Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 1. Происхождение хазар

Если общепринятая этимология некоторых знакомых слов в европейских языках верна, название «хазар» имеет более широкое хождение, чем кажется на первый взгляд. Слово «гусар» (hussar) изначально1 применялось к нерегулярной венгерской кавалерии, и, как мы увидим, связь между хазарами и мадьярами, основателями Венгерского государства, является исторически установленным фактом. Немецкое слово Ketzer (еретик) также произошло от названия хазар. Между тем происхождение и точное значение самого слова «хазар» остается неясным. Обычно утверждают, что это деепричастие от турецкой глагольной основы qaz — странствовать или кочевать, так что хазар — это «кочевник»2, и с этим можно условно согласиться. В славянских языках есть разные слова для обозначения хазар с гласной «о» в первом слоге, и это привело к другим словообразованиям от русского коса (Weltmann, 1858), и от основы koz во многих славянских словах, обозначающих «козы» (Tzenoff, 1935)3. Это неверно, поскольку слово изначальное не славянское. Нет никаких причин предполагать, что хазары — это «те, кто носил косы» или «пастухи коз». Примечательно, что евреи также обычно пишут это слово с гласной «o/u» и произносят Kūzāri (отсюда Cosri у Баксторфа), множественное число — Kūzārīm. Вместе с тем у нас есть арабское Khazar (маловероятно его происхождение от akhzar, прилагательного, обозначающего некое поражение глаза — с маленькими глазами, косоглазый); греческое Khazaroi (Khazareis), латинское Chazari и Gazari, а также форму без гласных в еврейском документе, известном как хазарская переписка, которая, несомненно, произносится как Kazar (Khazar).

Как уже было сказано, объяснение хазар = кочевник, вероятнее всего, следует принять. Тем не менее Пеллио указал на связанные с этим трудности4 (турецкое qazmak всегда используется в смысле «выдолбить, выбить», а не «странствовать» и т. д.) и ссылается на предположение Дж. Дени5, что слово может быть объяснено как *Quz-er, *Quz-är, *Quzar или *Qozar, от quz — «склон горы, обращенный на север», плюс eri, er в смысле «люди севера». В пользу предположения Дени можно сказать следующее: а) пока не дано удовлетворительного объяснения гласной «o/u» в некоторых формах слова; б) в древнем армянском и грузинском языках хазарский хакан постоянно называется «царем севера», а Хазария — «землей севера» — это может быть вариантом перевода местного названия. Но тогда трудно объяснить формы из хазарской переписки, предположительно Kazar, Kazari, и Кембриджский документ, также написанный на древнееврейском, также содержит Qazar.

Итак, наш первый вопрос: когда появились хазары и каково название этого народа? Было много споров относительно связей хазар с гуннами, с одной стороны, и западными тюрками — с другой. Одно время преобладало мнение, что хазары появились из Западной Тюркской империи. Ранние ссылки на хазар возникли примерно в то же время, когда прекратились упоминания о западных тюрках. Утверждают, что в 627 году хазары объединили силы с греческим императором Ираклием против персов, и они же помогли ему при осаде Тифлиса. Остается открытым вопрос, были ли в это время хазары под властью западных тюрок. Хронист Феофан (ум. ок. 818) представляет их как «тюрок с востока, которых называли хазарами»6. В то же время западные тюрки упоминались греческими авторами просто как тюрки, без дополнительных определений.

Сирийские источники упоминают о хазарах еще до 627 года. И Михаил Сириец7, и Абу-ль-Фарадж ибн Харун (Бар-Эбрей)8 пишут, как, очевидно, при греческом императоре Маврикии (582—602) три брата из «внутренней Скифии» двинулись на запад с 50 000 человек, и, когда они подошли к греческим границам, один из братьев, Булгариос (Булгарис, Бар Хебраиус), пересек Дон и поселился на территории империи. Другие заняли «страну алан, называемую Барсалия». Они и прежние обитатели страны приняли имя хазар — в честь старшего из братьев, которого звали Казариг. Если — это представляется возможным — история уходит корнями во времена Иоанна Эфесского9 (ум. ок. 586), она современна рассматриваемому событию. В ней четко сказано, что хазары прибыли на Кавказ из Центральной Азии в конце VI века.

У греческого автора Феофилакта Симокатты (ок. 620) мы читаем почти современное изложение событий у западных тюрок, которые едва ли могут не быть связанными с сирийской историей, о которой только что говорилось10. Упоминая о посольстве тюрок к Маврикию, Симокатта описывает события последних лет, когда тюрки одолели белых гуннов (эфталитов), аваров и уйгур, которые жили «на Тиле; тюрки ее называли Черной рекой»11. Этими уйгурами, пишет Феофилакт, предводительствовали два вождя — Вар и Хунни. Они упоминаются также как вархониты12. Какая-то часть уйгур сумела скрыться от тюрок, позже они появились западнее, где их приняли за аваров, имя которых здесь уже было известно. Последнее подтверждается другим греческим автором, согласно которому Юстиниан принял представителей псевдоавар, то есть уйгур, и было это в 558 году13. После этого они начали грабить и разорять земли Восточной и Центральной Европы. Если происхождение от уйгур установлено правильно, слово «огр» (великан-людоед) в фольклоре может датироваться этим ранним периодом.

Феофилакт также утверждает, что была еще одна волна беженцев из Азии в Европу, в которой участвовали племена тарниах, котзагир и забендер. Они, как и их предшественники, были потомками Вара и Хунни и доказали свои родственные связи, присоединившись к так называемым аварам, на самом деле уйгурам, под властью хакана последних. Трудно не заметить, что это другой вариант истории, рассказанной Михаилом Сирийским и Абу-ль-Фарадж ибн Харуном. Котзагиры — это, несомненно, булгарская группа14, а забендер — это, вероятно, Семендер — важный хазарский город, а значит, соответствует Казариг в сирийском варианте. Представляется, что изначально Семендер получил свое имя от занявшего его племени15. Таким образом, у нас есть подтверждение того, что хазары прибыли в Восточную Европу при Маврикии, а до этого поддерживали связь с западными тюрками.

Но помимо этого есть мнение, что хазары уже находились на окраине Европы до подъема тюрок (ок. 550). Согласно этому мнению, хазары имеют родство с гуннами. Когда Приск, посол при дворе Аттилы в 448 году, говоря о народе, подчиненном гуннам и живущем в Припонтийской Скифии, называл его акацир16, это были ак-хазар — белые хазары. Историк Иордан, писавший около 552 года, упоминал акацир как воинственное племя, которое не занималось земледелием, а жило скотоводством и охотой17. Учитывая различие среди некоторых тюркских народов между ведущими кланами — «белыми» и остальными — «черными», когда мы читаем у арабского географа Истахри, что хазары есть двух типов, одни называются кара-хазары (черные хазары), а другие — белые18, можно предположить, что последние — это ак-хазары (белые хазары). Идентификация акацир с ак-хазарами была отвергнута Цейсом19 и Марквартом20 как невозможная лингвистически. Маркварт утверждал, что исторически акациры, как подчиненная раса, скорее соответствуют черным хазарам. Альтернативная идентификация — акациры = агачеры. Но она не слишком отличается от других, если, конечно, Заки Валиди прав, считая, что между агачерами и хазарами существовала близкая связь21.

Есть один или два факта в пользу прежнего взгляда, который не получил исчерпывающего объяснения. Если хазары не имеют ничего общего с акацирами и появились как боковая ветвь западных тюрок в конце VI века, как они могли упоминаться в сирийской компиляции, датированной 569 годом22, приписываемой Захарию Ритору? Форма казар/казир, которая здесь встречается в списке народов, живущих в окрестностях Кавказа, очевидно, относится к хазарам. Это согласовывается с их существованием в этом регионе веком раньше. Мы также располагаем свидетельством так называемого Географа из Равенны (VII век?), что агазиры (акациры) Йордана — это хазары23.

