султаном или «письмо» запорожских казаков к тому же турецкому султану.

1. Рукописный отдел библиотеки Кембриджского университета, T-S 12. 122, лиц.; опубликован в Голб, Прицак. Хазарско-еврейские документы... С. 24—28. Оригинал документа доступен также в сети Интернет.

2. См., например: Тортика. «Киевское письмо»...

3. Три еврейских путешественника. М.—Иерусалим, 2004. С. 33. Впрочем, указание Эльдада о том, что страна хазар удалена от Палестины на расстояние шести месяцев пути свидетельствует скорее в пользу того, что он действительно имел в виду Хазарию, а не страну халдеев (ивр. эрец касдим), как об этом говорит другая рукопись Эльдада.

4. Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 69—70.

5. Ankori Z. Karaites in Byzantium: The Formative Years, 970—1100. New York-Jerusalem, 1959. P. 67; Берлин. Исторические судьбы... С. 99.

6. Зо'ори М. А-хазарим, итгайерутам ве-коротэйхэм бе-сифрут а-историография а-иврит. Иерусалим, 2002. Ам. С. 35—37.

7. Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 19—33, 72—112.

8. Берлин. Исторические судьбы... С. 71.

9. Другие возможные прочтения: Тизлу / Т-р-ку / Т-д-лу (см.: Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 100, прим. 3; Голб, Прицак. Хазарско-еврейские документы... С. 154—155).

10. См. текст его «Сэфер а-Иттим»: Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 127—128 (ивр.), 129 (русский перевод).

11. Нерль И. Сэфер бохен цадик. Прага, 1838. Лм. 91.

12. Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. xxxii-xxxiv.

13. Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. XXV. Курсив мой.

14. Берлин. Исторические судьбы... С. 117—122.

15. Подробнее о так называемых «письмах пресвитера Иоанна» и их популярности в еврейских средневековых общинах см.: Коковцов. Еврейско-хазарская переписка... С. 41, прим. 2.