Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Кастраты

Удивляют у В. Меламеда и его некоторые логически выстраиваемые параллели. Так, он предполагает, что «до XIII века у европейских иудеев самого обычая обрезания просто не было, во всяком случае, в Европе, и потому о нём и не писали». А вывод он делает исходя из того, что письменные источники впервые сообщили о «кровавом навете» в адрес евреев именно в XIII веке. Но при чем здесь «обвинения о высасывании крови у христианских детей» и обряд обрезания у евреев?

Я уже писал, что семиты, первоначально обитавшие на территории Армянского нагорья, которое не могло прокормить слишком большое число людей, в целях борьбы с переизбытком населения ввели принудительную кастрацию всех мальчиков, кроме старшего в роду. Это привело, конечно же, к многоженству, ныне распространенному среди приверженцев ислама, а ранее, в библейские времена — и у иудеев.

Однако наступил момент, когда прекратилась самоизоляция семитов, громадные орды их переселенцев хлынули на соседние земли, уходя все дальше и дальше. Скорее всего, уже в момент Исхода вожди семитов приняли решение отказаться от кастрации и заменили ее на обряд обрезания.

Семиты поклонялись различным богам, главным из которых был Ваал (Баал), в жертву которому и приносились гениталии мальчиков. Кастрации не стало, но грозный бог Ваал остался, и он по-прежнему требовал жертв. Много жертв. Чем больше были военные успехи семитов, тем сильнее требовалось благодарить своего бога.

В ходе семитского нашествия погибло много людей. Достаточно сказать, что численность населения Галлии после семитского завоевания уменьшилась более чем в четыре раза (об этом, как и о том, что творили захватчики в угоду своему кровавому богу, разговор впереди). К тому же, часть из этой четверти составляли сами победители и их потомки, в первую очередь, от многочисленных наложниц из местных племен.

Почему же захватчики-семиты были столь безжалостны? Конечно же, можно все списать на жестокость древних времен, благо и на нашей памяти жестокости еще очень много. Тем более, что благодаря настойчивости нашей исторической пропаганды у многих давно сложилось мнение о жестокости, процветавшей во всем древнем мире. Действительно, читая те или иные исторические труды, подспудно начинаешь привыкать к мысли, что в давние времена человеческая жизнь вообще не ценилась. Убивать, пытать, обращать в рабство было чуть ли не главной целью в жизни древних правителей. Жестоки были цивилизованные египтяне, греки, персы, столь же жестоки были и дикие кельты, германцы, скифы, русы. Грабеж и убийства — основы их жизни. К такому выводу подводит нас традиционная история. Но этот вывод лжив!

Да, жестокости было много, но не настолько, чтобы люди превращались в патологических убийц, как это выходит из исторических сказок. Если кельты и германцы — безжалостные грабители и убийцы, то почему в древности на территории Европы поселения были беззащитны? НЕ БЫЛО у них оборонительных стен! В это трудно поверить, но это подтверждают многочисленные археологические раскопки. Почему не было стен? Только потому, что племена старались жить в мире, по-соседски помогая друг другу и совместно разрешая возникающие проблемы и конфликты. И только в конце бронзового века, а по АВ это время вторжения семитов, поселения стремительно обзаводились стенами, но многим они так и не помогли.

Но почему в таком случае столь безжалостными и жестокими оказались именно захватчики, вырвавшиеся из района Армянского нагорья? Виновата их вера в Ваала? Но это следствие, а не причина, что-то же подтолкнуло их к этим зверствам, иначе культ Ваала оказался бы более миролюбивым, возможно, мог вообще обходиться без человеческих жертвоприношений.

Причина кроется, как мне кажется, в кастратах, евнухах. «Евнуха можно узнать по его внешнему виду: он без бороды, тучен; голос имеет женский. Евнух горд, но в гордости его есть что-то мрачное. Он зол, недоверчив, вспыльчив, и пороки его суть следствие сознания собственного уничижения. Евнух обыкновенно набожен: в строгих обрядах религии он ищет награждения за чувство своего физического ничтожества... Невольник, как бы унижен ни был, может еще сделаться героем; как бы ни было бедственно положение невольника, евнух еще должен завидовать ему» (А.Б. Клот-Бей «Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии»).

Евнух на рисунке XVIII века

А ведь большинство захватчиков были евнухами! Это прямо вытекает из того, что семьи семитов времен их обитания на территории Армянского нагорья состояли из главы семьи, его нескольких жен и их детей, где все мальчики, кроме старшего в роду, кастрировались (об этом написано в книге «Русь, которая была — 2»). Какими эти младшие сыновья могли быть после того, что с ними сделали их одноплеменники? «Если вы кастрируете слугу, то получите нечто новое — существо, наделенное совершенно другим характером. Кроткий человек станет жестоким, доверчивый — подозрительным, благородный — подлым» (Г. Егоров «Утраченная плоть», Интернет-газета «Яблоко»). Да, именно такими они и были, хозяева и вершители судеб миллионов поверженных ими людей!

