Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Новые жители Крымской Иудеи: «русские караимы» — субботники

В 60-е годы XIX века в число обитателей Крымской Иудеи вливается новое движение. Именно этим временем датируются первые сообщения о проживании в Крыму иудеев — субботников. Кем были субботники? Субботниками (иначе — иудейстуюшими, жидовстующими, герами) в литературе XIX—XX веков называются русские православные (преимущественно из самых простых слоев общества — крестьяне и казаки), по тем или иным причинам перешедшие в иудейскую веру или в той или иной степени ставшие следовать еврейской религиозной традиции. Само движение впервые фиксируется во второй половине XVIII века, хотя его предтечей, вполне возможно, являлась ересь «жидовствующих» позднесредневекового периода. Субботников обычно традиционно делят на герое (т. е. принявших иудаизм в его талмудической интерпретации) и субботников-караимов (иначе «караимитов, бесшапочников»), по какой-то причине решивших ассоциировать себя с караимским иудаизмом. Жизнь субботников в России была чрезвычайно не проста. Как людей, предавших православную веру, их преследовали, ссылали в Сибирь, отбирали у них паспорта, запрещали выполнение еврейских религиозных обрядов и т. п. Еще с конца XIX века субботники и геры начинают активно эмигрировать в Палестину. Несмотря на их нееврейское этническое происхождение, современное государство Израиль признает субботников и геров евреями и дает им право на репатриацию. В Израиле до сих пор есть целые мошавы (поселения), в которых живут потомки русских геров и субботников.

Первые контакты между крымскими караимами и субботниками датируются еще началом XIX века. Так, еще в 1809 году субботник из города Александрова, некто Баев, которому перестала нравиться талмудическая обрядность, решил отправиться в Крым на обучение к караимам1. Очевидно, его попытке не было суждено осуществиться. По этой причине несколько лет спустя, в декабре 1815 года, субботники города Александрова послали письмо в караимскую общину Бахчисарая (Чуфут-Кале) с просьбой прислать им инструкции относительно того, как молиться во время Шаббата и в другие праздники (утром, днем и вечером), какие благословения произносить во время обрядов бракосочетания и обрезания и др. Письмо подписали шесть александровских субботников: Пимен Гаврилов, Тимофей Лютиков (?), Игорь Алексеевич, Лион Гаврилович и Михайло Тихонов2.

Нам опять-таки неизвестно, имела ли эта история продолжение и получили ли субботники ответ от караимов. Но уже сам факт, что как минимум два источника начала XIX века сообщают о попытках субботников завязать контакты с караимами, представляется весьма симптоматичным. Субботники начинают более активно контактировать с караимами и называть себя «русскими караимами» начиная с 60-х годов XIX века. Известно, к примеру, что в это время в «караимскую веру» вступил субботник Еремей Шутов, неоднократно общавшийся с А. Фирковичем, Н. Бабовичем и другими лидерами караимов того времени. Отношение караимской общины к субботникам было достаточно неоднозначным: с одной стороны, караимам конечно же льстило, что группа людей нееврейского происхождения стала признавать правильность их веры и обрядности. С другой стороны, они явно опасались возможных осложнений со стороны российского правительства, которому не мог нравиться переход русских православных в иудейскую веру. Более того, повторимся, караимская галаха запрещала прием в общину прозелитов. К тому же караимы прекрасно понимали, что в желании субботников присоединиться к караимам был также и меркантильный интерес: став частью караимской общины, они не должны были бы платить двойные налоги, служить в армии и пр.

Возложение цветов к памятнику евреям и крымчакам, расстрелянным в декабре 1941 года

Так что отношения между караимами и субботниками развивались не слишком гладко. К примеру, около 1891 года в Евпатории разгорелся скандал по поводу захоронения на местном караимском кладбище субботников без разрешения Караимского духовного правления. В начале XX века Таврическое и Одесское Караимское Духовное правление выразило протест в связи с разрешением Кавказского наместника открыть в Тифлисе молитвенный дом общине, именующей себя «караимскою», но на деле являющейся общиной «русских караимов»3. В этот период, по некоторым данным, субботников-караимов было около 4000 человек, т. е. община была конкурентоспособной по сравнению с собственно караимской. С другой стороны, субботники неоднократно обращаются к караимам с просьбами просветить их в религиозной обрядности — и караимские лидеры не остаются глухи к этим мольбам. Основной проблемой в данном вопросе было то, что ... субботники не знали древнееврейского и не могли читать караимскую религиозную литературу. По этой причине главы караимской общины, А. Фиркович, Исаак-Боаз бен Нисан Фиркович*, Я. Пенбек и другие занялись переводом караимских молитвенников на русский язык4. Российскому правительству и православным иерархам сей факт чрезвычайно не понравился. Во-первых, русские сектанты-субботники тем самым еще более укрепились в своей ереси; во-вторых, чтение этих молитвенников способствовало усилению среди них сионистских тенденций, ведущих к последующей эмиграции в Палестину. Вот почему значительная часть тиража молитвенника, составленного А.С. Фирковичем, была изъята властями. Но все же более серьезные меры пресечения не воспоследовали5.

Во время Гражданской войны и революции караимское духовенство начинает более благосклонно относиться к движению субботников6, а в XX веке даже начинают заключаться смешанные караимско-субботнические браки.

Примечания

*. Иначе — Богуслав Фиркович; несмотря на совпадение фамилий, он не был родственником Авраама Фирковича.

1. Кизилов М. Рукописные дневники Х.Х. Стевена: неизвестный источник по истории Кавказа, Крыма и Южной России // «Таврика»-2. 130 лет краеведческой библиотеке Крыма. Симферополь, 2003. С. 75—80. Ср. более полный вариант этой статьи: Кизилов М. Рукописные дневники Х.Х. Стевена: неизвестный источник по истории Кавказа, Крыма и Южной России (с аппендиксом о субботниках г. Александрова, караимах, франкистах и российском императоре Александре I) // ИНК. 2009. № 25. С. 140—151.

2. ОР РНБ. Ф. 946. Евр. I. Док. I 101 (Д. 65).

3. Белый О.Б. Из истории этнических и конфессиональных контактов Восточ ноевропейских караимов и субботников («русских караимов») в XIX — нач. XX вв. // Культурно-цивилизационный диалог и пути гармонизации межэтничных и межконфессиональных отношений в Крыму. Симферополь, 2008. С. 222—268.

4. Молитвы караимов. Глас Иакова. Сост. О.Я. Пембек. Вильно, 1910; Порядок молитв для караимов, составленный вкратце гахамом и главным учителем караимов Авраамом Самойловичем Фирковичем. Перевел И.-Б. Н. Фиркович. Царицын, 1892; 1901 (2-е изд-е).

5. Львов А. Дело о караимских молитвенниках // Параллели. 2004. № 4—5. С. 48—72.

6. Прохоров Д.А. Органы караимского конфессионального самоуправления и проблема прозелитизма, межконфессиональных и межэтнических браков в Таврической губернии в XIX — начале XX века (по материалам фонда ТОКДП) // ИНК. 2007. № 18. С. 138.