Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Вступление

«История — это не то, что было. Это то, что может быть — потому что было однажды...»

Арнолд Тойнби

«Из хазарской истории начинаются все тайны, все подводные течения нынешнего "глобалистского" безумия».

А. Байгушев «Хазарские страсти»

История Европы насчитывает два с половиной тысячелетия. Бесконечная череда войн, борьбы за власть, зарождения и падения крупных империй и мелких княжеств — все это отразилось на ее страницах — хрониках традиционной истории. Шли столетия, сменялись династии, чередовались эпохи в жизни континента, подъем заканчивался спадом и снова начинался подъем. Европа дала человечеству современную цивилизацию, науку и культуру, но уже не за горами тот день, когда европейская цивилизация исчезнет, причем, практически в одночасье. Ждать осталось считанные годы. Новым народам — хозяевам будущей Европы будет абсолютно безразлична ее старая история, впрочем, и сама история как наука в целом.

Сотни тысяч историков на протяжении многих веков писали летопись Европы, изучали сохранившиеся древности и сочиняли новые истории про старые события, подгоняя их под уже сложившуюся историческую хронологию. Но верна ли традиционная версия истории (здесь и дальше по тексту — ТВ)? Сомнений в ее правдивости становится с каждым годом все больше и больше, по мере того, как умы людей очищаются от незыблемых догматов нашей исторической науки.

На первый план уже выходит проблема реконструкции исторической хронологии. Главным становится вопрос: если традиционная история неверна, то какой была настоящая история? Варианты ответов могут быть разные — за прошедшие столетия накопилось слишком много различных фальсификатов, а истина оказалась практически вымарана с ее страниц. В этой почти безнадежной ситуации реконструировать реальную историю очень и очень непросто. Одним из вариантов иной, реконструктивной хронологии является представляемая читателю альтернативная версия истории (здесь и далее по тексту — АВ).

Из сегодняшнего дня, оглядываясь в даль веков, нетрудно заметить главный переломный рубеж в европейской истории, который ее делит на две совершенно разные, непохожие друг на друга цивилизации. Этот рубеж приходится на середину первого тысячелетия нашей эры. По одну сторону от него остались цивилизации Древнего Рима и Греции, а по другую — перед нами предстали долгие века становления современной культуры, начавшиеся практически с нуля, с эпохи Темных веков, в которую погрузился мир после падения Рима. Но именно с этой стороны рубежа и ведут начало отсчета своей истории современные страны Европы. Их история, их цивилизация началась в разгар эпохи Великого переселения народов.

Точкой отсчета той эпохи принято считать семидесятые годы четвертого века, период начала гуннского вторжения в Европу. Дикие и несметные полчища, пришедшие из районов Центральной Азии (все это по ТВ), буквально в одночасье смели с насиженных мест многочисленные племена Причерноморья и Восточной Европы. Приобретя необыкновенную подвижность, все эти народы в течение коротких нескольких десятков лет пронеслись разрушительным смерчем через всю территорию континента, а многие из них закончили свой путь за его пределами — в африканской земле.

Готы, аланы, бургунды, булгары, гунны обрушились на римский мир, в конечном итоге почти не оставив от него каких-либо остатков. Европа на многие века погрузилась во тьму Средневековья.

Повергнув римскую цивилизацию, на ее обломках образовались варварские королевства. Они делились, объединялись, гибли и снова возрождались. Некогда цветущие и многочисленные земли запустели. Города лежали в руинах, вместо ухоженных и цветущих поместий встречались редкие поселения. Заселившие казавшиеся бескрайними пределы погибшей Римской империи северные и восточные варвары остались на том же уровне развития. Наука, знания, культура погибли.

Так проходили века, когда неожиданно оказалось, что многочисленные варвары исчезли без следа, а население и языки в Западной Европе почему-то остались прежними со времен Рима, лишь немного изменившись, но, как известно, со временем все меняется, это закономерность исторического процесса. Зато ничто не может исчезнуть бесследно, но варвары исчезли. Мало того, современные ученые даже не могут с уверенностью сказать, на каких именно языках и наречиях разговаривали варварские племена, вторгнувшиеся в ходе Великого переселения народов. Парадокс, который старательно обходит стороной традиционная история.

