Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





4. Теория «хазарской напасти»

Гипотезу о происхождении восточноевропейского еврейства от хазар-тюрков одним из первых сформулировал французский мыслитель Эрнест Ренан (Renan 1883), но в конце XIX — начале XX в. у нее почти не нашлось сторонников (Берлин 1919: 52—53), кроме, может быть, австрийского востоковеда Х.Ф. фон Кучеры, книга которого «Хазары» дважды публиковалась в Вене в 1909 и 1910 г. Зато эта гипотеза весьма рано привлекла внимание антисемитов, и еще в начале 1920-х гг. они опирались на нее в своем стремлении ограничить иммиграцию. Тогда американский журналист Кеннет Робертс, работавший в газете «Сэтердей ивнинг пост», настраивал своих читателей против восточноевропейских евреев-иммигрантов, представляя их грубыми азиатами, происходившими от «тюркских хазар» (Roberts 1922: 117—118. Об этом см. Поляков 1998: 361—362)1. Другой журналист, Бертон Хендрик, шел еще дальше. Он писал, что «плохое поведение» русских евреев было связано с их хазарским происхождением, тогда как немецкие и испанские евреи, имевшие иные корни, вели себя значительно лучше (Hendrick 1923. Об этом см. Singerman 1998: 359). Тогда же плодовитый американский писатель-расист Лотроп Стоддард делал «чистыми евреями», т. е. семитами, сефардов и приписывал ашкеназам смешанное происхождение, выводя их от хазар. Все это якобы сказывалось на различиях в их «менталитете и темпераменте» (Stoddard 1926. Об этом см. Barkun 1997: 138—139). Так создавалось идеологическое обоснование антииммигрантского законодательства, принятого в США в 1924 г.

В 1920-е гг. идея, объяснявшая различия между сефардами и ашкеназами их разным расовым происхождением, была с благодарностью принята религиозным движением британских израилитов, считавших себя истинными потомками библейских израильтян (Parker 1948), а также рядом других авторов (Beaty 1951; Robertson 1972. Об этом см. Barkun 1997: 122, 136—142; Goodrick-Clarke 2002: 237). Одним из первых британских израилитов, начавших настаивать на хазарском происхождении ашкеназов и отделять их от «евреев», был американский журналист Уильям Камерон, писавший скандальные антисемитские статьи в газете «Диаборн индепендент» автомобильного короля Генри Форда. Он выступил с этой идеей еще в 1923 г., и она нашла свое место в многотомном издании Форда «Международный еврей» (Barkun 1997: 139—140, 146; Ribuffo 1998: 474). Британские израилиты отметают претензии сионистов на Палестину на том основании, что, по их мнению, своим происхождением евреи были связаны главным образом с хазарами (Barkun 1997: 140). Тот же взгляд разделяют близкое британским израилитам радикальное «Движение христианской идентичности» в США, а также последователи известных американских антисемитов Джеральда Смита и Уиллиса Карто и неонацистская организация «Арийские нации» покойного Ричарда Батлера (Barkun 1997: 141—144, 263).

Интересно, что в 1920—1930-х гг. польско-еврейские историки тоже заинтересовались предположением о связи ашкеназов с хазарами. Некоторые из них эту идею поддержали, что вызвало недовольство у караимов, не желавших делить таких «предков» с ашкеназами (Кизилов, Михайлова 2004: 46).

Нацистские авторы иной раз тоже называли восточноевропейских евреев «азиатской ордой», как это делал глава немецких историков эпохи нацизма В. Франк (Weinreich 1946: 58). Впрочем, в этом отношении никакого единства среди нацистских исследователей не было (Кизилов, Михайлова 2004: 50). В ревизионистских работах, отрицающих Холокост, также можно встретить отождествление ашкеназов с хазарами, якобы захвативших власть над мировым еврейством и установивших контроль над финансовым капиталом (см., напр., Grimstad 1977: 12). Некоторые из американских правых радикалов доказывают, что в США уже установлена «сионистская оккупационная власть» (СОВ), причем для доказательства ее порочности им тоже приходит на помощь хазарский миф (см., напр.: Уорнер 1994: 5). В Германии писатель-фантаст Ян ван Хельсинг, чтобы избежать обвинений в антисемитизме, доказывал в 1990-х гг., что надо проводить строгую грань между «семитскими евреями» и «ашкеназскими евреями», или хазарами. Именно последним он приписывал всевозможные коварные замыслы (об этом см.: Goodrick-Clarke 2002: 296). Наконец, этот хазарский миф оказал определенное влияние на взгляды известного американского расиста Дэвида Дюка, одно время возглавлявшего Ку-клукс-клан (Barkun 1997: 141—142).