Выжившие после жестокой операции кастраты терпели всю жизнь такие душевные пытки, что все операционные муки просто меркли по сравнению с ними. Особенно, если «мужского пика» лишали не мальчика, а взрослого мужчину, уже успевшего вкусить радость плотских утех.

Известный французский писатель-философ Шарль Монтескье в «Персидских письмах» приводит рассказ одного евнуха о его переживаниях после кастрации: «Я поступил в сераль, где все внушало мне сожаление о моей утрате. Ежеминутно я ощущал волнение чувств — тысячи природных красот раскрывались передо мною: казалось, только для того, чтобы повергнуть меня в отчаяние. К довершению несчастья у меня перед глазами всегда был счастливец» (там же).

И вот эти люди на захваченных ими землях в одночасье взлетали на вершину власти, получая полную вседозволенность, держа в руках жизни и смерти тысяч покоренных ими людей. Что еще можно было от них ждать? Доброты или жестокости, милосердия или зверств?

Бассейн в гареме (картина Жан-Леона Джерома, 1876 г.)

Но были еще и их старшие братья, те самые «счастливцы». Может быть они, в отличие от своих ущербных братьев-кастратов были более человечны? «В подобных руках, какое нравственное воспитание может получить ребенок? Какая может быть дружба между братьями, рожденными от жен, ненавидящих одна другую? Без семейных добродетелей, что выйдет из всех прочих?», — пишет Клот-Бей, — «Таким образом, многоженство не только прямо действует на сластолюбивых владельцев гаремов и сералей, но и распространяет вредное влияние свое на все прочее народонаселение. Кто от любострастного разврата лишился только физических сил, тот может считать себя выше всего, что его окружает. В руки его достаются и власть и влияние». Как видите, старшим сыновьям неоткуда было учиться добродетели, ибо большинство их ущербных младших братьев были сыновьями от других жен их отцов. От жен, которые их родные матери, как правило, ненавидели. Действительно, о какой дружбе между такими братьями может идти речь?

Сами они были «счастливцами», кастрация была в порядке вещей в их племени, а кто для них были захваченные туземцы? Ничто, существа, предназначенные только для жертвоприношения их богу. Таковы были семиты-господа. А что же семиты-парии?

Зададимся вопросом: во времена, когда семиты еще жили на своей родине, Армянском нагорье, подлежали ли кастрации захваченные ими в плен люди из соседних, несемитских племен? А обращенные в рабство за преступления или иные проступки их семитские родичи? На этот вопрос ответить трудно. С одной стороны, утвердительный ответ получается исходя из того, что уж если младших сыновей свободных членов племени кастрировали, то пленники-чужаки или родичи, запятнавшие себя преступлениями (убийство, воровство, наконец, трусость во время боевых действий) должны кастрироваться в первую очередь. Заметьте: кастрация у семитов была вынужденной мерой, направленной на снижение переизбытка населения, на борьбу с голодом. А тут еще парии, которых надо кормить. Но парии-то, де-факто рабы, работали на самых тяжелых работах, добывая прокорм всему племени (без тяжелого рабского труда не было бы ирригации, не было бы урожаев), сами взамен питались впроголодь даже в урожайные годы. На то они и рабы. Нужны ли такие люди для их племени? Конечно, нужны, но все здесь упирается в способы пополнения сословия рабов.

Если поставки новых рабов путем набегов на соседние земли и жесткого внутреннего законодательства, позволяющего превращать в рабов людей своего племени, работали бесперебойно, то кастрировать могли и всех детей, рождавшихся у женщин-париев, вне зависимости от старшинства. Возможно, что женщинами из числа париев вполне могли пользоваться для своего удовлетворения и мужчины-господа. Дети от таких контактов также пополняли ряды париев, так как у мужчин-господ были свои законные жены, рождавшие им законных детей, а не бастардов, т. е. ублюдков.

Некоторый намек на такое состояние дел дает и Ветхий Завет в истории с рождением Моисея. Евреи быстро размножались, и египетский царь приказал повивальным бабкам убивать во время родов у евреек младенцев мужского пола. Однако повивальные бабки оставляли сыновей евреек в живых, говоря фараону: «Еврейские женщины не так, как Египетские; они здоровы, ибо прежде нежели прийдет к ним повивальная бабка, они уже рождают». Применительно к АВ можно предположить, что у евреев сразу же после родов мальчики вне зависимости от старшинства кастрировались. Кастрированный человек уже не мог считаться полноценным человеком, он уже для общества как бы умирал.

Но Моисей был спасен от общей жестокой участи. Мать скрывала младенца три месяца, а потом она оставила его в корзине на берегу Нила, где его нашла дочь фараона.

Паоло Веронезе. Нахождение Моисея. 2-я треть XVI в.

В Библии мы видим, что у Моисея даже родился сын, т. е. он был способен иметь детей. Можно предположить, что мальчики-евреи кастрировались в первые дни после их рождения. Отсюда и специфика обряда обрезания у иудеев: мальчиков уже обрезают на восьмой день. У мусульман же мальчики обрезаются значительно позже, часто в тринадцатилетнем возрасте. Ислам, напомню, появился в арабской среде, а арабы по АВ составляли одно из господских племен. Вполне резонно предположить, что мальчиков из числа детей-господ семиты, обитавшие на Армянском нагорье, кастрировали именно в тринадцатилетнем возрасте.

Это, кстати, оптимальный срок для кастрации детей из числа господ, потому что кастрация подростков в более старшем возрасте имела и больше негативных последствий в послеоперационный период. К тому же в 14—15 лет младшие в роду подростки уже могли бы зачать детей, а именно с этим и боролись путем кастрации. Если же кастрировать младших сыновей в первые дни (пусть даже в первые годы) после их рождения, то, учитывая высокую смертность в детском возрасте, могло оказаться так, что единственный некастрированный старший сын умирал, не оставив потомства, а все остальные сыновья на момент его смерти уже были кастрированны, и род не мог продолжиться. Вот поэтому, когда старший сын в семье доживал до четырнадцатилетнего возраста, он уже вступал в детородный период, мог жениться и продолжить род. А его младшие братья (самому старшему из которых было 13 лет) со спокойной совестью кастрировались.

Евреи-парии для семитов-господ людьми как таковыми не были, продолжение рода для них не требовалось, поэтому мальчики кастрировались почти сразу же после их рождения.

И вот началось вторжение семитов на земли Ойкумены. Часть париев либо осталась на прежнем месте, либо ушла в Исход, довольствуясь тем, что захватили их господа, которые шли все дальше и дальше. Одну из таких групп возглавлял Моисей (если взять за основу Ветхий Завет). Эти парии скитались несколько десятков лет (вспомните, как сорок лет водил Моисей евреев по пустыне). Никто никого уже не кастрировал, а обряд обрезания в отличие от других семитов у евреев пока не привился. Но и первоначально некастрованных среди евреев почти не было! Их же всех до Исхода кастрировали, невзирая на старшинство. Думаю, что среди всего этого табора таких полноценных людей нашлось всего 12 человек, которые и дали начало 12 библейским коленам.

Моисей умер, а евреев привел на земли Причерноморья Иисус Навин. У париев появилась новая религия и новый, взамен Ваала, бог. Человеческие жертвоприношения заметно уменьшились, да и собственных рабов у евреев еще не было: в регионе Причерноморья хозяйничали остатки аваров: моавитяне и аммонитяне. Свободных земель после резни, устроенной аварами, было вдоволь, ничто не мешало увеличивать численность населения. В итоге обряд кастрации заменился на другой, теперь уже символический, обряд обрезания.

Сцена обрезания. Изображение на египетской гробнице

«В то время сказал Господь Иисусу: сделай себе острые ножи и обрежь сынов Израилевых во второй раз. И сделал себе Иисус острые ножи, и обрезал сынов Израилевых.

Вот причина, почему обрезал Иисус сынов Израилевых: весь народ, вышедший из Египта, мужеского пола, все способные к войне, умерли в пустыне на пути из Египта. Весь же вышедший народ был обрезан. Но весь народ, родившийся в пустыне, не был обрезан». Как видите, библейский текст точно передает ситуацию, предложенную альтернативной версией.

От обряда кастрации отказались и другие семиты, арабы, которые захватили земли Ближнего Востока. Но они были из числа семитов-господ, поэтому их обряд отличался от обряда евреев, которые обрезают мальчиков на восьмой день. У мусульман мальчиков обычно обрезают намного позже: в возрасте 7—13 лет. Кстати, в том же Ветхом Завете, Авраам обрезал «Исаака, сына своего, в восьмой день, как заповедовал ему Бог». А вот своего старшего сына Измаила, от которого ведут свой род арабы, Авраам обрезал, когда тому было тринадцать лет.

Прошли годы, еврейская община окрепла и выступила против моавитян и аммонитян. Разгромив и частично их уничтожив, евреи стали доминировать на всем пространстве Восточного Причерноморья. Появилось еврейское государство — Хазария. Так, по прошествии нескольких десятков лет, парии, «униженные и оскорбленные», сами стали господами.