Рекомендуем

Адрес и телефон гостиницы митино kroshka-enot.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 1. Хазары о себе

В середине X в. придворный кордовского халифа Абдаррахмана III еврей Хасдай Ибн-Шафрут, заинтересованный дошедшими до него слухами о реальном существовании где-то в далеких восточных степях иудейского государства, отправил царю этого государства обстоятельное письмо. В нем после пышных пожеланий благоденствия царю хазар следовало очень толковое описание страны «ал-Андалус», в которой проживал Хасдай, и рассказывалось о путях, какими автор письма пытался связаться с Хазарией, заканчивалось оно более чем тремя десятками вопросов, на которые Хасдай довольно настойчиво просил царя дать ему ответы.

Хасдай сообщает в письме, что впервые о «царстве иудеев» он услышал от хорасанских купцов, но не поверил им, пока не получил подтверждение со стороны «посланцев из Кустантинии» (Византии). Те рассказывали, что между Хазарией и Византией 15 дней пути, что «сухим путем между ними находится много народов», что имя царя, царствующего теперь над этими народами, Иосиф. «Корабли приходят к нам, — говорили купцы, — из их страны и привозят рыбу и кожу и всякого рода товары», «они с нами в дружбе и у нас почитаются», «между нами и ими постоянный обмен посольствами и дарами», они «обладают военной силой и могуществом, полчищами и войсками, которые выступают на войну по временам»1.

Как видим, сведения византийцев отличаются абсолютной конкретностью и звучат вовсе не мифически. Это понял и Хасдай, потому первым его побуждением было отправить письмо через близко связанное с хазарами государство — Византию. Однако посланец Хасдая Исаак бен-Натан, явившийся ко двору византийского императора с дарами и просьбой передать письмо, вернулся в Кордову ни с чем. Император не пожелал помочь подданному кордовского халифа, сославшись на чрезвычайные трудности и опасности, которые якобы подстерегали путешественников по дороге в Хазарию как на море, так и на суше. Очевидно, в христианской Византии крайне враждебно наблюдали за ажиотажем, возникшим в еврейской среде в связи с появлением иудейского царства, и ни в коем случае не хотели способствовать какому бы то ни было сближению европейских евреев с Хазарским каганатом.

Настойчивый Хасдай решил наладить связи с Хазарией через Переднюю Азию, наметив маршрут из Иерусалима в Месопотамию, затем в Армению, Албанию (Азербайджан) и оттуда — к хазарам. В то время, когда шла подготовка к новому путешествию, в Кордову прибыли послы из Германии и с ними двое еврейских ученых. Эти последние взялись переправить письмо Хасдая в Хазарию через Венгрию, Русь, Болгарию. Судя по тому, что хазарский каган написал ответ Хасдаю, письмо было доставлено адресату, причем интересно, что в этом ответе жители Германии названы «немцами», т. е. так, как именовали их славяне — русские. Ясно, что сведения о Германии и ее жителях хазары получали через Русь.

Вопросы в письме кордовского сановника группировались следующим образом: происхождение народа, причины и обстоятельства принятия иудаизма, политический строй и экономика страны, размеры ее и количество войск, соседи Хазарии.

Даже с учетом того, что каган Иосиф ответил далеко не на все вопросы, письмо чрезвычайно интересно, поскольку это единственный документ, в котором сами хазары, хоть и очень коротко и фрагментарно, рассказывают о себе, о своем государстве, о некоторых эпизодах своей истории, своих обычаях и законах.

До нас дошло два варианта ответа Иосифа — так называемые краткая и пространная редакции письма2. В основе своей обе редакции, как это убедительно доказал русский ученый П.К. Коковцев, восходят к одному первоначальному тексту. Они воспроизводят этот текст с большими или меньшими изменениями и добавлениями. П.К. Коковцев полагает, что текст пространной редакции хазарского письма лучше сохранил основное ядро документа. Краткую редакцию опубликовал еще в XVIII в. Исаак Акриш в Константинополе. Копию пространной редакции, обнаруженную в собрании рукописей А.С. Фирковича в Крыму в 1874 г., впервые издал востоковед А.Я. Гаркави. В 1932 г. обе редакции письма Иосифа, письмо Хасдая и другие сопутствующие этой переписке документы, были собраны П.К. Коковцевым и вышли в свет на древнееврейском языке с русскими переводами и обширными комментариями.

