Рекомендуем

Турецкое покрывало купить в интернет-магазине "Персона де Люкс".

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Термин «крымчаки» и проблема преемственности между крымскими евреями античности и позднего средневековья

Помимо караимов, история которых обсуждалась в предыдущей главе, в XIII веке в Крым прибывает другая группа иудейских эмигрантов, из которых позднее и формируется этническая общность, с XIX века именуемая «крымчаками». В современной этнографии крымчаками называют субэтническую группу, сформировавшуюся из нескольких разнородных еврейских общин, в разное время осевших на крымской земле и говоривших на этнолекте крымскотатарского языка. «Крымчаки» — термин, возникший лишь в XIX веке для обозначения местных тюркоязычных евреев-талмудистов, резко отличавшихся от евреев-ашкеназов, начавших селиться в Крыму после 1783 года. Краткое определение этого понятия принадлежит крымчакскому просветителю И.С. Кая (1887—1956 гг.): «Крымчаки — это особая группа евреев, которая издавна живет на Крымском полуострове и в значительной мере приняла татарскую культуру»1.

Почему термин «крымчаки» является достаточно условным и применяться к тюркоязычному еврейскому населению Крыма XIII—XVIII веков может с известной натяжкой? Дело в том, что впервые термин «крымчаки» был зафиксирован только в журнальных репортажах и правительственных документах второй половины 50-х годов XIX века. Вот почему не вызывает никакого сомнения, что «крымчаками» местные тюркоязычные евреи-раввинисты стали называть себя не ранее середины — второй половины XIX века. Каким же термином обозначали себя крымчаки ранее? В документах XVIII—XIX веков они называли себя по-татарски срель балалары / исраэллер или на иврите бнэй Исраэль, что можно перевести как «сыны Израиля / израэлиты». В относящихся к более раннему периоду источниках на иврите и на крымскотатарском крымчаки носят название «йеудим», «ягудилер» или «чуфутлар». Все эти этнонимы переводятся как «евреи», с том лишь разницей, что последний термин имел пренебрежительный оттенок и употреблялся только татарами, а не самими крымчаками. Даже в петиции к царю Александру 1818 года карасубазарская община называла себя на татарском бени Исраэльын, т. е. «дети Израилевы».

Каффинская синагога 1309 года (из альбома Э. де Вильнёва)

История современных крымчаков тем не менее уходит корнями в значительно более далекое прошлое, чем XIX век. С какого момента можно говорить о проникновении предков современных крымчаков на территорию Крыма? Традиционно в литературе бытует мнение, что крымчаки являются потомками нескольких групп еврейского происхождения, оседавших на крымской земле начиная с первых столетий нашей эры, а также в Средние века и раннее новое время2. Попробуем установить, насколько справедлива эта точка зрения. Первые еврейские поселенцы действительно появляются в Крыму в античное время, не позднее второй половины I века н. э., а может быть даже несколько раньше. Проживали в Крыму евреи и позднее, в раннесредневековую эпоху. Однако же у нас нет совершенно никаких сведений о евреях в Крыму ни в XII, ни в первой половине XIII века. Нет об этом также и данных археологии и эпиграфики, в то время как последнее сообщение о еврейском присутствии в Крыму в конце XI века звучит достаточно пессимистично (я имею в виду сведения о возможном изгнании еврейской общины из Херсона в 1096—1097 гг.). Если верить этому сообщению, то можно допустить, что к концу XI века в Крыму... вообще не осталось евреев. В результате следует предположить, что новая раввинистическая (т. е., если можно так выразиться, «протокрымчакская») община начинает формироваться в Крыму во второй половине XIII века из эмигрантов из Европы, Византии и с мусульманского Востока, а не из потомков крымских евреев эллинистического и византийского периодов.

Первым упоминанием о присутствии раббанитов (и караимов) в Крыму после татаро-монгольского вторжения является уже проанализированное нами сообщение караимского автора Аарона бен Иосифа (1278 г.). По его словам, в этом году в городе Солхате состоялся календарный спор между представителями местной караимской и раввинистической общин. Из этого краткого сообщения, к сожалению, нельзя сделать вывода о том, были эти солхатские раббаниты потомками крымских евреев-романиотов* эпохи античности и раннего средневековья, или же то было пришлое население XIII века. Примерно в то же время, в 1289 году, присутствие еврейских торговцев упоминается и в итальянских деловых документах города Каффы. Из них представляется максимально достоверным, что эти торговцы были переселенцами из Италии. Среди еврейских имен генуэзской Каффы XIV века не так уж много греческих; более того, нет никакой гарантии, что обладатели греческих имен не прибыли в Крым из Византии. Кроме того, в античную эпоху евреи жили в юго-западном Крыму и на Боспоре, а еврейские поселенцы XIII—XIV веков появляются в двух новых центрах восточного Крыма — татарском Солхате и генуэзской Каффе. Добавлю также, что Давид бен Элиэзер Лехно в своем предисловии к молитвеннику «Хаззания» сообщает о трех волнах средневековой еврейской эмиграции в Крым, но совершенно ничего не говорит о том, что к началу этой эмиграции в Крыму проживала местная «автохтонная» еврейская община3. Итак, никаких сведений в пользу гипотезы о прямой преемственности между таврическими евреями-романиотами эпохи раннего средневековья и крымскими евреями-раввинистами позднесредневекового периода, не существует.

Интерьер каффинской синагоги 1309 года. Особенный интерес вызывает выполненный в сельджукском стиле арон а-кодеш (из книги И. Фарфеля)

Напомним, что вообще сведения о еврейских общинах Крыма в Средние века довольно малочисленны. По этой причине историкам зачастую приходится прибегать к методу исторической экстраполяции. Вполне вероятно, что после возможного херсонского изгнания 1096—1097 годов в Крыму вообще не остается евреев, и следующая волна еврейских поселенцев появляется там лишь во второй половине XIII века. С другой стороны, не исключено, что сообщение «Жития Евстратия Постника» о херсонском изгнании не совсем верно и что какая-то незначительная часть местных грекоговорящих евреев все же могла остаться в Крыму. Позднее они могли влиться в состав формирующейся раввинистической общины полуострова. Тем не менее, если это и было так, то процент местных евреев-раввинистов, потомков крымских евреев эпохи античности, едва ли был велик в общей массе еврейского населения полуострова. Так или иначе, но ядром формирующейся раввинистической общины Крыма, позднее получившей имя «крымчаки», безусловно, стали не местные евреи, а пришлые эмигранты из Европы, мусульманского Востока, Византии и Османской империи.

Для сторонников теории «автохтонного» (т. е. исконно местного) происхождения крымчаков замечу, что для нашей темы принципиально неважно, был ли перерыв в истории крымского еврейства в период с 1096—1097 годов и до второй половины XIII века или нет. Даже в истории Иерусалима, еврейского города par excellence, бывали периоды, когда в городе почти не оставалось евреев. В случае, если новая раввинистическая община возникла в восточном Крыму в XIII веке на пустом месте, ex nihilo, новые еврейские переселенцы Таврики стали продолжателями (если не генетическими, то хотя бы духовными) культурно-религиозных традиций еврейских обитателей этого региона более раннего времени.

Примечания

*. Романиоты — грекоязычное еврейское население Византии.

1. Кая И.С. По поводу одной крымчакской рукописи // ИТОИАЭ. 1927. № 1 (58). С. 100.

2. Об этом, со ссылкой на других исследователей, несколько преждевременно писал и автор этих строк.

3. См. ивр. оригинал этого предисловия: Harkavy. Altjüdische Denkmäler... S. 230—232; Дейнард. Маса Крым... Ам. 147—149. Несколько неточный русский пер. см.: Ачкинази. Крымчаки... С. 62—63.