Германцы, тюрки, скифо-сарматы, угры и славяне — все они перемешались в ходе Великого вторжения на запад и юг Европы. И хотя гунны были катализатором этого процесса, однако главной объединяющей его силой, сыгравшей в конечном итоге основную роль, были германские племена. Даже армия Аттилы в битве на Каталаунских полях состояла в основном из них, да и в рядах Аэция германцев было едва ли не половина. Не случайно эпоху переселения народов французы на свой лад называют «германскими нашествиями». В походах на римские земли приняли участие десятки германских племен, составившие большую часть всего германского этноса. Они расселились на значительной части континента, но лишь в Британии появился язык германской группы. Остальные — исчезли! Половина всего германского этноса исчезла. Почему?

Германская группа языков традиционно делилась на три части: западногерманскую, северогерманскую и восточногерманскую. К последней относились готы, бургунды, вандалы, герулы, гепиды. Все они, победители битв и сражений времен заката Рима и давшие продолжение рода, тем не менее, довольно быстро исчезли, бесследно растворившись на просторах Европы и Северной Африки. Зато большинство их западных сородичей, которые подвергались на протяжении веков жесткому давлению со стороны римского мира, не только выстояли, но даже расширили свои территории. Еще один парадокс традиционной истории.

Когда историки врут о гибели античной цивилизации и потере почти всего культурного и научного ее пласта, они всегда старательно обходят стороной Византию, которая не только не погибла, но, выстояв в эпоху варварских нашествий, сумела приумножить свои территории. Города ее горели редко (Константинополь и вовсе был неприступен для врагов), наука на ее землях погибнуть не могла. В христианской Византии было много монастырей, большинство из которых сохранялись невредимыми. А где же тонны античных рукописей? Ведь Византия гордо именовалась наследницей Афин и Рима.

Какова ее роль в появлении Европейского Возрождения? Может быть, оно появилось именно из Византии, захваченной западноевропейскими крестоносцами в 1204 году и создавшими на ее землях Латинскую империю? Опять нет. Не любят говорить на эту тему историки.

А жаль, потому что, если о событиях гибели античной цивилизации читатели знают еще со школьной скамьи, то о другом столь же масштабном и аналогичном событии учебники истории умалчивают. Речь идет о событиях тринадцатого века до нашей эры. XIV и XIII века до н. э. считаются наиболее ярким периодом позднего бронзового века. Это была вершина взлета цивилизации бронзы, центром которой по праву был Египет. Но внезапно начинаются грандиозные (другой эпитет — «великие» употребляется реже, может быть, из-за опасения сравнения с событиями Великого переселения народов) переселения народов, которых называют «народами моря» из-за того, что многие вторжения происходили морским путем. Нашествия варваров длятся несколько веков, и в итоге наступает всеобщий хаос, фактический конец египетской цивилизации.

Наступают «темные века». А варвары расселяются по всему Средиземноморью, оседая на пустых и неосвоенных землях (сравните с событиями эпохи Великого переселения народов, все удивительно похоже). Как могло получиться, что прекрасные и плодородные земли оказались незаселенными, объяснений этому нет. И лишь спустя столетия зарождаются античные цивилизации Греции, Карфагена и Рима, которым суждено повторить историческую судьбу.

Читатель, настроившийся на критику традиционной истории, вероятно, заподозрит в этих двух грандиозных событиях хронологические дубликаты. Действительно, общие закономерности налицо, но здесь есть одно отличие: в эпоху Великого переселения народов варвары были кочевниками и вторгались сухопутным путем с востока и северо-востока. А в эпоху бронзового века при соблюдении того же вектора движения основные варварские нашествия шли морем. Что же это: дубликаты или все же разные события, произошедшие в разные эпохи? Не то и не другое. Перед нами две разные части одного общего великого и грандиозного переселения, охватившего Ближний Восток, Средиземноморье и большую часть Европы. Просто одна часть переселенцев шла сухопутным путем из причерноморских степей на запад, в Европу, а другая часть, двигаясь по морю, захватывала прибрежные земли.

Кто были эти варвары, кочевники, народы моря? История дает нам названия этих племен, но нас интересуют не их названия, а глубинная сущность тех процессов. По ТВ это были конгломераты различных по этническому составу племен. Но что их заставило сорваться с насиженных веками мест и бесконечным потоком вторгаться на обжитые и цивилизованные земли, многие из которых почему-то неожиданно оказывались незаселенными? Что (а точнее, кто) послужило источником первичного толчка?

Традиционная история бойко и подробно рассказывает о событиях этих двух глобальных переселений. В качестве доказательств приводятся многочисленные свидетельства историков, хронистов, данные археологии. Конечно же, в первую очередь здесь речь идет о событиях нашей эры — научных источников приводится достаточно много и на первый взгляд они выглядят весьма убедительно.