Однако хазары нигде не представлены просто как гунны. Возникает вопрос: если они были покорены гуннами незадолго перед 448 годом, как утверждает Приск, какой период времени они существовали до этого? Здесь следует учесть взгляды Заки Валиди, которые сформулированы исключительно на основе восточных источников и независимы от соображений, о которых только что говорилось. Автор верит, что обнаружил следы одной и той же предыстории тюрок не только в мусульманских, но и в китайских источниках династии Вэй (366—558)24. В его изложении хазары играли ведущую роль и даже были коренным народом в своей стране25. Заки Валиди цитирует историю из Гардизи, согласно которой эпонимный предок киргизов, убив римского офицера, бежал ко двору хазарского хакана, а позднее двигался на восток, пока не поселился на Енисее. Но поскольку считается, что ранние киргизы жили в Восточной Европе и до начала христианской эры находились южнее Урала, Заки Валиди приписал соответствующую дату этому эпизоду и не желает допускать, что упоминание о хазарах так рано — анахронизм26. Это одна из целого ряда претензий на античность хазар. Главные мусульманские источники, на которые ссылается Заки Валиди, являются сравнительно поздними. Гардизи писал около 1050 года, а анонимная история Mujmal al-Tawārīkh w-al-Qisas27 — появилась еще позже (хотя они, вне всяких сомнений, восходят к ибн аль-Мукаффе в VIII веке и через него к доисламским персидским источникам). Да и его китайские источники не упоминают хазар явным образом. Тем не менее мнение, что хазары существовали еще до гуннов, находит некоторое подтверждение в другом регионе. В «Армянской истории» Моисея Хоренского — Мовсеса Хоренаци (V век) есть упоминание о хазарах между 197 и 217 годами28. Народы севера, хазиры и басилы, договорились прорваться через проход Чор на востоке Кавказа, «во главе со своим царем Внасепом Сурхапом»29. Они перешли реку Кур и были встречены армянином Валаршем с большой армией, которая разбила их и обратила в бегство. Через некоторое время северные народы уже на своей стороне Кавказа снова потерпели тяжелое поражение. Во втором сражении Валарш был убит. Его сменил сын, и при новом царе армяне снова перешли Кавказ, разгромили и подчинили хазир (хазар) и басилов. Каждый сотый оказался взят в заложники, и был поставлен памятник с надписью греческими буквами, который показывал, что эти народы теперь под юрисдикцией Рима.

Этот рассказ, как представляется, опирается на действительные факты, и под хазирами подразумеваются хазары. Однако согласно общепринятому мнению, армянская история ошибочно приписывается Мовсесу Хоренаци, писавшему в V веке. Считается, что ее следует относить к IX веку, или, в крайнем случае, к VIII веку, но никак не ранее30. Это, естественно, придает другой характер истории хазарского рейда. В таком случае она не является безусловным свидетельством существования хазар во время Мовсеса Хоренаци, а согласуется с другими армянскими и грузинскими31 историями, которые, хотя более или менее четко указывают на хазар в первых веках христианской эры и даже раньше, мы здесь не приводим. Конечно, они сами по себе интересны, однако, ввиду неточности и отсутствия подтверждений, не могут считаться надежными.

Мусульманские авторы дают нам значительное количество материалов, которые могут пролить свет на дату появления хазар. Как уже отмечалось, некоторые из них взяты из источников Пехлеви, составленных до арабского завоевания Персии. То, что арабские и персидские авторы сообщают о хазарах, заслуживает внимательного изучения, поскольку содержит аутентичную информацию из более ранних времен. Неудивительно, что подобные рассказы, написанные, когда Хазарское государство к северу от Кавказского хребта процветало, отличает их от тюрок, с которыми столкнулись первые поколения мусульман в Центральной Азии. Но отрывки вроде следующего, где хазары поставлены бок о бок с ведущими представителями современного человечества, все же примечательны. В дискуссии между знаменитым ибн аль-Мукаффой и его друзьями был поднят вопрос, какая нация самая умная. Характерно для низкого развития культуры того времени, или, по крайней мере, для арабских взглядов на этот вопрос (ибн аль-Мукаффа ум. ок. 759), что тюрки и хазары были поставлены после персов, греков, индусов и негров. Очевидно, в этом отношении тюрки и хазары пользовались дурной славой. Однако им даны совершенно другие характеристики. «Тюрки тощие собаки, хазарский выпасной скот»32. Хотя суждение неблагоприятное, у нас создается впечатление о хазарах как об отдельной и важной расовой группе. Насколько это соответствует действительности, неясно. Были выдвинуты предположения, связывающие хазар с черкесским типом — они бледнокожие, темноволосые и голубоглазые, а через басилов (или барсилов), о которых уже говорилось, — с так называемыми «царскими скифами» Геродота33. Все это, разумеется, совершенно не точно. Помимо отрывка, в котором упоминаются черные хазары, где сказано, что они смуглые, как индусы, а их «двойники» — светлые и красивые34, единственным доступным описанием хазар в арабских источниках является следующее, предположительно принадлежащее ибн Саиду аль-Магриби: «Хазары живут на севере населенных земель, ближе к 7-му климату, под созвездием Плуга. Земля их холодная и сырая. Потому лицом они белы, глазами сини, волосы у них больше рыжие и вьются, телом они крупны, а нравом холодны. Народ сей дик»35. Это напоминает традиционное описание северян и в любом случае не подтверждает принадлежность хазар к «черкесскому» типу. Если верить этимологии Халиля ибн-Ахмада36, хазары могли быть узкоглазыми, как монголы. Очевидно, в данном вопросе ничего нельзя утверждать определенно. Возможно, некоторые хазары были светлокожими с темными волосами и голубыми глазами, но нет никаких доказательств тому, что этот тип преобладал с древности или был широко распространен в Хазарии в исторические времена.

Аналогичный спор относительно достоинств разных рас дошел до нас из эпохи до Мухаммеда, где спорщиками были араб Нуман ибн аль-Мундир из аль-Хиры и Хосров Ануширван. Перс высказывает мнение, что греки, индусы и китайцы выше арабов, несмотря на низкий уровень жизни, тюрок и хазар, которые, по крайней мере, имеют организацию и подчиняются царю. Здесь хазары снова сопоставляются с великой нацией востока37. Это созвучно с рассказами о том, что послы китайцев, тюрок и хазар постоянно присутствовали у ворот Хосрова38, и о том, что у него во дворце было три золотых трона, которые никогда не убирали и на которых никто не сидел. Они предназначались для царей Византии, Китая и хазар39.

В общем, материалы арабских и персидских авторов о хазарах в ранние времена можно разделить на три группы, сконцентрированные вокруг имен: 1) того или иного еврейского патриарха; 2) Александра Великого; 3) некоторых сасанидских царей, в основном Ануширвана и его преемников.

Типичное повествование, относящееся к первой группе, приводит Якуби в своей «Истории»40. После смешения языков в Вавилоне потомки Ноя пришли к Пелегу, сыну Эбера, и попросили разделить землю между ними. Он выделил потомкам Иафета Китай, Хинд, Синд, страну тюрок и страну хазар, а также Тибет, страну булгар, Дайлам и страну, соседствующую с Хорасаном. В другом отрывке Якуби излагает последующие события. После того как Пелег разделил землю, потомки Ибн-Тубала, сына Иафета, направились на северо-восток. Одна группа, потомки Фогармы, продвинувшаяся дальше всех на север, была разбросана по разным странам и стала разными царствами, среди них — царства булгар, аланов, хазар и армян41.