В первой половине 1940-х гг. хазарскую теорию развивал тель-авивский историк А.Н. Поляк (Poliak 1944). Но истинную популярность ей придал известный писатель А. Кестлер, пытавшийся всеми силами доказать, что именно победа Святослава над Хазарией привела к рассеянию хазар-иудеев и тем положила начало «еврейской диаспоре». Иными словами, Кестлер заявлял, что современные восточноевропейские евреи являются прямыми потомками хазар и, следовательно, никак не связаны с евреями Запада (Кестлер 2001)2. Будучи непримиримым противником расизма, Кестлер полагал, что доказательство хазарского происхождения восточноевропейских евреев с особой силой покажет всю чудовищность нацистской «арийской теории» (об этом см.: Петрухин 2002). Однако ирония заключалась в том, что его книгу, независимо от его благих побуждений, начали с благодарностью использовать антисемиты (об этом см. Barkun 1997: 144—146).

В частности, его гипотеза пришлась по вкусу ряду арабских политиков, ссылающихся на нее для того, чтобы оспорить право Государства Израиль на существование. Примечательно, что этот вопрос был поднят одним из них еще в 1947 г., когда решался вопрос о будущем Палестины (Кизилов, Михайлова 2004: 47). А в 1980-х гг. президент Сирии Хафез Асад прочел целую лекцию Г. Киссинджеру, убеждая его в том, что евреи происходили от хазар и поэтому не имели никаких оснований претендовать на земли Палестины. Затем он повторил то же самое при встрече с президентом Биллом Клинтоном. По словам израильского журналиста Эхуда Яаари, в последние десятилетия в арабском мире были опубликованы десятки книг и памфлетов, развивавших этот аргумент (Ya'ari 2003).

В то же время представление о хазарском происхождении восточноевропейских евреев имеет некоторую популярность среди евреев, эмигрировавших в Израиль из бывшего СССР в последние десятилетия XX в. (Давид 1989; Воронель 1997; Соболев 1997, 2008: 32—80; Палхан 2004)3. Недавно один израильский автор также обратился к этой гипотезе, доказывая, что еврейские общины в разных частях мира возникли не вследствие расселения евреев, а в результате перехода местных жителей к иудаизму (Занд 2010). Некоторые еврейские авторы, доказывая право евреев называться коренными обитателями России и Украины, до сих пор ссылаются на присутствие евреев на юге Восточной Европы в эпоху раннего Средневековья (Красносельский 1997; Каминник, Ганжа 2011). Вначале 2000-х гг. выдающий себя за хасидского раввина А. Шмулевич вспомнил о хазарских древностях для того, чтобы обосновать идею будущего военно-политического союза Израиля с Россией (Шерман 2001)4.

Наконец, гипотезу хазарского происхождения ашкеназов находит соблазнительной плодовитый писатель А.М. Буровский. Исходя из нее он предполагает, что евреи составляли коренное население Киевской Руси, а ашкеназы окончательно сложились как народ в Польше и Западной Руси к XVI в. (Буровский 2004. T. 1: 358—370). Впрочем, имеется и компромиссное предположение о том, что в сложении ашкеназов участвовали только хазары-иудеи, жившие в северо-западной части исторической Хазарии, — якобы они бежали на запад от татаро-монгольского нашествия и смешались там со встречным потоком иудеев, уходивших от «черной смерти» (Березанский 2006: 113—114, 182—183).

Недавно киргизский автор, апеллируя к новым генетическим исследованиям, заявил, что «ашкенази произошли от росомонов путем трансформации хазарских племен». Он доказывает, что ашкеназы были рождены амазонками и в их жилах текла «арийская кровь». По его словам, якобы из страха перед арабами они бежали из Хазарии еще в середине VIII в. Автор признает, что у хазар господствовал иудаизм, но разгром Хазарского каганата он связывает не со Святославом, а с Чингисханом (Тукембаев 2011). Как бы ни относиться к этой экстравагантной концепции, ясно, что сегодня и в Центральной Азии появляются сторонники концепции хазарского происхождения ашкеназов.

Для неоевразийцев гипотеза о происхождении ашкеназов от хазар, разумеется, неприемлема, так как она делает восточноевропейских евреев «евразийским этносом» и подрывает основы так любовно сконструированной Гумилевым теории «хазарской химеры» (Гумилев 1989б: 24; Кожинов 1992в: 165; 1997а: 211). Некоторые русские ортодоксальные националисты типа Кузьмина с ужасом открещивались от гипотезы Кестлера, ожидая, что в противном случае евреи потребуют себе земли юга современной России (Кузьмин 1993а: 248; 1993б). По той же причине Кузьмин отвергал и концепцию Гумилева, которая будто бы призывала к защите «малых народов» от «больших» и объявляла евреев «пассионарным этносом» (Кузьмин 1993а: 251). Один из единомышленников Кузьмина, скрывшийся под псевдонимом, попытался представить теорию Кестлера подготовкой евреями агрессии против России с целью захватить над ней власть. Мало того, именно тогда, когда в Москве ходили слухи о надвигающихся еврейских погромах, этот автор квалифицировал статью израильского журналиста, члена израильской компартии Р. Давида (И. Шамира) (1989), излагавшую теорию Кестлера, как «призыв к погрому», который якобы задумали евреи против русских (Товарищ 1990: 153)5.