Письмо начинается с обязательных вежливых приветствий, перечня вопросов, заданных Хасдаем, и многословных любезных обещаний ответить на них.

Каган открывает повествование этническим определением своего народа. Он заявляет, что народ его происходит из рода Тогармы, сына Иафета (в древнееврейской литературе Тогармой (Тогаром) именовали все тюркские народы). У Тогармы, согласно сведениям Иосифа, было 10 сыновей: Агийор (Авийор, или Уюр), Тир-c (Турис), Авар (Аваз), Угин (Угуз), Биз-л, Т-р-на, Хазар, Знур (Янур), Б-л-г-д (Б-л-г-р), Савир3. Иосиф гордо называет себя в первой строке письма «царем Тогармским», подчеркивая этим могущество своей власти, простирающейся не только на хазар, но и на все остальные тюркские народы.

После перечисления имен сыновей Тогармы следует раздел, посвященный первым шагам хазарской истории. Сначала, пишет Иосиф, предки хазар были малочисленны. Затем, говорится в краткой редакции, «они вели войну с народами, которые были многочисленнее и сильнее их, но с помощью божьей прогнали их и заняли их страну. Те бежали, а они преследовали их, пока не принудили перейти через большую реку по имени «Руна». До настоящего дня они расположены на реке «Руна» и поблизости от «Куштантинии», а хазары заняли их страну»4. В пространной редакции сведения эти конкретизируются. Во-первых, подчеркнут тот факт, что хазары не только прогнали своих врагов, но некоторых из них заставили платить дань. Во-вторых, указано, кого они изгнали — в-н-н-т-р5. (Ряд ученых вполне логично полагает, что это неточно переданное в древнееврейской транскрипции имя болгарского племени оногуров (утигуров), кочевавших в VII в. в Восточном Приазовье, кроме того, река, до которой преследовали болгар хазары, называется не «Руной», а «Дуной», т. е. Дунаем, который действительно в 70-х годах VII в. форсировала болгарская орда, предводительствуемая ханом Аспарухом.)

В следующей части письма Иосиф подробно и в высшей степени «богобоязненно» рассказывает историю принятия иудаизма хазарами. Произошло это при Булане. Булан, склонившись к иудаизму, не решился сам обратиться к своему народу с требованием перехода к новой и чуждой религии. Удалив из страны «гадателей и идолопоклонников», он начал действовать через «главного князя», который почему-то (Иосиф не объясняет причин) имел большее влияние на подданных и смог убедить их принять новую веру.

Очевидно, для подкрепления ее авторитета среди населения каган предпринял поход в страну «Рудлан» и страну «Ардил». В пространной редакции эти страны имеют более определенное название: «Д-ралан» и «Ар-д-вил», т. е. Дарьяльское ущелье и город Ардебиль — центр кавказской Албании. (Одним из самых сокрушающих походов хазар в Албанию, сопровождавшихся разгромом Ардебиля, был поход, датирующийся 730—731 гг. и известный по ряду других источников.)

Продолжая повествование, Иосиф перечисляет всех хазарских каганов, начиная, естественно, с «праведного» Булана и кончая им самим. Их всего было 13: Булан, после Булана — «сын его сыновей» — Обадия, далее Езекия, Манассия, затем брат Обадии — Ханукка, сын Ханукки — Исаак и потом — Завулон, Манассия, Нисси, Манахем, Вениамин, Аарон и Иосиф. Иосиф подчеркивает, что власть всегда передавалась у них в роду от отца к сыну: «Чужой не может сидеть на престоле моих предков, но только сын садится на престол своего отца»6

Дальнейшие сведения Иосифа об общественных отношениях и экономике страны представляют для нас большую ценность. Он пишет, что каждый род в его государстве имеет наследственное владение. В пределах владений роды ведут свое полуземледельческое-полукочевое хозяйство. Сам каган тоже имеет домен, отличающийся весьма большими размерами. Каждый год в апреле («с месяца Нисана») царь с огромной свитой и рабами отправляется в длительную кочевку по своему владению. Осенью он возвращается в ставку, расположенную в Итиле.