Также по Табари42, у Иафета родились семеро сыновей: Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Фувал, Мешех и Фирас (имена библейские)43. От последнего произошли тюрки и хазары. Возможно, в этом случае присутствует связь с тюргешами, уцелевшими западными тюрками, которые были разбиты арабами в 119/737 г. (если год указан в виде дроби, первая цифра — год по хиджре. — Примеч. пер.)44, и в том же веке прекратили свое существование как правящая группа. Любопытно, что Табари называет среди потомков Магога Маджуджа и Яджуджа, добавляя, что они жили к востоку от тюрок и хазар. Эта информация делает неубедительной попытку Заки Валиди идентифицировать Гог и Магог у арабских авторов как норвежцев45. Имя Мешех рассматривается им как единственное число от классических массагетов46. А. Башмаков подчеркивает связь «мешех» с хазарами для создания теории о том, что хазары вовсе не тюрки из внутренней Азии, а яфетская или алародийская группа с юга Кавказа47. Очевидно, нет стереотипной формы легендарной родственной связи хазар с Иафетом. Тадж аль-Арус утверждает, что, согласно некоторым авторам, они являются потомками Мешеха — сына Иафета, а согласно другим — и хазары, и саклабы произошли от Тубала. Далее мы читаем о Баланджаре ибн-Иафете у ибн аль-Факиха48 и абу аль-Фиды49. Он был основателем города Беленджера (Баланджара). Употребление слова предполагает, что это эквивалентно приданию Баланджару отдельной расовой идентичности. В исторические времена Баланджар был хорошо известным хазарским центром, который Масуди даже называет их столицей50.

Вряд ли есть смысл продолжать перечислять истории о Иафете. Их еврейское происхождение абсолютно очевидно, и Полиак привлек внимание к одной версии раздела земли, в которой еврейские слова, обозначающие «север» и «юг», появляются в арабском тексте51. Иранский цикл легенд имеет схожую традицию, согласно которой герой Афридун разделил землю между тремя сыновьями, которых звали Тудж, Сельм и Ирадж. Здесь хазары вместе с тюрками и китайцами оказываются на части земли, выделенной Туджу, старшему сыну52.

Некоторые истории связывают хазар с Авраамом. Рассказ о встрече в Хорасане между сыновьями Хеттуры и хазарами, в котором упоминается хакан, Полиак цитирует из ибнСаида и аль-Табари53. Традиция присутствует также в мешедской рукописи ибн аль-Факиха, очевидно как часть рассказа о путешествии Тамим ибн Бахра к уйгурам, но восходит к Хишаму аль-Кальби (Калби)54. Заки Валиди склонен уделять ей особое внимание, считая ее доказательством присутствия хазар в этом регионе в ранний период55. Аль-Джахиз также ссылается на легенду о сыновьях Авраама и Хеттуры, но при этом не упоминает хазар56. Аль-Димашки утверждает, что, согласно одной традиции, тюрки были детьми Авраама от Хеттуры, отец которой принадлежал к арабскому роду (аль-Араб аль Ариба). Потомки другого сына Авраама, согдиане и киргизы, также, как утверждают, жили за Оксом. Сам Димашки не был склонен отдавать предпочтение этим генеалогиям57.

Типичная история об Александре, принадлежащая ко второй группе, — рассказ о том, как завоеватель, придя из Египта в Северную Африку (Кайруан) и встретив Кандаку — своего рода царицу Савскую для Соломона, — отправился на север в «Землю тьмы». Он вернулся, основал два города на границе с греками и предложил опять идти на восток. Его визири указали на трудность преодоления «Зеленого моря», воды которого зловонны. Но, несмотря на опасения визирей и препятствия, он пересек греческую территорию и прибыл в землю саклабов, которые ему покорились. Он пошел дальше, достиг хазар, которые тоже покорились, потом продолжил путь через страну тюрок и пустыню между тюрками и Китаем и т. д.58

Учитывая сказанное, когда сталкиваемся с заявлением, связывающим Александра с хазарами, которое не является явно абсурдным — как у Вахб ибн аль-Муннабиха о том, что завоеватель нашел хазар в Мерве и Герате59, мы не можем его не учитывать. Табари отмечает, что место встречи Александра и персидского правителя было в Хорасане, возле хазарской границы, где имело место великое сражение60. Если это предположение принять и даже если считать анахронизмом, все равно это важное свидетельство расширения деятельности хазар в какое-то время к востоку от Каспия. Но многие истории об Александре настолько далеки от фактических, что делать какие-либо однозначные выводы сложно. Это определенно относится к «Искандер-наме» Низами, где хазары, как правило, объединены с русскими в роли врагов завоевателя на севере61. Упоминание русских — явный анахронизм. Это идею, безусловно, подсказало поэту, писавшему в XII веке, то, что он знал об исторических набегах русских вниз по Волге и через Каспий62. Он был знаком с местными обстоятельствами в Кавказском регионе63. Понятно, что Низами придал собственный поворот истории об Александре, причем в другом направлении64. Сражения завоевателя с русскими до этого не упоминались ни одним автором. Так что вопрос об истинности традиции не ставится.

Пока из арабских и персидских источников мы узнали не слишком много о древности хазар. Остается выяснить, не прольют ли больше света на эту проблему и на хазар вообще источники третьей группы — отрывки из произведений мусульманских писателей, связывающие хазар с разными персидскими царями, в первую очередь Хосровом Ануширваном.

Мы располагаем повествованием о большой экспедиции против тюрок во времена Кея Хосрова под командованием четырех полководцев, один из которых, как сказано в тексте, наступал на врага по стране хазар. Но это время (Кей Хосров = Кир) было задолго до Александра, когда упоминание тюрок — явная неточность. Рассказ, найденный у Табари65, а также у ибн аль-Балхи66, определенно является более поздним творением.

Доселе неизвестная легенда о хазарском дворе присутствует в персидском тексте, хранящемся в библиотеке Лейденского университета67. Автор — некто Мухаммед ибн-Али аль-Катиб аль Самарканди — жил в XII веке и посвятил свой труд одному из Караханидов. Она была известна Хаджи Халифе68. Бартольд называет сей труд историческим69 — историческая работа, написанная в Трансоксиане при Караханидах, утверждает он, — но это, скорее, литература из серии «Зеркало для принцев». Соответствующий отрывок начинается в сложном высокопарном стиле, свойственном многим персидским авторам. «Хакан, царь хазар, был правителем, орел величия которого поймал симург счастья. Сокол его украшающей царство и питающей государство мудрости ловил павлинов, что было вершиной мирового господства»70. После описания привычек царей автор пишет, что «однажды хакан давал пир и сидел один со своими приятными спутниками». К нему зашел один из сыновей Даххака (то есть, очевидно, араб, ведь аль-Даххак — типичный бедуин-мародер из старых иранских легенд). Он вежливо поприветствовал хакана и был приглашен выпить с ним. Когда они стали пить, заиграли музыканты, и разговор пошел о музыке. Арабскому принцу было задано два вопроса подряд, на которые он ответил: «Что вы понимаете под слушанием музыки?» и «Почему слушатель иногда увлекается и забывает обо всем, когда слушает?». Получив ответы и, вероятно, довольный честностью и понятливостью гостя, хакан задал третий вопрос: «Почему удача (процветание) отвернулась от вас [то есть от арабов], когда цари земли набросили попону покорности на ваши плечи и небесные звезды осветили пыль на ваших порогах?» Сын Даххака ответил, что всему виной плохое управление. Завершает эпизод морализаторство автора. Очевидно, что это нравоучительная история в восточной манере, а вовсе не исторический труд. Даххак, как уже отмечалось, легендарный персонаж. Рассуждения его сына о слушании музыки отражают музыкальную теорию того времени. В целом рассказ был придуман или адаптирован автором XII века в назидание своему патрону71.