Параноидальный страх по поводу неких сил, мечтающих о воссоздании Хазарии на южных российских землях, не покидает некоторых русских националистов и временами выплескивается на страницы национал-патриотической прессы (см., напр., Наумов 1998). Очевидно, поэтому некоторые из них просто отмахиваются от Хазарии как от «исторического фантома», спекуляции недобросовестных историков (Курдаков 1997: 315). Однако другие, и среди них — неизменный редактор газеты «Завтра» А. Проханов, представляли борьбу за власть в России во второй половине 1990-х гг. как попытку построения «Новой Хазарии», т. е. реализацию некого плана по «переносу в Россию центра еврейской цивилизации» (Проханов 2002: 110). Похоже, что газета «Завтра» и позднее никак не могла освободиться от этих наваждений, хотя и дала им новую интерпретацию. В середине первого десятилетия XXI в. она стала писать о якобы приближающейся русской демографической катастрофе не иначе как в связке с обсуждением вопроса о возвращении евреев из Израиля назад в Россию (Савин 2004)6.

У Проханова это чувство обострилось во время очередного палестино-израильского конфликта в июле 2006 г., когда он не только предсказывал близкое крушение Израиля, но и вещал о «возрождении Каганата на территории сегодняшней России». По его словам, тема «Второй Хазарии» якобы снова становилась в России модной (Проханов 2006). Действительно, в сентябре 2006 г. на страницах его газеты «Завтра» прошла оживленная дискуссия, посвященная Хазарии. Примечательно, что в этой парадигме само понятие «Хазария» неизменно связано с евреями и служит эвфемизмом в ходе обсуждения их политической деятельности.

Более широкий подход демонстрируют те, кто стремятся связать историю Хазарии с идеей «еврейского мирового заговора». Они с энтузиазмом воспроизводят гипотезу о хазарском происхождении восточноевропейских евреев, переносят это на всех евреев в целом и отождествляют их оптом с масонами и сатанистами, чтобы тут же обвинить в стремлении к мировому господству (см., напр., Пащенко 1998: 362—365).

Между тем жившего вдалеке от мятущейся России респектабельного антисемита Дугласа Рида такие мысли не волновали, и он попытался показать, что восточноевропейские евреи с их разрушительными инстинктами не имели ничего общего с западными добропорядочными и законопослушными евреями. «Хазарская теория» подходила для этого как нельзя лучше. Подобно русским православным антисемитам, Рид рисовал борьбу Хазарии с Русью как проходившую «под знаком талмудистского антихристианского "закона"». Он ввел в этот дискурс и расистский подход, заявляя, что у «хазарских евреев» отсутствовала еврейская кровь. Именно «эти дикари из отдаленных глубин Азии» вначале создали антирусское движение, а затем стали помышлять о разрушении христианской Европы и о «мировой революции». Никаких прав на палестинские земли эти «выходцы из глубин Азии», естественно, не могли иметь. Мировая история рисовалась Риду в свете апокалиптической экспансии восточных евреев-ашкеназов и катастрофического уменьшения численности западных евреев-сефардов. Все революции в Европе за последние 500 лет он связывал с происками «потомков хазар». Разумеется, он считал «Протоколы сионских мудрецов» подлинным документом и верил, что идея мирового господства евреев над миром напрямую вытекает из текстов Талмуда и каббалы (Рид 1986: 92—140). Пытаясь всячески внести раскол в еврейство, он утверждал, что «раввинский директорат еврейства, с его чисто азиатским упорством, мобилизовал этих иудаизированных хазар из России против эмансипированных западных евреев и против всего Запада» (Рид 1986: 137).

Первое издание книги Рида вышло в Иоганнесбурге, ЮАР, в 1986 г., но на русском языке, т. е. было явно рассчитано на русского читателя. Сейчас можно сказать, что свою миссию это издание выполнило. В Россию оно пришло как раз вовремя, чтобы найти себе «достойную» аудиторию. Впервые оно было переиздано в Краснодаре журналом «Кубань» в его номерах за октябрь-декабрь 1991 г., фактически вышедших в свет в 1992 г. К тому времени Советский Союз окончательно распался, антирусские настроения на его окраинах достигли высокого накала, и многие русские, жившие в нерусских республиках или по-соседству с нерусским населением, с удивлением и тревогой обнаружили нарастающий порог отчуждения между собой и своим окружением. Одним из таких районов оказалась Кубань, где русские жили по-соседству с адыгами и другими народами Северного Кавказа. Отношения русских с «инородцами» становились все более напряженными, но вину за это русские шовинисты пытались взвалить на «подрывные действия» «международного сионизма». Это и придавало особый привкус той обстановке, в которой Россия знакомилась с книгой Д. Рида.