Сложнее обстоит дело с подтверждением со стороны лингвистики, хотя и языковеды по мере возможностей стараются поддержать традиционную версию. Хотя бы потому, что другой убедительной версии нет. Но и здесь уже имеется тревожный звонок, о котором я говорил чуть выше. Массовые нашествия варваров должны были глобально изменить этническую картину средневековой Европы, но этого не произошло. Большинство языков варваров, захвативших античные земли и расселившихся на них родами, бесследно исчезло, не оставив, как правило, ни малейших следов.

Но если лингвистов историки еще привлекают для своих исследований, то антропологов и генетиков старательно обходят стороной. Потому что с точки зрения антропологии и генетики историческая картина прошлого не подтверждается.

Внимательно рассматривая историю античной и раннесредневековой Европы, нетрудно заметить одну общую закономерность: расселение племен на римские и греческие земли шло, как правило, с севера на юг и с востока на запад. Были, конечно, исключения, но они не могли оказать решающего влияния на формирование физического генотипа народов Южной Европы.

Для наглядности посмотрим на этногенез трех народов, живущих на трех полуостровах Южной Европы. Начнем с греков. Формирование греческой народности связывают с приходом с севера, из района Фессалии греков-ахейцев, заселивших греческую землю на рубеже III—II тысячелетий до н. э. Именно ахейцы, широко продвинувшиеся на юг, были носителями микенской цивилизации.

В XII веке до н. э. в Элладу снова с севера вторгаются дорийские племена. Ахейцы частично уничтожены, частично оказываются на положении рабов, а частично покидают материковую Грецию. Следующие значительные перемещения племен происходят уже в раннее Средневековье. Греки, составлявшие основное ядро Византийской империи, на материковой территории активно ассимилируют фракийцев, иллирийцев, кельтов, валахов, переселяющихся на земли Эллады опять же с севера. Но особенно значимым оказывается вторжение славян, которые полностью ославянили значительные территории Греции.

Было ли этническое движение на земли Эллады с юга? Да, греки впитали в себя компоненты евреев, армян, наконец, многовековое турецкое иго не могло не оставить напоминания о себе, не отразившись на их внешности. Однако армянское влияние на греческий генотип свелось к минимуму, так как в основном происходило на малоазийских землях. Влияние еврейских генов также не могло быть большим. Наконец, гены поработителей-турок в своей основе опять-таки должны были представлять собой гены жителей Малой Азии, так как сами турки (сельджуки и османы) очень быстро растворились в массе местных жителей, передав, однако, последним свой язык и название.

Если исходить из традиционного подхода к формированию греческого этноса, то удивляют сравнения греческих скульптур с лицами современных греков. И действительно, перед нами предстают совершенно разные народы. Но при этом современные греки внешне удивительно похожи на людей с многочисленных фресок крито-микенского этноса, на которых нам являются взору люди семитской внешности. Зато в греческих скульптурах более позднего времени мы видим людей с совершенно другим обликом, вполне сопоставимым, скажем, с внешностью жителей Средней Европы. После этого Грецию накрывает шквал славянских вторжений, Эллада практически ославянена (кроме приморских земель), но как итог теперь мы почему-то вновь видим греков, основными чертами которых являются сильная темная пигментация и специфический нос. Внятно объяснить такой парадокс история не может.

Перейдем к римлянам. «Вопрос об этногенезе Италии — один из самых трудных в науке» (С.И. Ковалев «История Рима»). Римский этнос формировался опять-таки с северного направления. В доримский период основным населением Апеннин были многочисленные племена италиков (среди них и латины). Кроме них, на северо-западе обитали лигуры и этруски. На самом юге Италии и в Сицилии — несколько племен, относимых к остаткам древнейшего туземного населения Апеннин. Лигуры также причисляются к первоначальным жителям Италии, но под напором более сильных соседей ареал их обитания постоянно сокращался.

Этруски считаются народом, прибывшим из района Малой Азии. Этому есть целый ряд подтверждений, которые дают археология и лингвистика. Но почему этруски оказались так далеко — на северо-западе Италии? По мнению ученых, это были либо «банды лидийских пиратов», либо просто какие-то воинственные группы, не составлявшие единого народа. Этруски, почему-то высадившись в районе далекой от малоазийских берегов Тосканы, вскоре слились с местным населением.