Поскольку дождей в Хазарии выпадает мало, поля орошаются водой из рек, земли же страны тучны и плодородны — почти в каждом владении есть свои сады и виноградники. В многочисленных реках водится разнообразная рыба, которую ловят в большом количестве.

Наиболее запутанными всегда кажутся в письме Иосифа сведения о размерах страны, о ее местоположении, городах и соседях. Поэтому рассмотрим в данном случае тексты обеих редакций.

Вот что сообщает о местоположении Хазарии и соседящих с ней народах краткая редакция:

1. Страна расположена подле реки, примыкающей к Гурганскому (Каспийскому) морю, на восток она раскинулась «на протяжении» четырех месяцев пути.

2. Подле этой реки живут девять народов, место расселения которых не поддается точному определению.

3. Они живут и в селах, и в городах, и в укрепленных стенами городах. «Все они платят мне дань».

4. Оттуда граница поворачивает и доходит до Гургана. «Все живущие на берегу этого моря на протяжении месяца платят мне дань»7.

5. С южной стороны живут 15 народов до Баб-ал-Абваба. Они живут в горах до моря Кустантинии (Черного) на протяжении двух месяцев пути. «Все платят мне дань».

6. С западной стороны живут 13 народов, располагающихся по берегу моря Кустантинии.

7. Оттуда граница поворачивает к северу до большой реки по имени Юз-г. Народы живут здесь на открытой местности, переходят по всей степи, доходя до границы Хин-диим (Венгрии?). Страна простирается на четыре месяца пути. «Они (народы. — С.П.) многочисленны и платят мне дань».

В пространной редакции этот отрывок выглядит следующим образом:

1. «Я живу у реки по имени Итиль в конце реки Гургена. Начало этой реки обращено к востоку на протяжении «месяцев пути». (Здесь имеются, видимо, в виду река Волга и ее левый приток река Белая, считавшиеся в древности Итилем.)

2. У этой реки расположены многочисленные народы: бурт-с, булг-р, с-в-ар, арису, ц-р-мис, в-н-н-тит, с-в-р, с-л-виюн.

3. Они живут на открытой местности и в укрепленных стенами городах. «Все они мне служат и платят мне дань».

4. Оттуда граница поворачивает по пути к Хорезму, доходя до Гургана. «Все живущие на берегу этого моря на протяжении одного месяца пути, все платят мне дань».

5. На южной стороне — С-м-н-д-р (Семендер), в конце страны Т-д-лу, пока граница не поворачивает к Воротам, т. е. Баб-ал-Абвабу, а он расположен на берегу моря. Оттуда граница поворачивает к горам. Азур, в конце страны Б-г-да, С-ради, Китуп, Ар-ку, Шауна, С-г-с-р-т, Ал-бус-р, Ухус-р, Киарус-р, Циг-л-г, Зунах, расположены на очень высоких горах, все аланы до границы Афкана, все, живущие в стране Каса и все племена Кизл, Т-к-т, Г-бул (все это сильно измененные названия народов, урочищ, ущелий Северного Кавказа) до моря Кустандины на протяжении двух месяцев пути «все платят мне дань».

6. С западной стороны Ш-р-кил (Саркел), С-м-к-р-ц (Тмутаракань-Таматарха), К-р-ц (Керчь), Суграй, Алус, Л-м-б-т, Б-р-т-нат, Алубиха, Кут, Манк-т, Бурк, Ал-ма, Г-рузин. (Здесь перечислены крымские города, только Саркел на Дону и Таматарха — на Таманском полуострове.)