Как сообщала редакция журнала «Кубань», книга была ею получена еще в 1988 г. Но лишь через три года создалась обстановка, потребовавшая «правдивого слова», час настал, и читатели, будто бы давно просившие опубликовать книгу Рида, теперь ее получили. Но в каком виде! Книга была опубликована не полностью, читателям были предложены лишь те главы, где с особым пристрастием повествовалось о разрушительной деятельности евреев. Разумеется, среди этих глав фигурировала и глава 17, вторая часть которой была посвящена хазарскому происхождению восточных евреев. А чтобы читателю было все окончательно ясно, редакция добавила специальное приложение, где поместила выписки из Торы в сравнении с текстами Нового Завета. Им-то и надлежало донести до читателя всю «человеконенавистническую» сущность иудаизма, который якобы требовал истребить все народы мира (Рид 1991).

Публикация «Кубани» не осталась незамеченной. Ее подхватил известный антисемит, лидер расистской Русской партии России В. Корчагин, чье издательство «Витязь» специализируется на выпуске неонацистской и антисемитской литературы. Переиздавая книгу Рида по изданию журнала «Кубань», Корчагин еще более ее сократил, выделив, что характерно, «хазарские» рассуждения Рида из главы 17 и организовав из них отдельную главу под названием «Хазары» (чего у Рида не было!). Иными словами, Корчагин счел достойными новой публикации только те сюжеты из книги Рида, где говорилось о хазарах, их связях с ашкеназами, а также о роли евреев в «трех революциях» — английской, французской и русской. Особый акцент делался на том, что русская революция произошла «под талмудо-иудейским руководством». Мало того, Корчагин позаимствовал из журнала «Кубань» и идею приложения, причем включил в него не только выдержки из Торы, но и «Завещание Адольфа Гитлера», а также фрагменты из известного антисемитского памфлета Г. Форда «Международное еврейство» (Рид 1993). Все это должно было поразить читателей чудовищностью глобальных планов евреев по уничтожению человечества.

На какую по численности аудиторию рассчитывали издатели? Журнал «Кубань» выходил в 1992 г. тиражом 50 тыс. экземпляров, а Корчагин издал книгу Рида в 1993 г. тиражом 5 тыс. экземпляров. В том же 1993 г. книга полностью была издана в Москве издательством «Твердь» тиражом 10 тыс. экземпляров. Кроме того, книга Рида была в 1993—1994 гг. перепечатана журналом «Наш современник». Так что, надо думать, прямой доступ к идеям Рида получили более 100 тыс. человек. Это была фактически первая книга, познакомившая широкую русскую аудиторию с концепцией происхождения восточноевропейских евреев от тюркоязычных хазар-кочевников. Любопытно, что, когда Кожинов писал свою «Историю Руси», ему книга Дугласа Рида уже была известна (Кожинов 1992г: 182, сн. 35).

В еще большей степени воображение русских шовинистов-антисемитов поразила книга русского эмигранта В. Ушкуйника, впервые выпущенная издательством «Политическое воспитание» в Нью-Йорке в 1982 г. Подлинное имя этого автора — Ю.Р. Лариков. Бывший артиллерийский офицер российской армии, он участвовал в Первой мировой войне, затем — в Белом движении. Закончив Гражданскую войну на Дальнем Востоке, он в 1921 г. перебрался в Китай, с конца 1920-х гг. служил в армии Национального правительства Чан Кайши, с которым ушел на о. Тайвань и которому остался верен до самой смерти. Уже будучи отставным военным, он обратился к истории России в XX в., результатом чего и стала книга, о которой идет речь (Симанский 1989: 135—137; Золотаревич 1993).

Вскоре после выхода книга Ушкуйника попала в Россию и долгое время под названием «Каган и его бек» нелегально распространялась в определенных кругах русских националистов (Дичев, Николов 1994: 69). Подобно Риду, обвиняя евреев и масонов в подрывных революционных движениях, в том числе во враждебной деятельности против Российской империи, автор видел корни этих побуждений в «расовом инстинкте», который якобы неотступно толкал евреев к захвату власти. Если многие эмигранты первой волны винили в развале императорской России прежде всего Ленина и его ближайших сподвижников, то Ушкуйник в своей зоологической ненависти к «местечковым жидкам», напротив, со всей страстью накидывался на евреев, которые якобы в своем «инстинктивном» стремлении к власти над «гоями» истребили в конце 1920-х — 1930-х гг. ленинскую гвардию, «настоящих коммунистов», будто бы «изменивших иудейству». Мало этого, установив контроль над «секретной полицией», иудеи совершили тотальную чистку в Красной армии, где в 1930-х гг. зрело недовольство «жидовским игом» (Ушкуйник 1993: 13—19).

Нарисовав эту леденящую кровь картину засилья «иудеев» в СССР, автор задавался вопросом о том, почему это стало возможным. В поисках ответа он обращался к теории о «хазарском» происхождении восточноевропейского еврейства. Повторяя горестные сентенции о посягательствах «иудейских хазар» на Древнюю Русь и восторгаясь подвигом князя Святослава, Ушкуйник воспроизводил идею Кестлера о том, что иудаизированные тюркоязычные хазары, бежавшие от разгрома, заложили основы восточноевропейского еврейства — ашкеназов. Будучи неофитами, они отдались иудаизму с еще большим рвением, чем истинные семиты, что и объясняет их будто бы невиданную жестокость в обращении с гоями (Ушкуйник 1993: 19—20).