«Однако наряду с аргументами "за", можно привести не меньше аргументов "против". Если протоэтруски (тирренцы) были пиратами, то каким образом они смогли завоевать чуть ли не всю Италию и создать высокую и своеобразную культуру? Если же это был целый народ, то сильные сомнения вызывает его массовое прибытие в Италию морским путем. И почему этруски высадились именно к северу от Тибра, миновав гораздо более удобные и плодородные области Сицилии и Кампании? Ссылка на то, что все удобные места были уже заняты греками и финикиянами, неубедительна, так как все три колонизационных потока шли по меньшей мере одновременно» (С.И. Ковалев «История Рима»).

Как видите, несмотря на то, что множество фактов свидетельствует о малоазийском происхождении этрусков, традиционная версия истории все же никак не может доказательно объяснить сам процесс переселения малоазийцев в Тоскану. Это придется сделать альтернативной версии.

Вслед за этрусками на север Италии (но уже со стороны северо-востока) вторгаются венеты, скорее всего, иллирийцы. Еще через несколько веков весь север Апеннин заполоняют, вытесняя этрусков, кельты, пришедшие из Галлии. Буквально случайность (по легенде оказавшаяся гусями) не позволила галлам завоевать всю Италию.

Многочисленные италики, жившие на Апеннинах еще в доримский период, также не были автохтонным народом. Они мигрировали на Апеннины двумя волнами с северо-востока. Таким образом, подавляющее население Апеннин времен становления Рима было пришлым. За исключением этрусков, численность которых принимается небольшой, все пришельцы вышли из северных регионов.

Во времена расцвета Рима и в годы его заката на территорию Италии ввозилось большое количество рабов. Большинство из них погибало, не давая потомства. Однако все же некоторая часть невольных пришельцев передавала свои гены по наследству. При этом основную массу рабов составляли кельты и германцы. Опять же, люди с севера.

Во времена падения Римской империи территорию полуострова буквально заполонили различные варварские племена, в основном германского происхождения. Италия запустела, а на освободившихся землях расселялись ее новые хозяева — германцы. Потом, кстати, было вторжение и других северных варваров, даже викингов, создавших на территории южной Италии собственное королевство.

Однако итальянская земля знала и вторжения с юга. Карфаген владел Сицилией, Сардинией, югом Италии. Тысячелетие спустя те же земли захватили арабы. Именно два века арабского владычества стали для ученых своеобразной палочкой-выручалочкой, основанием объяснению причины, почему современное население Италии имеет столь ярко выраженный южный (в том числе семитский) генотип. Итак, получается, что арабы вырезали больше половины местного арийского (термин «арийский» употребляется в значении «индоевропейский») населения, заменив его на своих потомков. Но делать такие выводы ученые очень боятся.

Наконец, этногенез современных испанцев. Несколько тысячелетий назад Иберийский полуостров заселили во многом еще первобытные иберские племена, пришедшие из Северной Африки. Спустя несколько веков сюда стали переселяться в массовом порядке кельтские племена. Затем последовал захват части земель полуострова Карфагеном, а потом Иберия отошла к владениям Рима.

В пятом веке нашей эры на земли Иберии вторглись многочисленные племена северных варваров: германские племена вандалов, вестготов, свевов и скифо-сарматское племя аланов. Но, несмотря на то, что варваров было много, они, по мнению ученых, составили всего несколько процентов от общей численности населения полуострова.

В начале восьмого века Иберию завоевывают арабы и берберы, усиленно ассимилирующие местное население. К тому же, на полуострове неожиданно оказывается значительное количество евреев. В ходе Реконкисты многие евреи и мавры были романизированы. Таким образом, в жилах испанцев течет кровь иберов, кельтов, вестготов, римлян, различных семитских народов. Возможно, поэтому нас не должен удивлять явно выраженный южный антропологический тип испанцев с их длинными лицами и горбатыми носами. На юге Испании, в районе Андалузии арабский компонент проявляется наиболее сильно. Без сомнения, это арабское наследство. Но и на севере Испании, где семитское влияние было невелико, южный генотип тоже явно преобладает. В таком случае, что послужило его первоисточником?

Южный генотип доминирует не только в странах крайнего юга Европы. Значительная часть населения Средней Европы темнопигментированная, многие ее жители несут явно семитические признаки. А это откуда? В последние годы тема, на которой стояло негласное табу, стала чуть более открытой. Совсем ненамного, но и это уже дало сенсационные гласные результаты.

По мнению ряда антропологов, современные европейцы являются потомками каких-то переселенцев из района Ближнего Востока. Половина жителей Южной и Средней Европы имеют общий генотип с жителями западноазиатского региона — Ближнего Востока и Малой Азии. Это подтверждают исследования Y-хромосомы, передаваемой по мужской линии. Причем этот показатель на юге Европы доходит до 85%. Как видите, не врут глаза!