Для нас интерес представляет то, как Самарканди изображает хазар. В других источниках, и персидских, и арабских, как мы видели, доисламский хакан хазар — великий царь, положение которого — главы важнейшей части человечества — возводит его до ранга правителей Сасанидов и китайских императоров. Из всех более или менее апокрифических ссылок на древнее величие хакана хазар ни одна не представляет его так четко, как приведенный выше отрывок. Здесь он язычник, или, по крайней мере, немусульманин, отдающий должное вину и музыке. Он окружен свитой — в отличие от хаканов более поздних времен, которые, как нам известно, жили более или менее уединенно. К нему с почтением относится арабский принц. Кроме того, он хорошо информирован, вежлив и беседует о людских делах, проявляя простую мудрость. К сожалению, невозможно сказать, насколько все это соответствует действительности.

Нечто более определенное изложено в повествовании Масуди — инцидент, по его утверждению, имел место в VII веке при дворе Ширваха. Согласно истории Масуди72, во время конной прогулки царь спросил одного из своей свиты, помнит ли он известную хитрость, которую его предок Ардашир испробовал на царе хазар. Чтобы польстить царю и позабавить его, придворный прикинулся, что не знает этой истории, сделал вид, что увлекся рассказом царя, и даже позволил своему коню упасть в канал. Таким образом, мы понимаем, что хазары существовали во времена Ардашира (226—240). Хотя арабские историки кратко упоминают о активности Ардашира на хазарском направлении73, и даже описывают взятие Сула (Дербента), важного пункта на востоке Кавказа, очень трудно понять, какую хитрость имел в виду Масуди. Нам неизвестны инциденты, которые могли бы быть описаны подобным образом, впрочем, как и факты, однозначно указывающие на связь Ардашира с хазарами. Определенно, то, о чем повествует Масуди, нельзя считать свидетельством их существования в III веке. Почему, если обстоятельства хорошо известны и аутентичны, они не описаны в «Карманаке», труде, посвященном истории Ардашира, который перевел Нёльдеке?74 Самое правдоподобное объяснение — Масуди ссылается на какого-то другого персидского суверена.

Есть короткое анахронистическое упоминание о хазарах, выступивших против Шапура, сына Ардашира, в армиях императора Юлиана75. После этого мусульманские источники упоминают о них очень мало — или вообще не упоминают — до намного более позднего времени. Согласно Табари76, перс Фируз (457—484) возвел каменное сооружение в окрестностях Сула77, чтобы защитить страну от северных народов. А если верить греку Приску, Пероз (Фируз), утомленный длительной войной, предложил царю кидаритов Кунхасу мир и родство. Тот согласился, но получил в жены не сестру Пероза, как ему было обещано, а незнатную женщину, о чем он узнал вскоре от нее самой. Желая отомстить за этот обман, Кунхас обратился к Перозу с просьбой прислать ему для предводительства войсками в борьбе с соседями хороших военачальников. Когда последние в числе трехсот прибыли, он приказал часть из них убить, а часть изуродовать и отправить назад в Иран с извещением, что это месть за обман78. Нет оснований сомневаться, что факты, в том числе жестокая развязка, в основном таковы, как их описывает Приск. Ведь он был почти современником событий. Возможно, это и есть хитрость, которую перс испробовал на северном правителе? Не исключено, что именно о ней писал Масуди?

Прежде чем продолжать, необходимо рассмотреть вопрос: кто такие кидариты? Обычно считается, что Приск имел в виду эфталитов, или белых гуннов, от рук которых впоследствии погиб Пероз. Бьюри отметил, что кидариты — это, скорее всего, гунны, которые осели на транскаспийской земле и угрожали Дарьяльскому ущелью79. Приск упоминает, что персы в 465 году удерживали крепость Юроипаах80, очевидно, на восточной оконечности Кавказских гор, от кидаритов, и хотели помощи римлян. В другом месте он пишет, что, когда сарагуры в 468 году выступили против персов, они вначале пошли к Каспийским воротам, но обнаружили там персидский гарнизон и отправились другой дорогой81. Немного позже, в 472 году, персидское посольство в Константинополе объявило о победе над кидаритами и взятии приступом города Балаам. Название, похоже, является плодом вымысла копииста82.

В связи со всем, сказанным выше, возникает вопрос: может быть, кидариты в V веке — это хазары? Предположение о связи кидаритов и эфталитов этого не исключает. Ведь предполагается родство между эфталитами и хазарами. Утверждают, что институт полиандрии был характерен для хазар — или, по крайней мере, его существование подтверждается. У эфталитов тоже83. Но если текст Приска не является значительно искаженным, кидариты определенно отличаются от акациров (акатиров), о которых он тоже упоминает. Если кидариты и есть хазары, то акациры точно нет.

Но вернемся к повествованию. Кубад (488—531), как и его отец Пероз, был занят защитой Дербента. Часто упоминается, что он построил кирпичное оборонительное укрепление в регионе Кавказа84. Он отправил одного из своих полководцев против хазар, которые в это время занимали Арран и Джурзан (Джурджан)85, что на юге хребта. Большая часть этих территорий была у них отнята. Кубад построил в Арране города, впоследствии ставшие важными — Байлакан, Бердаа, Кабала. Об этом пишет аль-Балазури, которого считают авторитетным ранним автором (ум. 892). «Хазары — это те, кто покорили земли Армении. Над ними был царь хакан. Его представитель управлял Арраном, Джурзаном, Бусфурраджаном и Сисиджаном. Эти провинции назывались Четырьмя Армениями. Кубад (Кавад) вернул их Ирану, и они перешли к его сыну Хосрою Ануширвану до Баб-аллана (Дарь-яла), включая 360 городов. Персидский царь завоевал Баб-ал-абваб (Дербент), Табарсаран и Беленджер. Он построил город Каликала, а также многие другие и заселил их персами». Однако «хазары вновь завладели всем, что персы отняли от них и держали в своих руках до того времени, пока римляне не выгнали их и не поставили царя над Четырьмя Армениями»86. Первая часть отрывка явно указывает на время Кавада. Нам сообщают, что некий заместитель хазарского хакана управлял частью Армении, пока не был разгромлен персами. На первый взгляд нет оснований сомневаться в историческом характере сообщения, тем более что его подтверждают другие авторы. Что касается должности (титула) или имени этого заместителя, и то и другое должно быть тюркским, как имена и титулы другой известной нам хазарской номенклатуры. Вторая часть отрывка относится к ситуации на хазарской границе в более поздний период, незадолго до прихода арабов. Таким образом, мы имеем информацию о первом установленном появлении хазар, совершавших набеги или мигрировавших к югу от Кавказа. Дата — не позднее 531 года (смерть Кавада). Более того, мы узнаем о существовании Хазарского хаканата (каганата) и даже двойного царствования в это самое время.