Развивая эту теорию, Ушкуйник обогащал ее новым «открытием». Он заявлял, что эти «хазары» донесли до нашего времени свое политическое устройство, основанное на дуализме власти. Рассчитывая на нетребовательного и малообразованного читателя, он, правда, именно кагана делал носителем реальной власти. Это ему было нужно для того, чтобы объявить Л.М. Кагановича «прямым наследником ханов Хазарии», при котором Сталин якобы играл роль бессловесного бека. Л. Берию автор превращал в «двоюродного брата Кагановича», чтобы показать, что иудеи прибрали к своим рукам и аппарат тайной полиции. В ход шел и «кровавый навет», и автор проводил прямую параллель между хазарским обычаем ритуальных убийств своих ханов и «ритуальным убийством» последнего русского императора (Ушкуйник 1993: 21—24). Все это помогало автору утверждать, что власть в СССР захватили хазары, и подозревать Кагановича в тайных происках, всю тяжесть которых «хазары» пытаются взвалить на бека Сталина, ибо его деятельность проходила на виду у всех. В частности, голод на Украине начала 1930-х гг. Ушкуйник объяснял местью «хазар» за разгром, учиненный князем Святославом (Ушкуйник 1993: 24—25). Итак, делал вывод автор, «в середине XX в. восточные иудеи умудрились восстановить систему управления, которая существовала в их родной Хазарии около X в. н. э., но под видом русского квазикоммунизма» (Ушкуйник 1993: 26)7. Иными словами, он давал понять, что проблема «иудейского ига» сохраняет в России свою актуальность. Кстати, нельзя исключать, что, формулируя свои идеи о «хазарском иге», Кожинов уже был знаком с книгой Ушкуйника. Ведь и Ушкуйник наделял глубоким современным смыслом былину об Илье Муромце и Великом Жидовине (Ушкуйник 1993: 54—55), за которую с таким энтузиазмом ухватился Кожинов8.

Завершая обсуждение книги Ушкуйника, нельзя обойти вниманием его попытку умалить значение Холокоста и оправдать действия Гитлера. Чего стоит одна следующая фраза: «Если бы Гитлер действительно уничтожил такое количество иудеев, то это было бы только вполне заслуженное ими возмездие за их преступления в России» (Ушкуйник 1993: 57). Книга Ушкуйника пользуется большой популярностью в России у крайне правых. Впервые в России она вышла анонимно в 1992 г. тиражом 3000 экз. В следующем году она была переиздана тиражом 100 тыс. экземпляров по заказу Русского национального собора, возглавлявшегося генералом А.Н. Стерлиговым. Выдержки из этой книги неоднократно публиковались в русских антисемитских патриотических изданиях (См., напр., Эхо (Вологда), 1991, № 18; 1992, № 7; Русский собор, 1993, № 5; Русские ведомости 1993, № 11; Русич, 1993, № 1: 71—73; Наше Отечество (Санкт-Петербург), 1993, № 7; Колоколъ (Волгоград), 1993, № 9, 10, 11; За русское дело, 1994, № 2: 4; Правдолюб Родной Б. г.: 30).

Кроме Кожинова, другим автором, которого вдохновила книга Ушкуйника, был небезызвестный Е. Евсеев, один из бескомпромиссных борцов с «международным сионизмом», гордившийся дружбой с автором одной из первых скандальных антисемитских книг в СССР Т.К. Кичко (Евсеев 1993: 113)9. Свою деятельность по разоблачению «сионизма» Евсеев начал еще в 1963—1964 гг., когда читал лекции об этом в Университете молодого марксиста при ЦК ВЛКСМ. В начале 1970-х гг. он был причастен к созданию псевдодокументального фильма «Тайное и явное. Цели и деяния сионизма», где роль евреев в истории XX в. показывалась в духе «Протоколов сионских мудрецов» (Митрохин 2003: 408). В 1977—1978 гг. он возглавлял «антисионистский кружок», в который входили В. Емельянов, Ю. Иванов, В. Бегун, Д. Жуков и др. Настольной книгой для этих людей была его докторская диссертация «Сионизм в системе антикоммунизма», выпущенная для служебного пользования в 1977 г. Уже в те годы Евсеев готовил, а в 1988 г. закончил книгу «Сатрап», посвященную разоблачению преступлений Л.М. Кагановича. Последнего автор относил к «самым зловещим фигурам политической истории Советского государства» (Евсеев 1993: 3). Себе в заслугу он ставил тот факт, что, анализируя биографию этого человека, впервые обратил внимание «на его конфессионально-этническую характеристику», которая будто бы являлась ключом к поведению этого «ближайшего соратника Сталина» (Евсеев 1993: 4).

Занимаясь этимологическими изысканиями, Евсеев заинтересовался фамилией Кагановича и связал ее с термином «каган», который якобы означает «жрец» и который был титулом «правителя Хазарии». Эти ассоциации давали Евсееву право сделать экскурс в историю Хазарии и заявить, что ашкеназы являются «не семитами, а потомками хазар». При этом, как на последнее слово в науке, он ссылался на Кестлера. Заявляя, что этим Кестлер вызвал дикую ярость «сионистов», автор замечал, что после выхода книги Кестлер покончил с собой в 1984 г., как бы давая понять, кто его к этому подтолкнул. Он не сообщал читателю лишь одного — что книга Кестлера вышла еще в 1976 г.! Кроме того, Кестлер страдал лейкемией и болезнью Паркинсона. Будучи приверженцами добровольной эвтаназии, он и его жена в марте 1983 г. (а вовсе не в 1984 г.!) совершили самоубийство.

Обращаясь к истории Хазарии, Евсеев делал особый акцент на дуализме государственной власти и на обычае ритуального убийства кагана. Трон формально занимал носитель древних традиций, а «свободный от всяких пут и условностей царь единолично правил Хазарским государством» (Евсеев 1993: 6—12). В следующем затем тексте Евсеев уже ни разу не упоминал о Хазарском каганате и его фактическом властителе. Но тень последнего постоянно сопровождала читателя, который видел Кагановича в образе «серого кардинала» (Евсеев 1993: 5), узнавал, что тот уже в начале 1920-х гг. при поддержке Сталина установил контроль над всем аппаратом ЦК ВКП(б) (Евсеев 1993: 30), едва ли не своей властью обрек Кирова на смерть в 1934 г. (Евсеев 1993: 76 сл.), нес личную ответственность за гибель миллионов крестьян во время коллективизации (Евсеев 1993: 80 сл.), подписывал смертные приговоры многим из советской руководящей элиты (Евсеев 1993: 94, 110, 119) и даже подсказал Сталину «идею создания аппарата массовых репрессий» (Евсеев 1993: 106—107).

Впрочем, автор сам подрывал основы своей концепции, заявляя, что Каганович всегда был не более чем сатрапом Сталина (Евсеев 1993: 57), и именно Сталин был ключевой фигурой в советском руководстве (Евсеев 1993: 93). Следует отметить, что эта характеристика более соответствует действительности. Ведь хорошо известно, что вершина власти Кагановича приходилась на первую половину 1930-х гг., но и тогда он оставался второй фигурой после Сталина. С 1935 г. он стал утрачивать свои позиции, хотя и сыграл большую роль в проведении чисток 1936—1939 гг. (Медведев и др. 1992: 23, 56 сл.; Хлевнюк 1996: 68—69, 161; Каган 1991: 138, 177; Рейфилд 2008: 223)10. Кроме того, Каганович был последовательным врагом любого национализма, в том числе и еврейского (Медведев и др. 1992: 79 сл.; Каган 1991: 227, 232 сл.), в чем он сам не без гордости признавался (Каганович 1996: 383, 493). Между тем книга Евсеева изображала события в СССР эпохи сталинизма как «внутривидовую борьбу» по Дарвину, направленную прежде всего против русского народа (Евсеев 1993: 93).

Впервые книга Евсеева во фрагментах была опубликована в 1989 г. все в том же краснодарском журнале «Кубань» (Евсеев 1989), а затем с незначительными изменениями дважды вышла отдельным изданием в 1990 (без объявления издательства) и 1993 г. (издательство «Московитянин»). В обоих случаях тиражи проставлены не были. Одно из изменений состояло в том, что журнальная версия поместила точный домашний адрес Кагановича, как бы призывая к практическим действиям. Это было именно в те годы, когда усиленно распространялись отнюдь не беспочвенные слухи о близившихся еврейских погромах (Gitelman 1991: 145—146; Korey 1995: 145, 178)11. В отдельных изданиях книги этого уже не было, и ее автор сетовал на то, что при всех усилиях не смог получить этот адрес (Евсеев 1993: 4).

Чтобы правильно оценить книгу Евсеева, нужно иметь в виду, что в конце 1980-х — начале 1990-х гг. русские националисты обращали особое внимание на фигуру Кагановича и стремились сделать именно его ответственным за преступления сталинского режима (см., напр., Хатюшин 1990: 59; Гладкий 1993: 36. Об этом см.: Резник 1991: 183). Лично Кагановичу ставили в вину в особенности голод на Украине начала 1930-х гг. и разрушение исторических памятников Москвы, включая храм Христа Спасителя (Наумов 1989: 278—280; Редколлегия 1993; Национальные даты 1993). Последней теме было даже посвящено одно из антисемитских полотен художника И.Г. Бородина (Останкова 1990)12. Русские национал-патриоты сочувственно цитируют слова основателя русского фашизма К. Родзаевского о том, что «Кагановичи не отдадут нам добром нашей Родины» (Пруссаков, Широпаев 1993: 34).

Каганович действительно занимал достаточно высокое место в советской иерархии в 1930-х гг., однако, как пишет писатель Э. Радзинский (1997), не менее важной фигурой тех лет и позднее являлся Молотов. Между тем фигуру Молотова русские национал-патриоты обходили молчанием. Кроме того, Кагановича невозможно считать именно еврейским политическим деятелем и отождествлять с еврейской культурой, не говоря об иудаизме, так как с его именем связано и искоренение еврейской традиции в СССР — по его личному указанию было разрушено много синагог (Дашевский и др. 1989: 455).