Но все эти факты вступают в конфликт с традиционной историей, которая никак не может их объяснить. Причина в этом одна — ошибочность общепринятой традиционной хронологии. Большинство событий и фактов из истории времен Древнего мира и раннего Средневековья — всего лишь фальшивые дубликаты настоящих событий, которые оказались по тем или иным причинам от нас скрыты.

К сожалению, исторические труды, относимые по времени их создания к античным временам, в действительности написаны гораздо позднее, зачастую во времена Европейского Возрождения. Часть из них изначально представляли собой фальшивки, изготовленные либо с целью обогащения, либо по тем или иным политическим и религиозным мотивам. Другие «античные» произведения на самом деле представляли собой литературные средневековые работы на популярные исторические темы, спрос на которые был высок.

К счастью, большинство таких повествований основывалось на реальных событиях, отголоски которых еще сохранялись в памяти поколений. Но информация о том, когда, где и с кем они происходили, как правило, отсутствовала. Поэтому многие события «восстанавливались» уже применительно к местностям, близким для этих литераторов, либо переносились в те регионы, история которых была востребована. При этом одни и те же события каждый «историк» описывал по-своему, перебрасывал в разные места и в разные несуществующие эпохи, историю которых и составили первые европейские хронисты. Так появилась наша традиционная история, в последующие века обогащенная новыми подробностями и фактами. Стоит ли говорить, что под ошибочную хронологию подстраивались данные археологии, лингвистики и других сопутствующих наук?

Многие факты, отраженные в таких вот «древних» источниках, оказывались или слишком фантастичными, не укладывающимися даже в еще только создаваемую ТВ, или несли в себе следы современной для тех лет средневековой эпохи. В первом случае такие факты просто замалчивались, а во втором либо списывались на ошибки переписчиков, либо объявлялись более поздними вставками. Впрочем, многие «античные» просчеты до сих пор приняты на веру и на их утверждениях строятся данные многих наук, не говоря уже о величественном здании древней и раннесредневековой истории.

К примеру, благодаря таким вот оплошностям сегодня существует убеждение, что несколько тысячелетий назад климат на Апеннинах заметно отличался от климата современных столетий. Нам говорят, что лето на полуострове в древние времена было более прохладным и дождливым, а зима холоднее, реки замерзали, и долго лежал снег. И это относят к стране со средиземноморским климатом, где средние температуры января колеблются от 0 до 12 градусов тепла, а осадки бывают в основном зимой.

Но столь заметное изменение климата в Италии современными исследованиями не подтверждается. В чем же тогда причина? Думается, что средневековые авторы описывали погоду отнюдь не этого южного полуострова, а какой-то страны более северного региона. Скажем, Германии.

Но если внешность значительной части жителей Европы никак не может быть объяснена с позиций ТВ, аналогичные проблемы, но с точностью до наоборот, возникают при изучении антропологических материалов по Древнему Египту. Еще в середине XIX века после исследования многочисленных черепов египетских мумий антропологи выделили два разных контрастных расовых типа, один из которых указывал на европейское происхождение. А немецкий антрополог Георг Бушан в монографии «Наука о человеке» отмечал: «Уже на древнеегипетских могильных памятниках эпохи XVIII династии мы встречаем изображения воинов со светлым цветом кожи, белокурыми волосами и голубыми глазами, так называемых "тамаху", то есть мужей севера, как они прямо и называются».

Традиционная история не может назвать, кроме греков и римлян, иных возможных пришельцев с севера на земли Египта. Древние греки и римляне были голубоглазы и белокуры? В таком случае, откуда столь ярко выраженная темная пигментация у их потомков? Тем более после многочисленных варварских вторжений на Балканы и Апеннины во времена Великого переселения народов, причем опять-таки с севера.

Или были вторжения арийцев в Египет, о которых не знает ТВ, или мы должны искать иные объяснения генотипу части египетских мумий. Но основной проблемой все же является объяснение уже состоявшегося факта, что значительная часть жителей Европы являются потомками обитателей Ближнего Востока.

Раз уж речь зашла о египетских мумиях, то можно привести прекрасный пример «научного» подхода историков, на результатах которого ныне базируются многие догмы традиционной истории. В 2007 году ученые наконец-то решили сравнить ДНК у некоторых мумий египетских фараонов. Акция была беспрецедентно разрекламирована. В самый разгар подготовки к началу генетических исследований глава Высшего совета по делам древностей Египта Захи Хавасс неожиданно сообщил, что он НЕДАВНО пришел к заключению, что мумия, которую принимали за останки фараона Тутмоса I, умершего в преклонном возрасте, на самом деле является останками более молодого мужчины, погибшего от стрелы. Даже промелькнула цифра возраста этого мужчины — до 40 лет. Кстати, десятки российских медиа изданий — все как один — ошибочно назвали его фараоном Тусмосисом, и хотя такого фараона никогда не существовало, ни одного из многих десятков журналистов не насторожило странное имя фараона — симптоматичная оценка уровня российской журналистики.

Эта мумия вместе со сваленными почти в кучу мумиями целого ряда известных египетских фараонов была найдена еще в XIX веке в одном из тайников. Ученые быстро распознали, кто из них кто. Метод был, конечно же, по-исторически «научным». Более ста лет историки придерживались первоначальных выводов-догм и вот только перед проведением генетических исследований стали «неожиданно» прозревать. Если бы не предстоящие анализы на ДНК, прозрения не наступило бы, и эта мумия по-прежнему официально считалась мумией Тутмоса I.

Но вот что интересно, в книге Д. Харриса «X-Raying фараонов», изданной еще в 1973 году в Нью-Йорке, черным по белому было написано: «Несколько известных антропологов, которые просмотрели рентгеновские снимки, абсолютно убеждены, что мы имеем дело с мумией молодого человека, умершего в возрасте 18 лет или, во всяком случае, никак не более 20 лет». А господин Захи Хавасс вместе со своей исторической наукой прозрел только сейчас, при этом заявив, что «специалисты недавно пришли к заключению...». Да и возраст погибшего юноши увеличил в два раза. Удивляться здесь не стоит, так как такой «научный» подход свойственен всей исторической науке, которая до последнего момента упорно не желает признавать очевидные факты и фанатично цепляется за сложившиеся хронологические догмы.

Еще один сложный для ТВ аспект — первичность земледелия и его взаимоотношения со скотоводством. Еще с античных времен и, пожалуй, до начала XIX века в ученом мире господствовала гипотеза трех ступеней основных видов человеческой деятельности. Считалось, что первоначальное собирательство сменилось охотой и скотоводством, а земледелие возникло уже позже. Затем появились работы, доказывающие, что из охоты и собирательства одновременно возникли скотоводство и земледелие. Сейчас же считается, что земледелие появилось немногим раньше скотоводства.

Местом возникновения этих видов деятельности человека определяется регион Палестины, Сирии, Малой Азии и район Верхней Месопотамии. Как видите, Египет в этот список не входит.

Само скотоводство неординарно. Нам больше известно кочевое скотоводство, однако было и оседлое, пастушество. Считается, что именно из пастушества, возникшего в комплексе с земледельческим хозяйством, и развилось кочевое скотоводство. Переход к такой кочевой жизни стал возможен после приручения лошади, это произошло в середине II тысячелетия до н. э.

Читая о возникновении и жизни ранних государственных образований на территории известной нам Ойкумены, мы видим лишь земледельческие государства. Однако здесь есть исключение: Хазария. Арабские халифаты не в счет, они образовались в результате захвата арабами земледельческих стран. Экономика Хазарии по сравнению с другими известными нам государствами отличалась тем, что основывалась на двух принципиально различных и несовместимых друг с другом хозяйственных системах: кочевом скотоводстве и земледелии. Считается, что кочевники хазары стали быстро приобретать земледельческие навыки.

Таков вкратце исторический обзор этих двух форм жизнедеятельности человека, из которого обратим внимание на центр зарождения земледелия, локализуемый в районе Передней Азии, а также на исключительное положение Хазарии. И если об этом еще можно встретить информацию в каких-либо источниках, то о некоторых аспектах в отношениях этих двух видов культур стараются не говорить.

Дело в том, что скотоводство обеспечивалось кормами для домашних животных в зимний период лишь благодаря пашенному земледелию. Найти траву под снежными заносами животные не в состоянии, разве что это под силу лошади, да и то если нет твердого снежного наста. А отсюда уже вытекает закономерный вопрос об отношениях, которые должны сложиться в обществах, представленных этими двумя видами хозяйственной деятельности человека. Ученые если и говорят на данную тему, то отмечают лишь процесс взаимного торгового обмена между земледельцами и скотоводами.

А вот о том, кто доминировал в этих обществах, ничего не сообщается. По умолчанию принято считать, что власть и господствующее положение принадлежали земледельцам, а если скотоводы и приходили к власти, то быстро ассимилировались. Но так ли это? Не следует ли рассмотреть историю становления древнего мира как процесс, при котором земледельцы были рабами скотоводов и обеспечивали последних пропитанием: злаками, фруктами и кормами для животных? А отсюда уже может следовать вывод, что порабощенных насильно сажали на землю.

В истории есть такие факты. На крайнем северо-западе Монголии проживает небольшая этническая группа хотонов — смешанных потомков захваченных и вывезенных на территорию Монголии узбеков, казахов, уйгуров. Несколько сот лет назад они были захвачены в плен и поселены в этом районе с целью наладить земледелие. Известны случаи из жизни кочевых племен Причерноморья, когда последние вынуждены были перейти к земледелию. Об этом мы еще поговорим на страницах «Нашествия».

Библия — самая популярная и цитируемая книга на Земле. Ее страницы изучены и проанализированы десятками тысяч исследователей на протяжении многих веков. Есть там тексты и на нашу тему. Однако разъяснения, которые дают ее исследователи, не могут в полной мере представить исчерпывающего ответа. Причина, как мне кажется, состоит в ошибочности используемой ТВ.

Каин и Авель, сыновья Адама и Евы, земледелец и пастырь овец. Каждый из них принес дары Богу, но тот предпочел дары пастуха Авеля. За это Каин убил своего брата и был проклят Богом. Участью Каина стало изгнание и долгое скитание по земле. Но при этом Бог сказал: «...всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро». «И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его. И пошел Каин от лица Господня; и поселился в земле Нод, на восток от Едема».

«История Каина и Авеля — это редкий из общеизвестных фрагментов западной литературы, повествующий... с точки зрения кочевника, который в конце концов побежден крестьянином-земледельцем» (Айзек Азимов «В начале»). Действительно, странно читать эти строки Библии, мы привыкли видеть злых кочевников, нападавших на мирных земледельцев, но никак не наоборот. Но и Азимов все же неправ, нельзя так категорично говорить о том, что этот текст Ветхого Завета написан с точки зрения кочевника: Бог, хоть и проклял земледельца Каина, но, тем не менее, был озабочен его судьбой. Нельзя ли предположить, что библейский текст про Каина и Авеля все же написан земледельцами, врагами скотоводов, которых они ненавидели и боялись, но при этом и жутко завидовали? Это была зависть бедного к богатому, раба к господину.

Почему-то принято считать, что евреи были скотоводами, возможно, на этом основывается вывод А. Азимова. Но в Библии читаем: «Ной начал возделывать землю, и насадил виноградник». Его потомок Авраам был богатым пастухом, рабовладельцем, но сын Авраама Исаак уже больше занимался земледелием, нежели пастушеством: «И сеял Исаак в земле той, и получил в тот год ячменя во сто крат... У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество пахотных полей». Придя в Палестину, евреи стали трудиться на земле. Никак не могли они выступать в облике «Авеля». Скорее Каина.

Имена Каина и Авеля не имеют точного перевода. Нас больше будет интересовать имя погибшего брата. Этимология имени Авель до сих пор не прояснена. Созвучное еврейское слово «хевел» означает «ничтожность», а посему различные исследователи склоняются к тому, что это намек на краткость жизни Авеля.

Однако, на мой взгляд, имя погибшего брата происходит от Ваала (Баала, Бэла) — главного божества у семитских народов. Со временем культ Ваала распространился по Средиземноморью, проник в Египет, Рим и даже в Испанию. Первоначально Ваал используется и в качестве бога евреев, более известного как Яхве. И хотя культ Яхве непримиримо настроен против языческого бога Ваала, недавнее их общее родство сквозит в именах библейских персонажей, так в Ветхом Завете даже появляется еврей Веалия, чье имя дословно переводится как «Яхве это Ваал».

Несмотря на то, что имя Ваала для евреев служило синонимом идолопоклонства, на протяжении всей древней еврейской истории его культ всегда привлекал многочисленных поклонников и неоднократно происходили случаи, когда «оставили сыны Израилевы своего Господа и стали служить Ваалу, делая злое перед Господом». Христианство, выйдя из лона иудаизма, переняло и увлечение атрибутами культа Ваала. Человеческих жертвоприношений, конечно, как считается, не было, но людей, тем не менее, сжигали на кострах инквизиции точно так же, как в древние времена сжигали людей, предназначенных в жертву Ваалу (Молоху). Борясь со слугами дьявола, христианские монахи на деле приносили этому дьяволу жертвы.

Главным атрибутом культа Ваала был культ фаллоса, который глубоко засел в католической среде: редко ранние, да и даже средневековые христианские храмы обходились без скульптурных изображений фаллоса — пожалуй, главного символа, сопровождающего культ Ваала.