Все это очень сложно. И дело не просто в том, что хазарский хакан и его представитель в существующих источниках не называются прямо до значительно более позднего времени. Существование хакана у тюркских народов обычно понимается как знак их суверенитета и независимости. Когда хазары появляются в следующий раз, это уже часть западнотюркской конфедерации. Кроме того, если считать информацию Якуби истинной, хазары, их хакан и его представитель существовали уже тогда, когда Западнотюркской империи еще не было, и даже раньше, чем возникла первоначальная тюркская федерация (552). И если хазары вполне могли существовать на западе и до этого времени, представляется практически очевидным, что их появление как внушительной силы было связано с упадком западных тюрок. Правление западно-тюркских каганов (хаканов) продолжалось до 657 или 659 года, когда их разбили китайцы87. После этого следовало бы ожидать возникновения Хазарского каганата88. Более поздние исследования подтвердили удивительные заявления Якуби. Контекст сообщения Якуби — это генеалогия северных народов, источник которой не уточняется89, но которая согласуется с генеалогией, данной Хишамом аль-Кальби90. Можно предположить, что это и есть источник Якуби, тем более что в других местах Хишам аль-Кальби упоминает хакана хазар91. Это дает нам значительно более достоверные даты существования двойного царствования у хазар. Главным источником аль-Кальби был его отец, умерший в 146/763 году. Сам он дожил до 204/819 года92. Дата за три века до этого — почти наверняка слишком ранняя. Однако вряд ли можно считать случайностью то, что хазары начали упоминаться во время правления Кубада-Кавада и Ануширвана (531—579). Растущее число точных указаний на это, пожалуй, доказывает, что они действительно уже вышли на историческую сцену93.

Табари94 сообщает, что Ануширван разделил империю на четыре большие провинции — сатрапии, одной из которых был Азербайджан и соседняя с ним «страна хазар». Он заключил союз с народом, называемым сулы, жившим в восточной части Кавказа по соседству с «проходом Сул» (Дербентом), победил банджар95, баланджар и другие народы, которые могли быть хазарами96 (если так, они отличались от других), когда те вторглись в Армению, а уцелевших из них, числом 10 тысяч, поселил в Азербайджане. Он построил Баб-ал-абваб — так Дербент назывался в арабские времена, крепость и город с целью удержания северных народов. Этой цели он исправно служил в последующие века.

Фигура Ануширвана всегда привлекала рассказчиков. У Кудамы97 и Йакута98 мы находим следующую историю. Ануширван опасался враждебности хазар и написал их царю письмо, предложив мир и союз. Для этого он попросил в жены хазарскую принцессу и предложил в обмен свою дочь. Хазар согласился. Ануширван в установленное время получил невесту. Но девушка, которую он отправил к хазарам, была не царской крови. Некоторое время спустя два правителя встретились в месте, называемом Баршалия, где в течение нескольких дней предавались увеселениям. Затем Ануширван приказал поджечь часть лагеря хазар, а когда царь пожаловался, заявил, что ничего не знает. После этого он приказал поджечь свой лагерь и на следующий день явился к хазарам во гневе, заявив, что они не оправдали его доверия. В завершение он сказал, что, хотя может существовать дружба между ним и его братом, никогда не может быть мира между армиями, и поэтому лучше всего построить между ними стену. Хазарский царь согласился и предоставил персам укреплять Дербент. Позднее он узнал, что Ануширван обманул его с браком и беспрепятственно построил стену. Царь был в ярости, но уже ничего не мог сделать.

Представляется вероятным, что эта история — или нечто очень похожее — и есть та самая хитрость, на которую ссылается Масуди. Это явно не историческое повествование. Случай, о котором рассказал грек Приск, якобы имевший место во время правления Фируза, — основа первой части истории99. Он отнесен к Ануширвану, поскольку тот женился на дочери кагана западных тюрок Синджибу (Истами)100. То, что Ануширван ответствен за сооружение дербентской стены — части оборонительных укреплений Кавказа, — не подвергается сомнению, однако обстоятельства, приведенные во второй части истории, являются художественным вымыслом. Разница между легендой и исторической записью показана другой цитатой из Табари101. «Самым сильным, отважным и мощным из турок был хaкaн Синджибу, и у него было больше всего войска; это он убил Вазра, царя эфталитов, нисколько не устрашившись их многочисленности и силы102. Убив царя и все его войско, захватил в виде добычи их богатства и овладел их страной. Синджибу подчинил себе банджар, баланджар и хазар103(?), и показали они ему свою покорность и дали знать ему, что иранские шахи продолжают платить им деньги за ненападение на их страну. Тогда Синджибу выступил во главе большой армии, подошел к пограничным областям Сула, и отправил Хосрову Ануширвану угрожающее и высокомерное послание с требованием денег, которые он раньше уплачивал трем народам, упомянутым выше. А если Хосров не поспешит послать ему требуемое, то он вторгнется в его страну и нападет на него. Но Хосров Ануширван не обратил внимания на его угрозы вследствие того, что возвел у ворот Сула укрепления.

Помимо этого, Хосров знал, что по его распоряжению границы Армении охраняются отрядом в 5000 воинов, конных и пеших. Хaкaн Синджибу узнал, что Хосров укрепил границу Сула и ушел восвояси вместе с теми, что были с ним». Это повествование, безусловно, имеет признаки аутентичности, отсутствующие у Кудама и др. На основании его можно утверждать, что некоторые группы, позже бывшие в составе Хазарской империи, и, возможно, сами хазары, находились под лидерством западных тюрок против персов. Было это в период, определенный поражением эфталитов, то есть около 567 года104, и смертью Синджибу в 575 или 576 году105. Тогда западнотюркские силы были посланы сыном Синджибу, чтобы присоединиться к утигурам, осадившим крымское царство Боспор (город Пантикапей, современная Керчь)106. Ясно, что в этот период западные тюрки действовали к северу от Кавказа. Но встреча Ануширвана и царя хазар или тюрок в Баршалии, как сказано в рассказе Кудама, не подтверждается.

Об Ануширване рассказывают и другие истории. Когда была построена дербентская стена, на уступе горы установили трон, сидя на котором можно было смотреть на море. Когда Ануширван однажды сидел на нем, перед ним появился монстр, наделенный речью, который обратился к царю. Он сказал, что видел, как эта граница семь раз закрывалась и столько же раз открывалась. Но Ануширвану предназначено судьбой закрыть ее навсегда. Также утверждают, что после завершения стены Ануширван навел справки относительно Каспия. Он узнал, что хазарский город Ал-Байда находится в четырех месяцах пути, и решил его посетить. Его не смогли переубедить те, кто утверждал, что в северной части Каспийского моря располагался водоворот Львиная Пасть, через который не могло пройти ни одно судно. Ануширван поднял паруса и вскоре достиг водоворота. Там он оказался на краю гибели, но чудесным образом спасся и достиг своей цели. Потом он благополучно вернулся обратно107. Все эти истории — всего лишь присказки к фактическому рассказу о том, что Ануширван укрепил Дербентский проход.

На смену Ануширвану пришел его сын Ормизд (579—590). Ормизд воевал против хакана Синджибу еще при жизни отца108, а позже, став царем Персии, был вынужден встретиться с большой коалицией, в которой лидерство принадлежало тюркам, а входили в нее греки и хазары109. Ормизд написал письмо греческому императору, предложив ему в обмен на мир возврат городов, захваченных его отцом, и предложение было принято. Далее он направил своих полководцев против владыки хазар (сахиб аль-хазар), которые были изгнаны с персидской территории. Теперь Ормизд мог вплотную заняться тюрками. Это повествование по большей части интересно отношениями хазар и тюрок. Судя по всему, хазары подчинялись приказам тюрок и входили в Западную Тюркскую империю. В любом случае нет оснований полагать, что в это время они обладали независимостью. Атака на Персию имела место в одиннадцатый год правления Ормизда, то есть около 589 года.