Основные положения книги Ушкуйника подхватили и два болгарских автора, Т. Дичев и Н. Николов. Первый из них закончил 1-й Московский медицинский институт, а затем преподавал в Московском педагогическом институте, где, видимо, и подхватил знамя борьбы с «мировым сионистским заговором» (Золотаревич 1993). Еще в 1970-х гг. Дичев изобрел понятие «психофашизм», куда включил человеконенавистнические идеологии, отрицательно действующие на психику людей. Важнейшей из таких идеологий Дичев считал «мировой сионизм». Повторяя общие рассуждения антисемитов об извечном стремлении евреев к мировому господству, он со своим соавтором в особенности ополчался против семейства Ротшильдов, которое «властью денег... принудило всех евреев и их тридцативековую тайную масонскую организацию признать себя за абсолютных владельцев мира» (Дичев, Николов 1994: 27). Запугивая читателя всемогущей силой, скрытой за кулисами, авторы связывали ее с сионистами, будто бы приверженными оккультным и другим сатанинским учениям (Дичев, Николов 1994: 15).

Касаясь событий в России в XX в. и воспроизводя концепцию «жидовского ига», авторы фактически заимствовали целые куски из книги Ушкуйника, включая его экскурс в историю хазар. Вслед за ним они называли восточноевропейских евреев прямыми потомками хазар и объявляли Кагановича тайным каганом, при котором Сталин служил беком. От себя они добавляли лишь некоторые красочные подробности, призванные сделать версию о ритуальном убийстве императора Николая II более убедительной (Дичев, Николов 1994: 48—52). Если Евсеев, в конечном счете, признал, что главной действующей фигурой в советском руководстве был все же Сталин, то Дичев и Николов, фактически перечисляя те же самые факты, утверждали, что все приказы исходили именно от Кагановича, а бек Сталин играл роль «козла отпущения» (Дичев, Николов 1994: 64—66). Подобно Ушкуйнику, эти авторы объясняли преступления Кагановича «местью хазар их исконным врагам, славянам, за разгром Хазарии» (Дичев, Николов 1994: 65). Книга Дичева и Николова впервые была издана анонимно в 1992 г., а затем переиздана издательством «Витязь» тиражом 10 тыс. экземпляров.

Дичев объяснял с помощью «хазарской модели» и последние события в России. В частности, он утверждал, что бывший российский премьер-министр В.С. Черномырдин происходил из древнего хазарского рода и играл при Ельцине ту же роль кагана, которую играл Каганович при Сталине. Это якобы подтверждало идею о вечном противостоянии ариев иудеям — последние якобы постоянно стремятся поработить первых и уже реализуют свои мечты в России и Болгарии. Кстати, не забывал Дичев упомянуть и неоязыческий миф о происхождении древнего киевского князя Владимира от дочери раввина (Дичев 1995).

Предположение о тюрко-хазарском происхождении восточноевропейских евреев находит место и в произведениях некоторых современных сторонников эзотерического подхода к мировой истории. Один из них, писатель В.М. Болов, рисовал впечатляющую картину развития человечества в ходе вечной борьбы сил Добра и Зла. К силам Зла он относил «Западную иудео-христианскую патриархальную цивилизацию», а один из ее важнейших компонентов отождествлял с евреями. Произведя весьма странную манипуляцию с историческими фактами, он фактически отождествлял всех евреев с ашкеназами, а последних уже известным нам способом выводил напрямую от «иудаизированного тюркского рода Ашина», правившего в Хазарии. Автор видел повсюду козни этих евреев, которые якобы сознательно извратили идею социализма и построили в СССР тоталитарный коммунизм. Тем самым путем дискредитации гуманной идеи они пытались «установить власть Зевса-Яхве». Один лишь Сталин пытался спасти страну от краха, но ему не дали. В результате евреи развалили СССР. Но, заключал автор, время Зевса-Яхве кончается, и скоро народы Евразии под руководством волхвов поведут мир к светлому будущему (Болов 1996: 15, 75, 125).

Похоже, что книга Д. Рида оказала большое воздействие на умы краснодарских антисемитов и ее идеи получили там определенную популярность. Так, в Краснодаре была опубликована книга профессора Кубанского государственного агроуниверситета И.А. Селезнева «Тайны российской истории XX века», автор которой всемерно опирался на построения Д. Рида и в красках рисовал «еврейский заговор» против народов мира, в частности против СССР. Главную угрозу миру он видел со стороны ашкеназов, вслед за Ридом связывая их происхождение с хазарами (Селезнев 1997: 21). Одновременно в Ростове-на-Дону осенью 1998 г. распространялся набранный на компьютере текст, повествовавший о великих миграциях древних «русов», начиная с палеолита. Повествуя о том, как степные кочевники терзали Древнюю Русь, автор текста не забыл упомянуть и о хазарах, которых он безапелляционно назвал предками восточноевропейских евреев13.