7. Оттуда граница поворачивает по направлению к северу, к стране по имени Б-ц-ра, она расположена у реки Ва-г-з. «Они (очевидно, печенеги, обитавшие в X в. на Днепре. — С.П.) кочуют и располагаются в степи, пока не доходят до границы Х-г-риим (Венгрии?). Все они служат мне и платят мне дань». Страна их простирается на четыре месяца пути»8.

Итак, восточная граница Хазарии, судя по письму Иосифа, проходила где-то по заволжским степям, южная — вдоль Кавказского хребта, западная — по Крыму. Не очень ясно обозначена северная граница, очевидно, южнорусские степи, по мнению Иосифа, также входили в состав каганата.

Перечисление подвластных кагану городов, народов, племен и хвастливый рефрен о дани, обширность страны — все это выглядит очень спорным, особенно, если мы вспомним, что в X в. Хазария была на закате своего могущества. Данные письма нуждаются в проверке, сопоставлении с другими дошедшими до нас источниками, как письменными, так и археологическими. Сейчас же нам важно знать, как сами хазары, или во всяком случае их правящая верхушка, рассматривали свое государство, оценивали его политическое положение в Восточной Европе в середине X в.

Интересно, что Иосиф дипломатично не забыл в письме напомнить подданному мусульманского государя Хасдаю о том, что он, Иосиф, является постоянным защитником мусульман: «Я охраняю устье реки и не пускаю русов, приходящих на кораблях, проходить морем, чтобы идти на исмаильтян. Я веду с ними войну. Если бы я их оставил в покое на один час, они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада»9. Этой фразой Иосиф подчеркнул, что его царство играет заметную роль и в большой международной политике.

Окончив описание величия своей страны, царь переходит к вопросу о местонахождении ее столицы и завершает деловую часть письма сухим рассказом о размерах своего собственного домена. В обеих редакциях определенно говорится о том, что столица находится на реке Итиль. Она делится на три неравные части: в одной живет царица, «это город, в котором я родился». Размер его 50× 50 фарсахов. Другой «город» населяют «иудеи, христиане, исмаильтяне и, помимо этих людей, рабы из всяких народов». Величина его 8× 8 фарсахов. Наконец, в третьем «городе» живет сам Иосиф. Размеры его 3× 3 фарсаха. Длина фарсаха нередко менялась в восточных странах (от 3 до 9 км), однако известно, что в то время — в X в. — она равнялась 6 км. Поэтому естественно предположить, что в письме указаны не размеры городов, т. е. собственно поселений, а размеры городов и примыкающих, приписанных к ним обширных округ. Это тем более вероятно, что в древнееврейском языке слово «город» может обозначать и «область» — «округу». Размеры домена определены так: «на восток — до моря Гурганского 20 фарсахов; на юг — 30 фарсахов до реки Угру; на запад — 30 фарсахов до реки Бузан, вытекающей из реки Угру; на север — 20 фарсахов до реки Бузан и склона реки Итиля к морю Гурганскому»10. Несмотря на ряд точных цифр, мы можем понять из этого отрывка только то, что домен находился на землях, лежащих западнее Каспийского моря, и что размеры его равнялись 50× 50 фарсахов (300× 300 км).

Таковы сведения, которые счел возможным сообщить Хасдаю хазарский каган. В целом они очень запутанны, несомненно хвастливы, и хвастливость эта преследует вполне определенные политические цели: Иосифу важно было создать о своем государстве как можно более сильное впечатление. Этим объясняется и торжественное описание величия собственной страны при крайней скудости конкретных данных о ней, и напоминание о заслугах Хазарии перед мусульманским миром (роль щита на пути северных варваров), и, наконец, богобоязненность той части письма, в которой говорится о великой роли иудейства. О реальном положении своей державы Иосиф умолчал, ничего не сказал он и о бюджете государства (об этом очень настойчиво спрашивал кордовский еврей), и о количестве войск. В середине X в. Хазарское государство, со всех сторон окруженное врагами, по существу потеряло свое былое могущество. Каган явно искал союзников среди мусульман и пытался действовать в этом направлении через своего единоверца — одного из влиятельных сановников кордовского халифа.