Именно со времени правления Ормизда ссылки на хазар стали появляться и в других источниках, в первую очередь у сирийских авторов Михаила Сирийца и Захария Ритора110. Давайте посмотрим, что грек Прокопий рассказывает об обитателях земель Северного Кавказа в его время — в первой половине VI века. Согласно Прокопию, аланы и абхазы, которые были христианами и большими друзьями римлян, жили в этом регионе вместе с зихами (черкесами), и дальше жили гунны-сабиры, упомянутые вместе с другими гуннскими нациями. Во время правления императора Анастасия (491—518) гунн Амбазук владел Каспийскими воротами (Дербент), а после его смерти они перешли к Каваду. Прокопий утверждает, что многочисленные сабиры жили рядом с Кавказом и были разделены на несколько разных групп111. Судя по всему, о хазарах как таковых ему ничего не было известно.

Термин «сабиры» для нас новый. Но Прокопий — не первый и не единственный автор, упоминающий сабиров. Согласно Приску112, они появились на границах Европы в V веке (до 465 года), вытесненные со своих земель на востоке аварами. В следующем веке Йордан ссылается на них как на одну из двух крупных ветвей гуннов113. Утверждения Прокопия подтверждаются Феофаном, согласно которому они прошли через Каспийские ворота около 514 года и вторглись в Каппадокию и Галатию114.

Тогда сабиры были врагами персов на северо-восточной границе в течение длительного периода до появления западных тюрок и даже позже. После второй половины VI века они не упоминаются в источниках как национальная группа, и, вероятно, представляется важным, что около 576 года часть или, не исключено, их остатки были переселены греками на юг от Кура115. Предположительно в это время хазары утвердили лидерство над племенами, жившими к северу от Кавказа. Если и есть некоторые сомнения в отношении ранних ссылок на хазар, живущих в этих местах, впоследствии их нет и быть не может. Масуди (X век) называет хазар тюркскими сабирами116. Вероятно, то же самое подразумевает и Махмуд аль-Кашгари (II век)117. Изначально две группы были разными118. То, что позднее их идентифицировали, возможно, наилучшим образом объясняет гипотеза, будто хазары подчинили и затмили сабиров. В любом случае имела место важная перемена среди племен на Северном Кавказе. Она происходила в конце VI или в начале VII века. Не только сабиры, но и другие племена перестали упоминаться в источниках под своими старыми названиями (сарагуры, утигуры, самандар, баланджар и др.). Это не может быть случайностью. Несомненно, это связано с возрастающим давлением хазар.

О событиях, которые привели к их контакту с греческим императором Ираклием, мы информированы сравнительно неплохо благодаря самым разным источникам — греческим, армянским и грузинским. В 627 году Ираклий был в Тифлисе с одной из экспедиций против Персии, которую он предпринял, чтобы отвлечь внимание персов от своей страны. Здесь его встретили хазары, которыми командовал зибел — второе лицо после хакана. Для этого они прошли Каспийские ворота. Гиббон описал встречу Ираклия и хазар119. Зибел представил Ираклию своего сына, отправил на императорскую службу 40 000 человек и ушел в свою страну. А Ираклий пошел с хазарским воинством дальше, на персидскую территорию. Когда наступила зима, а новых союзников атаковали персы, хазары разошлись с Ираклием — возможно, им не понравился греческий метод ведения военных действий. Ираклий продолжал наступление с императорскими войсками, но, когда он находился в трех днях пути от Ктесифона, персидской столицы, вспыхнул мятеж, который ускорил смерть Хосрова. Его сын поспешил договориться с Ираклием, который в 628 году повернул обратно120.

Армянская версия развития событий несколько отличается121. В 625 году хазары вторглись в Армению и, собрав огромную добычу, вернулись через Дербент. В следующем году хазарский царь решил повторить успех. Был дан приказ всем, кто под его властью, — «племенам и народам, обитателям гор и равнин, живущим под крышами и под открытым небом, имеющим бритые головы или длинные волосы» — быть готовыми выступить по сигналу. Когда настало время, хазары пришли в движение. Они взяли и уничтожили крепость Цур (Дербент), для сооружения которой персидские цари не жалели ни времени, ни сил, и двинулись на юг, убивая жителей и грабя богатства страны. Через некоторое время они подошли к Тифлису. Там, как уже говорилось, они встретились с Ираклием. Две армии, действуя согласованно, осадили Тифлис, который уже был готов сдаться, когда к защитникам подоспело сильное подкрепление. Союзники решили отойти, договорившись в следующем году снова объединить силы. После этого, около 626 года император отправил одного из своих советников на переговоры с хазарами. Чтобы договориться об окончательных условиях, 1000 хазарских конников посетили Константинополь. Эти переговоры, если, конечно, информация аутентична, очевидно, должны были иметь место до встречи в Тифлисе. В следующем, 627 году «царь севера» отправил обещанное войско под командованием сына своего брата Шада. Хазары разграбили Арран и Азербайджан.

В 628 году, согласно тому же повествованию, хазары вторглись в Арран, взяли Бердаа и повернули на запад к Тифлису. Ими командовал Джебу (или Ябгу) — хакан. Они осадили грузинский город, и скоро к ним подошли греки с Ираклием, только что одержавшие победу в Персии. Но жители города оказали сопротивление, и обе армии в конце концов отошли. Через некоторое время Джебу-хакан и его сын Шад все-таки взяли Тифлис. Когда город пал, два военачальника были доставлены к Джебу, который проявил к ним отвратительную жестокость. Их ослепили, подвергли страшным пыткам, а потом выставили их тела на стенах города. Источник также сообщает, что «царь севера» взял дань у плавильщиков золота и серебра, шахтеров, добывавших железную руду, и рыбаков на реке Кур. А в 629—630 годах хазарский царь подготовил большое вторжение, выслав вперед 3000 конников под командованием некоего Чорпан-тархана. Десять тысяч персов были разгромлены, а хазары распространились по Армении, Грузии и Аррану.

Нет никакой необходимости пытаться согласовать все версии повествований. Однако для нас чрезвычайно важна идентификация лидеров хазар. Упомянув о стремлении Ираклия к союзу с «тюрками с востока, которых называли хазарами», Феофан утверждает, что хазары прорвались через Каспийские ворота под командованием зибела. Зибел представил в Тифлисе Ираклию своего сына, уже известного нам Шада, юношу, у которого пробивался пушок на подбородке. Позже в повествовании хазары упоминаются просто как тюрки. Армянский источник подчеркивает, что «царь севера» послал войска под командованием сына своего брата, которого называли Шад, а затем Джебу-хакан и его сын Шад разорили Грузию и Арран. Таким образом, зибел — Джебу, сын зибела — Шад, а «царь севера» — хазарский хакан. Поскольку нет сомнений в том, что Джебу (ср. груз. Джибгу)122 — это турецкий титул ябгу, даваемый братьям и сыновьям суверена, мы имеем зибел — хазарский ябгу. Но есть и серьезные возражения. Если зибел — второй по рангу человек после хакана (существование которого до этого времени не подтверждено), он соответствует хазарскому беку (бегу), который не принадлежал к семейству хакана, как нам известно из поздних арабских источников123. Зибел идентифицируется с Джебу-хаканом. Как подчиненный может носить высший титул? Более того, создается впечатление, что армянский источник только внешне различает Джебу-хакана и «Царя севера»124, царя хазар. Это не согласуется с Феофаном, согласно которому зибел/джебу — второй по достоинству титул после хакана. Зибел на самом деле это не хакан Хазарии, и не носитель подчиненного титула среди них (бек, ябгу).

Автор армянского повествования знает одного главу, которого он называет джебу, или ябгу, хаканом и ошибочно идентифицирует с царем хазар. Но ябгу-хакан — это титул правителя западных тюрок125 со дней Синджибу (Син или Сир ябгу). Тогда зибел — правитель западных тюрок, всеобщий вождь, но все же второй по достоинству, как утверждает Феофан, после высшего хакана (кагана) тюрок. Возможно, его следует идентифицировать с каганом западных тюрок, упомянутым в китайских источниках как тон-ябгу, резиденция которого была в районе Чу и Тараза, к северу от Ташкента126. Таким образом, ситуация в 627 году остается такой же, как мы представляли ее раньше: хазары выступили при лидерстве западных тюрок. И нет никаких свидетельств существования хазарского хакана или бека.

Этот вывод подтверждается следующим наблюдением: если титул ябгу можно проследить до хунну (гуннов), и, очевидно, он существовал у авар, западных тюрок и других тюркских народов127, то едва ли появлялся у хазар. В пространных арабских рассказах о войнах с хазарами, не говоря уже о других источниках, насколько известно автору настоящей книги, он не встречается. Единственная ссылка на ябгу у хазар содержится в труде персидского историка Мирхонда (XV век), который в связи с подъемом сельджуков говорит о «царе хазар, называемом пайгу» — ябгу128. Однако Мирхонд не является авторитетом в подобных вопросах. В ранней версии той же истории предок сельджуков (Тукак, вождь гузов) спорит с «пайгу, царем тюрок»129. Нет сомнений, что это его собственный вождь — ябгу гузов130.

Есть еще один момент. Армянский автор Себеос упоминает «хакана северных земель» вместе с его полководцем. Позже он назвал его Чепетух (очевидно, ябгу) из Ченастана (Китая). Тот принял ряд армян, которые впоследствии прошли Дербент и отправились на помощь Ираклию131. Судя по всему, это ссылка на события 627 года. В выражении «Ченастан Чепетух» мы не можем не заметить ту же оригинальную форму, что и в «синджибу». Вероятно, Себеос перевел первую часть как Sin-China (Китай). Это интересно, поскольку дает объяснение ссылкам в «Дербент-наме» на таинственного Хакан-и-Чина (хакан Китая), который якобы помогал хазарам против мусульман в 652 году132. Но помимо этих двух текстов нет никаких свидетельств существования тюркского правителя Синджибу после VI века. Упоминание этого слова позже — вероятно, анахронизм.

Подводя итоги сказанного в этой главе, мы можем отметить следующее: обзор доступных источников не выявил точных следов хазар до VI века. Во второй половине века — когда начался подъем тюркского могущества — они впервые упоминаются напрямую. В первой половине VII века они еще остаются под властью тюрок. Позже, но в этом же веке, они получают независимость. Хазарская связь с западными тюрками не является точно выраженной, но, ввиду сказанного, нет никаких сомнений в том, что она существовала. Того же нельзя сказать с уверенностью относительно возможной связи через акациров с гуннами или предполагаемого родства с эфталитами.

Примечания

1. Иными словами, это военный термин. Доктор Алан Росс из университета Бирмингема пишет, что в мадьярском словаре Барци husza'r — это заимствованное слово от сербо-хорватского husar, которое, в свою очередь, тоже является заимствованным словом от греческого chosarios. Слово chosarios, предположительно, то же самое, что Khosiarioi, данное Рейске как сомнительно происшедшее от слова Khazar (Constant. Por., ed. Bonn, II, 675) со значением latrones et sicarii. Слово в форме и со значением, указанным Рейске, присутствует в Harmenopulos (XIV в.), I, tit. 4, § 9.

2. Так у Заячковского в «Проблеме» и других трудах. Заки Валиди обходит определение молчанием, а О. Прицак предлагает альтернативу: qazar (Khazar) — «ein Kollektiv zu qazan», и обещает разъяснить этимологию qazan позже.

3. Заячковский, там же.

4. Noms turcs, 207—224 (специальная статья о хазарах).

5. Mél. Émile Boisacq, Annuaire de l'Institut de Phil. et d'Hist. Or. et Slaves, V (1937), Brussels, 295—312.

6. Ed. Bonn, 485.

7. Ed. Chabot, 381, col. 1, line. 9.

8. Ed. Budge, 32b, col. 1, line 15.

9. Barthold, E.I., art. Bulghār.

10. Ed. Bonn, 282ff, Chavannes, Documents, 246ff.

11. Не отождествлено. Til — очевидно, то же, что atil, itil — река. Ср.: Atil, Itil = Волга. Zeuss (Die Deutschen, 713n.) отрицает, что имелась в виду Волга. Маркварт, а за ним и Шаванн (Documents, 251) предполагает, что речь идет о Толе, притоке Орхона, но она, как мне кажется, слишком далеко на востоке.

12. Menander Protector, ed. Bonn, 400.

13. Menander, там же, 282.

14. Ср.: Marquart, Streifzüge, 488.

15. Аналогично, другой важный хазарский город Баланджар (Беленджер), вероятно, получил название по групповому имени его обитателей. См. далее.

16. Priscus, ed. Bonn, 197.

17. Ed. Mommsen, 63.

18. Рассказ Истахри о хазарах приведен в гл. 5.

19. Die Deutschen, 714—715.

20. Streifzüge, 41, n. 2.

21. Ибн-Фадлан, XXXI.

22. Rubens Duval, цит.: Chavannes, Documents, 250, n. 4.

23. Ed. Pinder, Parthy, 168.

24. Имеется в виду поздняя Вэй.

25. Ибн-Фадлан, 294. Хотя на основании той же традиции первоначальный дом хазар — нижнее течение Окса. См. там же, 244, 266.

26. Там же, 328.

27. Там же, 311.

28. Хронология текста сумбурна, предлагая и эти даты, и промежуточные. Enc. Brit. (14th ed.), s.v. датирует хазар 198 г. Carmoly (Khozars, 10, в: Itinéraires de la Terre Sainte, Brussels, 1847), вероятно, ссылается на тот же инцидент, когда повествует о хазаре Юлуфе (Juluf), который правил 17 нациями на Волге и, преследуя какие-то мятежные племена, ворвался в Армению между 178 и 198 гг. Источник информации Carmoly мне неизвестен.

29. В переводе XVIII в. Whinston, II, 62 (65) «sub duce ac rege eorum Venasepo Surhaco». Kutschera считал, что имелись в виду два царя хазар (Die Chasaren, Vienna, 1910, 38).

30. Краткий обзор мнений относительно Мовсеса Хоренаци см. ст. A.O. Sarkissian, J.A.O.S., vol. 60 (1940), 73—81.

31. Самый известный пример грузинских рассказов см.: Brosset, Inscriptions Georgiennes etc., M.R.A., 1840, 329.

32. Ibn-'Abd-Rabbihi, al-'Iqd al-Farīd, ed. of A.H. 1331, II, 210. Анекдот комментирует Fr. Rosenthal, Technique and Approach of Muslim Scholarship, Analecta Orientalia, 24 (1947), 72.

33. IV, 59.

34. Рассказ Истахри о хазарах см. в гл. 5.

35. Bodleian MS., I, 874, fol. 71.

36. Yāqūt, Mu'jam al-Buldān, s.v. Khazar.

37. Ibn-'Abd-Rabbihi, указ. соч., I, 166.

38. Ṭabari, I, 899. Согласно ibn-Khurdādhbih, лица, желавшие получить доступ к персидскому двору из страны хазар и аланов, задерживались у Bāb al-Abwāb (B.G.A., VI, 135).

39. Ibn-al-Balkhi, Fārs Nāmah (G.M.S), 97.

40. Ed. Houtsma, I, 17.

41. Там же, I, 203, ср.: Маркварт, Str. 491.

42. I, 217—218.

43. Ср.: Gen. 10.2.

44. H.A.R. Gibb, Arab Conquests in Central Asia, London, 1923, 83ff. Ср.: гл. IV, n. 96.

45. Ibn-Faḍlān, 196ff.

46. Там же, 244f, n. 3.

47. Mercure de France, vol. 229 (1931), 39ff.

48. B.G.A., V, 289.

49. Ed. Reinaud, De Slane, 219.

50. Tanbīh, 62.

51. «Conversion», § 3.

52. Ṭabari, I, 229.

53. Loc. cit., Khazaria, 23, 142. Ср.: Ibn-Sa'd, I, I, 22, Ṭabari, I, I, 347ff.

54. См.: V. Minorsky, «Tamīm ibn-Bahr's Journey to the Uyghurs», B.S.O.A.S., 1948, XII/2, 282.

55. Ibn-Faḍlān, 294.

56. Fadā'il-al-Atrāk, transl. C.T. Harley Walker, J.R.A.S., 1915, 687.

57. Ed. Mehren, 262.

58. Dīnawari, Al-Akhbār al-Ṭiwāl, ed. Guirgass, Kratchkovsky, 37ff.

59. Цит.: Заки Валиди, Ibn-Faḍlān, 294.

60. I, 699.

61. Например, Qantāl, вождь русов, «из множества аланов, хазар и буртас собрал армию, как море или горы». Александр говорит: «От хазарских гор до китайского моря я вижу землю — везде одни тюрки». В другом месте армия русов построена с людьми хазарскими.

62. Это обсуждается в гл. 9.

63. А еще был поэт Хакани (Хагани). Также см. гл. 9.

64. Ср.: Nöldeke, Beiträge zur Geschichte des Alexanderromans, Denkschriften d. Wien, Akad, B, 38, No. 5, 51—53.

65. I, 609.

66. Указ. соч., 45.

67. Catalogus Codicum Orientalium Bibl. Acad. Lugduno-Batavae, III, 14, No. 927.

68. I, 368.

69. Turkestan (G.M.S.), 18.

70. Профессор Минорский любезно согласился помочь в переводе этого трудного предложения.

71. Имели ли караханиды особый интерес к хазарам? См. гл. 6.

72. Murūj. VI, 124.

73. Ср.: ibn-Kjaldūn, ed. of A.H. 1284, II, I, 169.

74. Beiträge zur Kunde der indogermanischen Sprachen, IV (1878), 22ff.

75. Ṭabari, I, 840.

76. I, 895.

77. Это греческое Tzour (Procopius, Hist. VIII, III, 4) от армянского tsur — дверь.

78. Ed. Bonn, 220ff.

79. Bury, Theodosius, II, 7, n. 5.

80. Там же, 159.

81. Там же, 161.

82. Там же, 165.

83. Marquart, Historische Glossen, 200; Ср.: Zeki Validi, Ibn-Faḍlān, 131.

84. Balādhuri, 194; ibn-Khurdādhbih, 123. Согласно Балазури, стена тянулась от провинции Ширван (на Каспии) до Баб ал-Лана (Дарьяльское ущелье на Кавказе).

85. Balādhuri, loc. cit.; ibn-Khurdādhbih, 122. Провинции Арран, Джурзан и Сисаджан были в Хазарском царстве.

86. Historiae, ed. Houtsma, I, 203—204.

87. Chavannes, Documents, 267—268.

88. Заки Валиди (Ibn-Faḍlān, 293) утверждает, что традиция каганата у хазар древнее, чем у западных тюрок.

89. Ср.: Marquart, Streifzüge, 491.

90. E. g. Ṭabari, I, 218ff.

91. См. supra, nn. 53, 54.

92. Даты из Brockelmann, G.A.L., I, 139.

93. Ссылка Пехлеви на хазар может быть в Bahman Yasht, датированной этим периодом.

94. I, 894—895, очевидно, часть официальной директивы персидскому губернатору Азербайджана и Армении (ср.: там же, 892), в любом случае из источника Пехлеви (см. ниже).

95. Возможно, это следует читать, как Маркварт, Бургар, — форма Пехлеви для булгар. См. гл. 3.

96. В Лейденском тексте ed. of Ṭabari (Nöldeke) присутствует «Abkhāz», но ср.: Marquart, Streifzüge, 16 и ссылки в п. 3 там же.

97. B.G.A., VI, 259ff. Тот же текст практически verbatim в: Balādhurt, 195—196, где тюрки = хазары.

98. Buldān, s.v. Bāb al-Abwāb.

99. См. выше.

100. Ср.: Marquart, Historische Glossen, 199.

101. I, 895—896, продолжение в источнике Пехлеви, на который ссылка в п. 94.

102. Ср.: Chavannes, Documents, 226.

103. Текст «Abkhāz», ср. п. 96.

104. Chavannes, loc. cit.

105. Chavannes, 242.

106. Menander Prot., ed. Bonn, 404; ср.: Chavannes, 241.

107. Ibn-al-Faqīh, 289.

108. Dīnawari, 69ff. Мирхванд, который цитирует Динавари, производит замену: вместо «Синджибу хакан» — «хакан Китая». См. ниже.

109. Dīnawari, 81. Табари (I, 991) добавляет, что в то же самое время арабы атаковали на юге.

110. См. выше.

111. Procopius, Hist. II, XXIX, 15; VIII, III, 5; I, X, 9—12; VIII, XI, 23.

112. Ed. Bonn, 158.

113. Getica, ed. Mommsen, 63.

114. Ed. Bonn, 249.

115. Menander Prot., 394.

116. Tanbīh, 83.

117. Ср.: Zeki Validi, Ibn-Faḍlān, 203.

118. Chazirk' и Savirk' — отличаются в «Армянской географии», приписываемой Мовсесу Хоренаци (Marquart, Streifzüge, 57).

119. Decline and Fall of the Roman Empire, с. 46.

120. Theophanes, ed. Bonn, 485ff; Chavannes, Documents, 252ff.

121. Moses of Kaghankaytuk (Kalankatuk). См. Patkanian в: J.A., VI, VII (1866), 205ff; Chavannes, там же, Мовсес Каланкатукский писал в X веке (Minorsky, Ḥudūd, 398).

122. Грузинская хроника дает рассказ об этих событиях (Brosset, Histoire de la Géorgie, I, 227—229), но, как утверждает Маркварт (Streifzüge, 394, n. 2), это второстепенный источник.

123. См. гл. 5.

124. Ср.: Chavannes, Documents, 255, n. 3.

125. Chavannes, 38, n. 5.

126. Marquart, Streifzüge, 498; Chavannes, Documents, 52.

127. Pelliot, «L'origine des Tou kiue», T'oung Pao, 1915, 688, n. 5; Zeki Validi, Ibn-Faḍlān, 140.

128. Цит.: Von Stackelberg, W.Z.K.M., XVII, 58.

129. Ibn-al-Athīr, IX, 162, s. ann. 432.

130. См. гл. 9.

131. Patkanian, там же, 196; Ср.: Chavannes, Documents, 255, n. 3.

132. Ed. Kasem Beg, 494. Казем-Бек утверждает (там же, 501), что, согласно «Табари», хазары двадцатью годами позже, вторгнувшись в Азербайджан, просили помощи китайского императора против арабов.

«Табари» Казем-Бека — это тюркская версия «Балами», где есть соответствующий абзац, относящийся к экспедиции Джарраха. См. гл. 4.