Идеи Дугласа Рида докатились и до Оренбурга, где местная патриотическая газета «Русский взгляд» утверждала, что почти все современные евреи происходят от иудаизированных хазар: «В настоящее время евреев почти не осталось, а на территории Палестины (предварительно завоевав) живут хазары, которые в VIII—X вв. приняли иудейскую веру от евреев и теперь осуществляют план завоевания всей планеты». Правда, этот «народ-паразит» был разгромлен князем Святославом, но сумел спастись в Восточной и Центральной Европе. Сейчас они вернулись в Россию и совершили переворот для того, чтобы довершить полное уничтожение русского народа и захватить его территорию в интересах «мирового Сиона». «Хазары и остатки евреев... держат в руках все средства массовой информации в России» (Святорусский 1994: 2). Гипотеза о происхождении ашкеназов из Хазарии в интерпретации Дугласа Рида пришлась по душе и ряду других православных антисемитов (см., напр., Георгий 1998).

Итак, рисуя восточноевропейских евреев прямыми потомками тюрков-хазар и наделяя их неизменными преступными качествами, не зависящими от течения времени и эпохальных социокультурных изменений, изложенная теория является по сути расистской. Не случайно в своей книге Евсеев апеллировал к социодарвинизму, а Дичев вспоминал о вечной борьбе «арийцев» с «иудеями». А версия, согласно которой «хазары-ашкеназы» в неизменном виде пронесли через века специфические черты своей социально-политической структуры (дуализм власти), демонстрирует наличие в рассматриваемой теории культурного расизма, упирающего на вечный и неизменный характер основных особенностей культурной системы14. В этой концепции нетрудно обнаружить ряд положений, общих для многих рассмотренных выше версий хазарского мифа: теория заговора, идея мести, борьба «арийцев» с «семитами», противоправное проникновение «хазар» в Палестину. К этому добавляется изрядная доля эзотерики, а также параноидальные страхи по поводу возможного предъявления «хазарами» претензий на южные территории России и восстановления там Хазарского каганата.

Примечания

1. О расистских взглядах Робертса см.: (Gossett 1971: 402).

2. На самом деле основу восточноевропейского еврейства заложили те евреи, которые массами бежали в Польшу из Центральной Европы в середине XIV в., спасаясь от погромов, сопутствовавших чуме, поразившей тогда значительную часть европейского населения. Одну из последних работ об этом см.: (Cantor 2001). Детальный лингвистический анализ также ставит гипотезу о связи ашкеназов с хазарами под сомнение (Бейдер 2010). Уместно также отметить, что, по мнению Гумилева, после похода Святослава хазарские евреи бежали в разные регионы — кто в Дагестан, кто в Крым, а кто и в Западную Европу (Гумилев 1991в: 149).

3. Я оставляю в стороне теорию Хайнман, отождествившей древних русов с евреями, о чем говорилось выше.

4. Под именем Аарона Шмулевича скрывается бывший ленинградец Никита Сергеевич Демин, живущий сейчас среди израильских поселенцев в Хевроне. Он является одним из главных организаторов радикального движения «Беад Арцейну» («За Родину»), известного своими эксцентричными взглядами и не имеющего никакой поддержки в израильском обществе. Активисты движения руководствуются социо-дарвинистскими идеями и мечтают об Израиле «от Нила до Евфрата», который якобы призван построить будущий вождь, происходящий из линии царя Давида. Стоит ли удивляться, что войну они считают «законом природы»?

5. Примечательно, что сегодня русские националисты кардинально расходятся в трактовке слухов о погромах. Если И. Шафаревич считает их необоснованными (Шафаревич 2004: 159), то, похоже, более информированный А. Байгушев подтверждает, что в конце 1980-х гг. с воссозданием «черносотенного движения» его члены уже были готовы к выступлению, и руководители их с трудом остановили (Байгушев 2005: 121, 448—451).

6. Действительно, в начале 2000-х гг. в Россию вернулись до 70 тыс. евреев, ранее эмигрировавших в Израиль.

7. Современным русским антисемитам рассуждения Ушкуйника так полюбились, что они списывают у него целые страницы. См., напр.: (Иванов 2000: 135—140). Именно оттуда, в частности, берут корни известные нам рассуждения Н. Козлова.

8. Правда, незадолго перед смертью Кожинов признал Ушкуйника фантазером, допускавшим множество выдумок и передержек (Кожинов

9. О Кичко см. (Korey 1995: 11—12).

10. Кстати, это признавал и Кожинов (Кожинов 2002: 174).

11. О нападениях на евреев см. (Резник 1991: 275—276).

12. О нацистском характере творчества этого художника см.: (Резник 1991: 286—287, 298).

13. Архив автора. Благодарю В.А. Кореняко за получение этого текста.

14. О культурном расизме см.: (Harrison 1995; Шнирельман 2011б). Иногда его называют «культурным фундаментализмом» (Stolcke 1995).