А само имя семитского бога сохранилось в западноевропейских топонимах и именах известных исторических персонажей. И не только в Западной Европе: никак не хотят ученые сопоставить имена семитского бога Ваала и славянского бога Велеса, хотя последний — всего лишь дубликат древнесемитского божества.

Но как и каким образом мимо внимания историков прошло такое глубокое проникновение культа этого бога в Европе? Причина проста: реальная начальная история мировой цивилизации пропала, исчезла для человечества, вместо нее в обиход вошли «сказки дядюшки Рима». Выдуманный средневековыми литераторами, писавшими на исторические темы, древний Рим занял лучшее место на олимпе ранней истории человеческой цивилизации. А вместе с ним появились Древние Греции, Египты, Индии и Китаи, на самом деле все они лишь фантомы потерянной настоящей раннесредневековой истории. Несколько не повезло истории Древней Греции, она хотя и занимает почетное место в хронологии древнего мира, но содержит значительный пласт явно выдуманной истории, известной нам как «мифы Древней Греции». Включить столь сказочные тексты в создаваемую версию традиционной истории ее основатели, конечно же, не рискнули.

Как создавалась древняя история, наглядно показывает рассказ об основоположнике научно-критической разработки римской истории Бартольде Нибуре. «Нибур полагал, что в распоряжении современного историка много ценных обломков старины, требующих истолкования... Он обнаружил еще в детстве большую способность ИСПРАВЛЯТЬ или ДОПОЛНЯТЬ испорченные тексты древних авторов; немудрено, что он приписывал историкам особое чутье, особую способность угадывать прошлое и, подобно художнику, ДОРИСОВЫВАТЬ недостающее в пострадавшей от времени исторической картине» (Из «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона»). Как видите, весьма откровенные строки, сейчас такие уже не напишут, себе во вред: и без них традиционная история трещит по швам. Однако метод Нибура до сих пор успешно используется историками. Только дорисовывают они недостающие части отнюдь не к пусть подпорченной, но реальной исторической картине мира, а к уже изначально фальшивым фантазийным текстам, вышедшим из-под пера раннесредневековых историков, объявленных древними классиками.

Популярность Библии обозначила и интерес к истории библейских времен, а создание государства Израиль на территории Палестины открыло широкий простор для полномасштабных археологических работ, так как практически все библейские города приходилось заново привязывать к местности: маленькие арабские селения носили совсем иные названия. Мало того, в Палестине еще в XIX веке не имелось вообще каких-либо доказательств верности того, что несколько тысячелетий тому назад эта пустынная и каменистая земля была центром мировых событий.

Однако цель была поставлена, задача была безальтернативной, историки и археологи блестяще с ней справились, предоставив всему миру бесконечный поток археологических находок, доказывающих верность библейской географии. Правда, доказательства эти были в стиле Нибура, многие из которых, особенно в последнее время, стали стремительно распадаться.

Безуспешной оказалась попытка определить происхождение евреев (хотя многие исследователи упорно это отрицают). Три существовавших теории заселения и образования древнего Израиля оказались несостоятельны. Первая теория придерживалась версии о завоевании «земли обетованной» во времена Иисуса Навина, однако раскопки во всех предполагаемых местах так и не смогли дать убедительных доказательств.

Вторая теория опиралась на библейскую Книгу Судей: предполагалось, что иудейский этнос формировался постепенно, как результат мирного проникновения на земли Палестины пастухов, ставших базисом при формировании иудейского народа. Но новые археологические находки отвергают и эту теорию.

Третья теория, основывающаяся на гипотезе о том, что иудейская общность сформировалась в ходе некой социальной революции, также не подтвердилась. В конечном итоге, в настоящее время уже доказывается, что народ, заселявший в древности Палестину, возник на основе местного населения. Что же, вполне с этим соглашусь.

Но кто доказал, что обитатели Палестины, жившие в те отдаленные века, являлись предками современных евреев? И вообще, имели ли древние иудеи какое-либо отношение к ближневосточным землям? А ведь такой вывод делается лишь на основе постулата, что библейский Израиль располагался на Ближнем Востоке, конкретно — на земле Палестины. А если это не так? Не существует НИКАКОЙ единой непрерывной исторической цепочки, неразрывно связывающей жителей древней Палестины с современными евреями. В таком случае, есть ли альтернативная версия происхождения евреев? Можно ли узнать: откуда пошла еврейская земля? И как возникла еврейская земля? На эти вопросы был дан первоначальный ответ в заключительной части книги «Русь, которая была-2».