Письмо было написано на древнееврейском языке, служившем для средневековых евреев тем же, чем латынь для европейцев. Естественно думать, что на вопросы Хасдая отвечал не сам каган и вообще не хазарин, а приближенный из числа образованных евреев, окруживших хазарский трон после принятия каганом иудейства. Вполне вероятно, что он занимал при Иосифе ту же должность, что Хасдай при халифе, а именно — был финансистом и дипломатическим агентом.

Можно предполагать, что каган Иосиф не только прочел письмо перед отправлением, но и продиктовал основные его положения своему придворному. Как бы то ни было, послание это — единственный документ, в котором сквозь чужой язык и даже в какой-то мере сквозь чуждое хазарам мышление просматривается собственно хазарское восприятие своих степей, своих владений, своего политического влияния на окружающие народы.

Все остальные сведения о хазарах разбросаны в разноязычных трудах средневековых историков, географов и политиков тех государств, которые соприкасались с Хазарским каганатом: воевали с ним, заключали военные союзы и брачные договоры, обменивались послами и дарами, наконец, торговали.

Большая часть византийских источников, в которых встречаются упоминания о хазарах, относится к VI в. (это хроника Иоанна Малалы, истории Прокопия Кесарийского, Агафия, Менандра Византийца и Феофилакта Симокатты). Кроме сочинений этих авторов, довольно много сведений о хазарах IX—X вв. можно почерпнуть в трудах византийского императора и историка Константина Порфирородного.

Разнообразные сообщения о хазарах и их предшественниках на Северном Кавказе попадаются в сочинениях армянских историков Моисея Хоренского, Егише, епископа Себеоса и Моисея Каганкатваци, Гевонда.

Одним из самых богатых сведениями источников по истории хазар является арабская и персидская литература IX—X вв. В исторических сочинениях арабоязычные авторы нередко освещали с той или иной степенью достоверности и более ранние события, относившиеся к периоду арабо-хазарских войн VIII в. Самое раннее по времени и самое насыщенное по содержанию — сочинение Ибн-Хордадбеха «Книга путей и царств». Ценнейший источник для истории многих кочевых народов Средней Азии и Восточной Европы — вполне оригинальное произведение Ибн-Фадлана, написанное в начале X в. По приказу халифа Муктадира Ибн-Фадлан в 922 г. поехал в Волжскую Болгарию и затем составил подробный отчет обо всем, что видел и слышал в дороге.

Содержат некоторые сведения о хазарах и русские летописи. Правда, сведения эти очень незначительны, поскольку русские летописцы писали о хазарах только по устным преданиям и воспоминаниям (ко времени начала летописания на Руси Хазарский каганат уже перестал существовать как самостоятельная политическая единица).

Как видим, трудов, в которых упоминаются хазары, довольно много, однако сведения о хазарах, как правило, отрывочны и нередко крайне туманны.

Рассматривать их можно только в совокупности, так как лишь сопоставление всех данных позволяет в какой-то степени восстановить прошлое этого исчезнувшего народа.

И вот здесь-то для восстановления, казалось бы, навсегда потерянных страниц хазарской истории ученым необходим абсолютно объективный и практически неисчерпаемый источник — археологические материалы, данные которых мы и попытаемся как можно более полно использовать в следующих разделах книги.

Примечания

1. Коковцев П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932, с. 63—64 (далее — Коковцев П.К.).

2. Письмо Иосифа рассматривается в целом — параллельно по обеим редакциям. Только в тех случаях, когда одна редакция дополняет другую или между обоими текстами прослеживаются значительные различия, мы специально останавливаемся на разночтении и толковании этих отрывков. У многих исследователей вызывала сомнение та конкретность, какой характеризуется пространная редакция, и они считали ее результатом позднейших приписок, вставок и даже подделок.

3. Коковцев П.К., с. 74.

4. Там же, с. 75.

5. Там же, с. 92.

6. Там же, с. 98.

7. Там же, с. 81—83.

8. Там же, с. 98—102.

9. Там же, с. 102.

10. Там же, с. 103.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница